Из жизни

«Не существует гуманных убийств» Фотограф снял животных на скотобойне. Они умирают мучительно и долго

18 фото

Фотограф Айтор Гармендиа несколько месяцев путешествовал по мексиканским бойням, где убивают лошадей, коров, коз и кур. Несмотря на законы о защите животных, скот по-прежнему ждет жестокое обращение и мучительная гибель. «Лента.ру» публикует некоторые кадры, которые удалось сделать фотографу.

Гармендия проник в 58 скотобоен, хотя объехал почти две сотни. «За шесть месяцев я насмотрелся на жестокость и насилие, — говорит он. — С тех пор я не могу перестать думать о том, как это повлияло на меня лично».

Гармендия проник в 58 скотобоен, хотя объехал почти две сотни. «За шесть месяцев я насмотрелся на жестокость и насилие, — говорит он. — С тех пор я не могу перестать думать о том, как это повлияло на меня лично».

«В мясной промышленности знают, какой эффект могут произвести фотографии замученных животных, — говорит фотограф. — Чтобы такие кадры не увидели свет, у них есть правила, запрещающие проносить в цеха фотокамеры». По его словам, особенно трудно было попасть в бойни, где убивают лошадей.

Скотобойня в городе Окойоакак, штат Мехико

Фото: Aitor Garmendia

«В мясной промышленности знают, какой эффект могут произвести фотографии замученных животных, — говорит фотограф. — Чтобы такие кадры не увидели свет, у них есть правила, запрещающие проносить в цеха фотокамеры». По его словам, особенно трудно было попасть в бойни, где убивают лошадей.

Мучения начинаются еще по дороге на скотобойню. Часто коров вынуждают слишком долго стоять на ногах и терпеть громкий шум и тряску.

Фото: Aitor Garmendia

Мучения начинаются еще по дороге на скотобойню. Часто коров вынуждают слишком долго стоять на ногах и терпеть громкий шум и тряску.

«Когда такие снимки становятся достоянием общественности, находятся люди, которые считают рабочих на скотобойнях садистами и убийцами, — говорит фотограф. — Это классическая точка зрения, выдающая полное непонимание того, как устроено капиталистическое общество. Мясо хотят все, а нажимать на спусковой крючок — никто. Грязную работу в этой прогнившей системе приходится делать тем, у кого меньше всего ресурсов и почти нет выбора».

Фото: Aitor Garmendia

«Когда такие снимки становятся достоянием общественности, находятся люди, которые считают рабочих на скотобойнях садистами и убийцами, — говорит фотограф. — Это классическая точка зрения, выдающая полное непонимание того, как устроено капиталистическое общество. Мясо хотят все, а нажимать на спусковой крючок — никто. Грязную работу в этой прогнившей системе приходится делать тем, у кого меньше всего ресурсов и почти нет выбора».

Рабочий готовится оглушить свинью на скотобойне в городе Арриага. Потом еще живое, но обездвиженное животное оставят истекать кровью. Хотя такой метод убийства запрещен, его все равно применяют. «Законы о защите животных в какой-то степени облегчают страдания, но куда меньше, чем людям кажется», — говорит Гармендиа.

Фото: Aitor Garmendia

Рабочий готовится оглушить свинью на скотобойне в городе Арриага. Потом еще живое, но обездвиженное животное оставят истекать кровью. Хотя такой метод убийства запрещен, его все равно применяют. «Законы о защите животных в какой-то степени облегчают страдания, но куда меньше, чем людям кажется», — говорит Гармендиа.

Этот конь, которого привезли на бойню в Арриаге, не смог войти в загон, где животных оглушают электротоком перед забоем. Тогда его подвесили на цепи, наброшенной на шею. Он несколько минут задыхался, пока наконец не умер от удушья.

Фото: Aitor Garmendia

Этот конь, которого привезли на бойню в Арриаге, не смог войти в загон, где животных оглушают электротоком перед забоем. Тогда его подвесили на цепи, наброшенной на шею. Он несколько минут задыхался, пока наконец не умер от удушья.

Самое дешевое и распространенное приспособление для оглушения скота — специальный пистолет с выдвигающимся ударным стержнем. Рабочий прислоняет его к голове животного и нажимает спусковой крючок. Стержень пробивает черепную коробку, разрушает мозг и возвращается обратно в ствол.

Фото: Aitor Garmendia

Самое дешевое и распространенное приспособление для оглушения скота — специальный пистолет с выдвигающимся ударным стержнем. Рабочий прислоняет его к голове животного и нажимает спусковой крючок. Стержень пробивает черепную коробку, разрушает мозг и возвращается обратно в ствол.

Когда такого пистолета нет, в ход идут другие методы. На этой скотобойне в Халиско коров обездвиживают ударом ножа по позвоночнику. Повредить спинной мозг с первого раза часто не удается, поэтому рабочие продолжают бить животных ножом, пока те не упадут, после чего отправляют их на забой. Хотя корова не может двигаться, она до самого конца не теряет сознание.

