Культура

Шведская семья Свен Нурдквист, которого вы не знаете

15 фото

Шведский художник Свен Нурдквист для современных детей — все равно что Астрид Линдгрен для поколения их родителей. Подробности жизни старика Петсона и котенка Финдуса, вредности ворона Кракса и дипломатия коровы Мамы Му последние 15 лет помогают и российским детям в том числе скорее доесть суп или кашу, научиться складывать буквы в слова, а слова в предложения. 30 апреля классику мировой детской литературы исполняется 70 лет. «Лента.ру» публикует неизвестные рисунки Свена Нурдквиста с его собственными комментариями. Иллюстрации художника к своим и чужим книгам можно будет увидеть в альбоме «Свен Нурдквист. Жизнь в картинках», который выпустит осенью издательство Albus corvus.

Свен Нурдквист «Петсон и Финдус»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Книга «Именинный пирог». В ней впервые появились Петсон и Финдус. Никто тогда и думать не мог, что из этого выйдет. Я рад, что у меня сохранились первые эскизы и наброски.

Наброски к первой книге серии о Финдусе

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Книга «Именинный пирог». В ней впервые появились Петсон и Финдус. Никто тогда и думать не мог, что из этого выйдет. Я рад, что у меня сохранились первые эскизы и наброски.

Черновики «Петсона и Финдуса»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Эскизы к «Петсону и Финдусу»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

«Петсон и Финдус». Адвент-календарь 1993 года, нарисованный Свеном Нурдквистом

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

В двух книгах датчанки Салли Альтшулер — «Начало» и «Ноев ковчег» — я рисовал акрилом на тисненой бумаге, обводил тушью контуры, использовал акварель.

Салли Альтшулер «Ноев ковчег»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

В двух книгах датчанки Салли Альтшулер — «Начало» и «Ноев ковчег» — я рисовал акрилом на тисненой бумаге, обводил тушью контуры, использовал акварель.

Когда я делаю иллюстрации не к Петсону и не к Маме Му, я пробую новые техники и манеры рисования.

Салли Альтшуллер «Начало»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Когда я делаю иллюстрации не к Петсону и не к Маме Му, я пробую новые техники и манеры рисования.

Когда мне однажды позвонили Томас и Юя Висландеры и спросили, не хочу ли я нарисовать иллюстрации к книге о Краксе и Маме Му, я уже знал этих персонажей. Мои дети любили слушать радиопередачи про них, и мне они тоже нравились. Я сделал несколько набросков коровы и вороны. Кракс им понравился сразу, на эскизах он был потрепанный и лохматый — как раз таким его представляли Юя и Томас. С Мамой Му оказалось сложнее. Я перерисовывал ее несколько раз, но вскоре они решили, что у голоса появился новый образ. И признали, что Мама Му именно такая, какой должна быть.

Эскизы к книге о Краксе и Маме Му

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Когда мне однажды позвонили Томас и Юя Висландеры и спросили, не хочу ли я нарисовать иллюстрации к книге о Краксе и Маме Му, я уже знал этих персонажей. Мои дети любили слушать радиопередачи про них, и мне они тоже нравились. Я сделал несколько набросков коровы и вороны. Кракс им понравился сразу, на эскизах он был потрепанный и лохматый — как раз таким его представляли Юя и Томас. С Мамой Му оказалось сложнее. Я перерисовывал ее несколько раз, но вскоре они решили, что у голоса появился новый образ. И признали, что Мама Му именно такая, какой должна быть.

Кракс и Мама Му

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Маслом я в основном рисую портреты. Однажды я попробовал написать портрет моего младшего сына в образе симпатичного Рослина, но в шляпе и с пингвином. Как я и подозревал, сложнее всего оказалось писать бархат.

Портрет младшего сына художника

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Маслом я в основном рисую портреты. Однажды я попробовал написать портрет моего младшего сына в образе симпатичного Рослина, но в шляпе и с пингвином. Как я и подозревал, сложнее всего оказалось писать бархат.

