Бывший СССР

Тьма киргизская Как выживают в одной из беднейших стран Средней Азии

Цикл«Лента.ру»-2017: лучшее
15 фото

После развала Советского Союза в независимой Киргизии стремительно деградировала промышленность. Новая страна стала одним из самых бедных государств Средней Азии. Рост безработицы вызвал обнищание населения, многие подались за лучшей долей в другие страны. И для большого количества людей даже жизнь гастарбайтера кажется теперь вполне привлекательной — уехавшие за рубеж хотя бы зарабатывают относительно неплохие по меркам Киргизии деньги. В самой республике размер средней заработной платы не превышает 200 долларов США, а зарплата работника бюджетной сферы и вовсе менее 100 долларов. При этом даже такая работа достается не всем. «Лента.ру» публикует фотографии тех, кому приходится работать ночью. Шахтеры, сотрудники милиции, старьевщики, проститутки. Общество их как будто не замечает.

Шахтеры в городе Сулюкта на юге Киргизии возвращаются домой после 24-часовой смены. В этом городке работа на шахте — основной источник заработка. Но из-за кризиса в последнее время объемы продажи угля резко сократились. Поэтому из-за задержек заработной платы рабочие вынуждены воровать уголь из шахт для последующей перепродажи.

Фото: Даниль Усманов

Шахтеры в городе Сулюкта на юге Киргизии возвращаются домой после 24-часовой смены. В этом городке работа на шахте — основной источник заработка. Но из-за кризиса в последнее время объемы продажи угля резко сократились. Поэтому из-за задержек заработной платы рабочие вынуждены воровать уголь из шахт для последующей перепродажи.

Нурлан толкает вагонетку с углем к выходу из шахты в городе Сулюкта. Он родился в 1987 году и работает в шахте уже 6 лет.

Фото: Даниль Усманов

Нурлан толкает вагонетку с углем к выходу из шахты в городе Сулюкта. Он родился в 1987 году и работает в шахте уже 6 лет.

Аскат сидит вместе с другими водителями у себя в машине, они смотрят кино в очереди за углем на разрезе Дунгуромо. Иногда водители ждут несколько дней, но порой приходится проводить в очереди недели. Шоферы спят в машинах, а еду себе готовят на кострах и газовых горелках.

Фото: Даниль Усманов

Аскат сидит вместе с другими водителями у себя в машине, они смотрят кино в очереди за углем на разрезе Дунгуромо. Иногда водители ждут несколько дней, но порой приходится проводить в очереди недели. Шоферы спят в машинах, а еду себе готовят на кострах и газовых горелках.

Проститутка во время проверки милицией подозрительной квартиры. Согласно законам Киргизии, содержание притонов наказуемо, но занятие проституцией не запрещено. Чтобы очистить столицу республики от жриц любви, МВД проводило ежедневные ночные рейды «Кополок (Бабочка)». Женщин задерживали по статье «Хулиганство», некоторые сотрудники милиции вымогали у проституток взятки.

Фото: Даниль Усманов

Проститутка во время проверки милицией подозрительной квартиры. Согласно законам Киргизии, содержание притонов наказуемо, но занятие проституцией не запрещено. Чтобы очистить столицу республики от жриц любви, МВД проводило ежедневные ночные рейды «Кополок (Бабочка)». Женщин задерживали по статье «Хулиганство», некоторые сотрудники милиции вымогали у проституток взятки.

Проститутка закрывает лицо при задержании милицией в одной из бишкекских квартир.

Фото: Даниль Усманов

Проститутка закрывает лицо при задержании милицией в одной из бишкекских квартир.

Алексей несет вещи к своей стоянке на свалке. Обычно он собирает битое стекло и пластик. Утром он сдает все в местном приемном пункте. Из-за разницы в цене (на территории полигона принимают дешевле) некоторые пытаются сдать вторичное сырье за пределами свалки, но это строго пресекается охранниками.

Фото: Даниль Усманов

Алексей несет вещи к своей стоянке на свалке. Обычно он собирает битое стекло и пластик. Утром он сдает все в местном приемном пункте. Из-за разницы в цене (на территории полигона принимают дешевле) некоторые пытаются сдать вторичное сырье за пределами свалки, но это строго пресекается охранниками.

Алексей спит на территории мусорного полигона вместе со своим другом Вячеславом. Он не смог устроиться на работу с судимостью и начал работать на свалке. В селе Бердик у него есть свой дом и семья.

Фото: Даниль Усманов

Алексей спит на территории мусорного полигона вместе со своим другом Вячеславом. Он не смог устроиться на работу с судимостью и начал работать на свалке. В селе Бердик у него есть свой дом и семья.