Фото: Aitor Garmendia

Когда такого пистолета нет, в ход идут другие методы. На этой скотобойне в Халиско коров обездвиживают ударом ножа по позвоночнику. Повредить спинной мозг с первого раза часто не удается, поэтому рабочие продолжают бить животных ножом, пока те не упадут, после чего отправляют их на забой. Хотя корова не может двигаться, она до самого конца не теряет сознание.

После выстрела в голову из пистолета с выдвигающимся стержнем коров подвешивают и перерезают им горло. Некоторые животные в этот момент еще живы.

Фото: Aitor Garmendia

После выстрела в голову из пистолета с выдвигающимся стержнем коров подвешивают и перерезают им горло. Некоторые животные в этот момент еще живы.

Свиные туши, приготовленные для отправки на продажу со скотобойни в городе Куэрнавака в мексиканском штате Морелос.

Фото: Aitor Garmendia

Свиные туши, приготовленные для отправки на продажу со скотобойни в городе Куэрнавака в мексиканском штате Морелос.

В каждом из этих ящиков сидит от 10 до 14 живых куриц. Рабочие на скотобойне в городе Толука-де-Лердо, штат Мехико, бесцеремонно разгружают их, не заботясь о благополучии птиц.

Фото: Aitor Garmendia

В каждом из этих ящиков сидит от 10 до 14 живых куриц. Рабочие на скотобойне в городе Толука-де-Лердо, штат Мехико, бесцеремонно разгружают их, не заботясь о благополучии птиц.

Коз оглушают перед забоем только на скотобойнях, которые специализируются на этих животных. В других местах им просто перерезают горло и оставляют умирать. Козы долго и мучительно истекают кровью, корчась на окровавленном полу.

Фото: Aitor Garmendia

Коз оглушают перед забоем только на скотобойнях, которые специализируются на этих животных. В других местах им просто перерезают горло и оставляют умирать. Козы долго и мучительно истекают кровью, корчась на окровавленном полу.

Для умерщвления кур часто применяют специальные металлические конусы. Живую птицу вставляют в конус вниз головой и перерезают ей шею, выглядывающую из отверстия внизу. Курица несколько минут продолжает двигаться и только потом умирает.

Фото: Aitor Garmendia

Для умерщвления кур часто применяют специальные металлические конусы. Живую птицу вставляют в конус вниз головой и перерезают ей шею, выглядывающую из отверстия внизу. Курица несколько минут продолжает двигаться и только потом умирает.

Забой кур в семейной бойне в мексиканском городе Исукар-де-Матаморос, штат Пуэбло. Перед смертью птиц не оглушают, хотя закон требует это делать.

Фото: Aitor Garmendia

Забой кур в семейной бойне в мексиканском городе Исукар-де-Матаморос, штат Пуэбло. Перед смертью птиц не оглушают, хотя закон требует это делать.

«Не существует "гуманных" способов прервать жизнь животного, — говорит Гармендиа. — Жестокость — это обязательная часть всего процесса. Я видел больных, изнуренных животных, которых везли на скотобойни. Некоторые много часов ждали гибели в таком состоянии».

Фото: Aitor Garmendia

«Не существует "гуманных" способов прервать жизнь животного, — говорит Гармендиа. — Жестокость — это обязательная часть всего процесса. Я видел больных, изнуренных животных, которых везли на скотобойни. Некоторые много часов ждали гибели в таком состоянии».

Чтобы оглушить свинью, ее направляют в специальный загон, прислоняют к голове электроды и дают разряд. Если все сделано верно, животное теряет сознание, однако судороги могут продолжаться. Чтобы свинья не дергалась, рабочие, как правило, прижимают ее сапогом к полу.

Скотобойня в городе Сапопан, штат Халиско

Фото: Aitor Garmendia

Чтобы оглушить свинью, ее направляют в специальный загон, прислоняют к голове электроды и дают разряд. Если все сделано верно, животное теряет сознание, однако судороги могут продолжаться. Чтобы свинья не дергалась, рабочие, как правило, прижимают ее сапогом к полу.

«Некоторые думают, что борьба за права животных — это не политическая проблема. Я против такого мнения, — говорит фотограф. — Веганство, если понимать под этим словом отказ от эксплуатации животных, нельзя считать стилем жизни, модой или диетой. Это политический долг каждого, кто считает, что нужно бороться с угнетением во всех формах».

Фото: Aitor Garmendia

«Некоторые думают, что борьба за права животных — это не политическая проблема. Я против такого мнения, — говорит фотограф. — Веганство, если понимать под этим словом отказ от эксплуатации животных, нельзя считать стилем жизни, модой или диетой. Это политический долг каждого, кто считает, что нужно бороться с угнетением во всех формах».

После поломки пистолета с выдвигающимся ударным стержнем на скотобойне в городе Арриага лошадей несколько дней оглушали при помощи электротока. Мексиканские законы запрещают такую практику.

Фото: Aitor Garmendia

После поломки пистолета с выдвигающимся ударным стержнем на скотобойне в городе Арриага лошадей несколько дней оглушали при помощи электротока. Мексиканские законы запрещают такую практику.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.