В середине 1970-х, когда я все еще жил в Хальмстаде, я пошел на вечерние курсы офорта. Я и раньше пробовал разные техники репродукции картинок: линогравюру, шелкографию, фотографию. В течение десяти лет я много занимался графикой, выставки моих офортов проходили в региональных шведских галереях. Потом я переехал в Стокгольм и получил доступ в мастерскую Общества художников-графиков. Спустя пару лет мы переехали в деревню, где я и начал рисовать иллюстрированные книги для детей — это было одним из самых приятных занятий. С тех пор я перестал заниматься графикой.

Иллюстрация из книги «Вместе мы победим»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

В середине 1970-х, когда я все еще жил в Хальмстаде, я пошел на вечерние курсы офорта. Я и раньше пробовал разные техники репродукции картинок: линогравюру, шелкографию, фотографию. В течение десяти лет я много занимался графикой, выставки моих офортов проходили в региональных шведских галереях. Потом я переехал в Стокгольм и получил доступ в мастерскую Общества художников-графиков. Спустя пару лет мы переехали в деревню, где я и начал рисовать иллюстрированные книги для детей — это было одним из самых приятных занятий. С тех пор я перестал заниматься графикой.

Заниматься графикой и свободным рисованием — это совсем другое, нежели иллюстрирование текста. На выходе получаются совершенно разные картинки. Обстоятельная неторопливая техника, в которой выполняются гравюры и оттиски в один или в два цвета, также заключает в себе объяснение различий в этих картинках.

«Туристическая поездка-2. В зоопарке»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

Заниматься графикой и свободным рисованием — это совсем другое, нежели иллюстрирование текста. На выходе получаются совершенно разные картинки. Обстоятельная неторопливая техника, в которой выполняются гравюры и оттиски в один или в два цвета, также заключает в себе объяснение различий в этих картинках.

Рисунок, сделанный Нурдквистом в возрасте 16 лет

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

«Волшебные линзы и тайные ящики» Пелле Экермана была первой научно-популярной книгой, которую я проиллюстрировал. Я очень старался, сам делал верстку и хотел, чтобы на полях было много поясняющих рисунков. У Пелле была прекрасная идея научно-популярных комиксов и экспериментов в рисунках. Получилась очень любопытная книга, которая выиграла премию в Германии.

Пелле Экерман «Волшебные линзы и тайные ящики»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

«Волшебные линзы и тайные ящики» Пелле Экермана была первой научно-популярной книгой, которую я проиллюстрировал. Я очень старался, сам делал верстку и хотел, чтобы на полях было много поясняющих рисунков. У Пелле была прекрасная идея научно-популярных комиксов и экспериментов в рисунках. Получилась очень любопытная книга, которая выиграла премию в Германии.

«Где моя сестра?» — это совершенно особенная книга. Все остальные мои книги начинались с текста, а эту я с самого начала задумал как книгу без слов. Первые эскизы я сделал очень давно, еще до того, как нарисовал первую книгу о Петсоне, но дальше эскизов дело не шло. И когда 25 лет спустя я решил продолжить ее, мне захотелось добавить на каждый разворот немного текста, но только так, чтобы это не превращалось в сюжет, который я должен проиллюстрировать. Я хотел сохранить то свободное и бессознательное рисование, с которого начались первые эскизы к этой книге. Главное в ней не текст, а картинки. Вот почему мне так нравилось работать над этой книгой.

«Где моя сестра?»

Изображение: предоставлено издательством Albus сorvus

«Где моя сестра?» — это совершенно особенная книга. Все остальные мои книги начинались с текста, а эту я с самого начала задумал как книгу без слов. Первые эскизы я сделал очень давно, еще до того, как нарисовал первую книгу о Петсоне, но дальше эскизов дело не шло. И когда 25 лет спустя я решил продолжить ее, мне захотелось добавить на каждый разворот немного текста, но только так, чтобы это не превращалось в сюжет, который я должен проиллюстрировать. Я хотел сохранить то свободное и бессознательное рисование, с которого начались первые эскизы к этой книге. Главное в ней не текст, а картинки. Вот почему мне так нравилось работать над этой книгой.