Патрульная милиция в Бишкеке ищет прыгнувшего в водный канал мужчину. В последние годы в республике говорят о росте числа самоубийств.

Фото: Даниль Усманов

Патрульная милиция в Бишкеке ищет прыгнувшего в водный канал мужчину. В последние годы в республике говорят о росте числа самоубийств.

Патрульные в Бишкеке задерживают женщину за вождение в нетрезвом виде.  Каждый экипаж патрульной милиции оснащен фото- и видеорегистраторами. Но из-за небольших зарплат некоторые сотрудники берут взятки, прикрывая регистраторы жезлами.

Фото: Даниль Усманов

Патрульные в Бишкеке задерживают женщину за вождение в нетрезвом виде. Каждый экипаж патрульной милиции оснащен фото- и видеорегистраторами. Но из-за небольших зарплат некоторые сотрудники берут взятки, прикрывая регистраторы жезлами.

18-летний Бердегул собирает уголь в ведро на золоотвале теплоэлектроцентрали. Работать он начал сразу после выпуска из детского дома. У него нет родственников, на жизнь он зарабатывает неквалифицированным трудом.

Недалеко от жилого массива Бакай-ата находится золоотвал Бишкекской городской теплоэлектроцентрали. По трубам сюда сливается вода вперемешку с углем, здесь же происходит добыча угля из золошлаковой пульпы. Рабочие трудятся на золоотвале круглые сутки. Они заняты незаконной добычей угля. Время от времени сюда приезжает милицейский патруль, но это не останавливает жителей из Бакай-ата и других районов Бишкека. Добыть уголь здесь можно только в течение зимнего отопительного сезона. У многих работников есть проблемы со здоровьем из-за того, что они вынуждены постоянно находиться в воде.

Фото: Даниль Усманов

18-летний Бердегул собирает уголь в ведро на золоотвале теплоэлектроцентрали. Работать он начал сразу после выпуска из детского дома. У него нет родственников, на жизнь он зарабатывает неквалифицированным трудом. Недалеко от жилого массива Бакай-ата находится золоотвал Бишкекской городской теплоэлектроцентрали. По трубам сюда сливается вода вперемешку с углем, здесь же происходит добыча угля из золошлаковой пульпы. Рабочие трудятся на золоотвале круглые сутки. Они заняты незаконной добычей угля. Время от времени сюда приезжает милицейский патруль, но это не останавливает жителей из Бакай-ата и других районов Бишкека. Добыть уголь здесь можно только в течение зимнего отопительного сезона. У многих работников есть проблемы со здоровьем из-за того, что они вынуждены постоянно находиться в воде.

Ыхтиар и бригадир Манас подключают детонатор к электросети в одной из шахт города Сулюкта.

Фото: Даниль Усманов

Ыхтиар и бригадир Манас подключают детонатор к электросети в одной из шахт города Сулюкта.

Арсен моет голову во дворе своего дома, расположенного рядом с золоотвалом теплоэлектроцентрали. Ближе к золоотвалу Арсен переезжает жить зимой — вместе с родителями и братьями. Здесь он работает с 12 лет. Ему 24 года, у него есть семья и дети. В 2015 году он окончил консерваторию, сейчас играет в своей музыкальной группе «Красный восток».

Дом музыканта

Фото: Даниль Усманов

Арсен моет голову во дворе своего дома, расположенного рядом с золоотвалом теплоэлектроцентрали. Ближе к золоотвалу Арсен переезжает жить зимой — вместе с родителями и братьями. Здесь он работает с 12 лет. Ему 24 года, у него есть семья и дети. В 2015 году он окончил консерваторию, сейчас играет в своей музыкальной группе «Красный восток».

Зафар во время подъема из шахты, расположенной около города Сулюкта.

Фото: Даниль Усманов

Зафар во время подъема из шахты, расположенной около города Сулюкта.

Мыктыбек отдыхает после смены на золоотвале. За эту работу он взялся после того, как его депортировали из России за нарушение закона.

Фото: Даниль Усманов

Мыктыбек отдыхает после смены на золоотвале. За эту работу он взялся после того, как его депортировали из России за нарушение закона.

Мыктыбек идет по дороге из жилого массива Бакай-Ата на золоотвал теплоэлектроцентрали города Бишкек. Летом он работает у себя на поле, выращивая клубнику, а зимой переезжает сюда «сеять» уголь.

Фото: Даниль Усманов

Мыктыбек идет по дороге из жилого массива Бакай-Ата на золоотвал теплоэлектроцентрали города Бишкек. Летом он работает у себя на поле, выращивая клубнику, а зимой переезжает сюда «сеять» уголь.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.