Путешествия

Роза пустыни Это архитектурное чудо создали посреди песков. В нем все богатства Катара

12 фото

В конце марта на набережной Корниш в Дохе, столице Катара, и без того давно облюбованной местными жителями и туристами, стало еще оживленней. Открылось новое здание Национального музея Катара (NMoQ). Его спроектировал один из самых известных архитекторов мира — француз Жан Нувель, лауреат Притцкеровской премии — «архитектурного Оскара», автор проектов небоскреба Torre Agbar в Барселоне и здания Лувра в Абу-Даби.

Если в катарском Музее исламского искусства, расположенного на том же берегу бухты Дохи, размещаются только художественные коллекции (скульптуры, живопись, предметы прикладного искусства, рукописные книги), то в Национальном музее Катара посетители могут оценить все культурные богатства страны: от исламской графики до ценных древностей, обнаруженных археологами. Кроме того, мультимедийные экспозиции знакомят туристов с катарской музыкой, кино и поэзией.

До постройки нувелевского шедевра коллекции Национального музея экспонировались во дворце шейха Абдаллаха бин Джасим Аль Тани, сына и наследника основателя современного Катара шейха Джасима бин Мухаммад Аль Тани. Первый владелец дворца умер в 1957 году, и его наследники превратили семейное гнездо в музей. Сейчас старое здание оказалось во дворе новой постройки и само превратилось в самый ценный экспонат NMoQ. А новое здание в свою очередь напоминает природный объект — «пустынную розу» — и отличается высочайшей экологичностью. Это первый музей в стране, удостоенный сертификата LEED (The Leadership in Energy & Environmental Design — рейтинговая система для так называемых «зеленых», то есть экологичных и энергоэффективных, зданий).

Жан Нувель удачно вписал здание в природную среду Катара: плоская песчаная пустыня подходит к самой бухте Дохи, а над ними — голубое небо, большую часть года практически безоблачное. Сооружение цвета песка словно сливается с пустынным ландшафтом.

Фото: Sharil Babu / DPA / globallookpress

Жан Нувель удачно вписал здание в природную среду Катара: плоская песчаная пустыня подходит к самой бухте Дохи, а над ними — голубое небо, большую часть года практически безоблачное. Сооружение цвета песка словно сливается с пустынным ландшафтом.

Общая идея и форма здания — «плагиат» архитектора у природы. Один из популярных сувениров из Катара — «роза пустыни», или «каменная роза». Это естественное образование — минеральный агрегат, напоминающий розовый бутон. Он представляет собой результат кристаллизации песка и нередко обнаруживается в катарских пустынях.

Фото: Sharil Babu / DPA / globallookpress

Общая идея и форма здания — «плагиат» архитектора у природы. Один из популярных сувениров из Катара — «роза пустыни», или «каменная роза». Это естественное образование — минеральный агрегат, напоминающий розовый бутон. Он представляет собой результат кристаллизации песка и нередко обнаруживается в катарских пустынях.

Национальный музей Катара (NMoQ) официально открылся 27 марта 2019 года. Он будет первым музеем страны, получившим сертификат LEED. В пустынной и жаркой стране с дефицитом воды вопросы энергетики, климат-контроля и водоснабжения жизненно важны.

Фото: Balkis Press / ABACA / Abaca / East News

Национальный музей Катара (NMoQ) официально открылся 27 марта 2019 года. Он будет первым музеем страны, получившим сертификат LEED. В пустынной и жаркой стране с дефицитом воды вопросы энергетики, климат-контроля и водоснабжения жизненно важны.

Торжественное открытие музея посетили многие знаменитости — как катарские, так и зарубежные. Среди них была, например, известная французская модель конголезского происхождения Синди Бруна (Cindy Bruna).

Фото: ABACA / Abaca / East News

Торжественное открытие музея посетили многие знаменитости — как катарские, так и зарубежные. Среди них была, например, известная французская модель конголезского происхождения Синди Бруна (Cindy Bruna).

В Катаре бережно относятся к историческому наследию. Здание, в котором сначала жила семья эмира, а потом размещались музейные коллекции, ныне стало главным экспонатом NMoQ. Нувель окружил его новыми постройками, которые словно бы защищают его от пустынных ветров и влияния времени.

Фото: DanitaDelimont.com / globallookpress

В Катаре бережно относятся к историческому наследию. Здание, в котором сначала жила семья эмира, а потом размещались музейные коллекции, ныне стало главным экспонатом NMoQ. Нувель окружил его новыми постройками, которые словно бы защищают его от пустынных ветров и влияния времени.

Предполагается, что открытая терраса на крыше нового здания, как и его внутренний двор, будут использоваться для проведения культурных мероприятий и светских раутов. Это давняя традиция ближневосточных стран.

Фото: Sharil Babu / DPA / globallookpress

Предполагается, что открытая терраса на крыше нового здания, как и его внутренний двор, будут использоваться для проведения культурных мероприятий и светских раутов. Это давняя традиция ближневосточных стран.

В новом музее гостям рассказывают обо всех сокровищах Катара — от природных до культурных. Поэтому традиционные экспонаты — например, чучела аравийских ориксов, длиннорогих антилоп, своеобразных символов страны — соседствуют с громадными мультимедийными экранами, создающими эффект присутствия. Он усиливается тем, что внутренние стены музея, как и наружные, — цвета пустынного песка и камней.

Фото: Sharil Babu / DPA / globallookpress

В новом музее гостям рассказывают обо всех сокровищах Катара — от природных до культурных. Поэтому традиционные экспонаты — например, чучела аравийских ориксов, длиннорогих антилоп, своеобразных символов страны — соседствуют с громадными мультимедийными экранами, создающими эффект присутствия. Он усиливается тем, что внутренние стены музея, как и наружные, — цвета пустынного песка и камней.

В разделе, посвященном доисторическим животным, мультимедийные экраны позволяют зрителям представить, как выглядели динозавры, от которых остались только ископаемые скелеты.

Фото: Sharil Babu / DPA / globallookpress

В разделе, посвященном доисторическим животным, мультимедийные экраны позволяют зрителям представить, как выглядели динозавры, от которых остались только ископаемые скелеты.

По решению музейной администрации и дизайнеров интерьеров NMoQ крупные экспонаты — например, орудия труда и охоты древних обитателей Аравийской пустыни — не прячут под стекло: они лежат так, словно владельцы скоро вернутся и заберут их. А гостям музея удобнее их рассматривать в этом относительно свободном доступе.

Фото: Balkis Press / ABACA

По решению музейной администрации и дизайнеров интерьеров NMoQ крупные экспонаты — например, орудия труда и охоты древних обитателей Аравийской пустыни — не прячут под стекло: они лежат так, словно владельцы скоро вернутся и заберут их. А гостям музея удобнее их рассматривать в этом относительно свободном доступе.

Интерьер книжно-сувернирного магазина Национального музея Катара оформил австралийский архитектор японского происхождения Коичи Такада (Koichi Takada). Бюро Koichi Takada Architects базируется в Сиднее, но открыло филиал и в Дохе. Всего Такада спроектировал для музея шесть интерьеров.

Фото: Sharil Babu / DPA / globallookpress

Интерьер книжно-сувернирного магазина Национального музея Катара оформил австралийский архитектор японского происхождения Коичи Такада (Koichi Takada). Бюро Koichi Takada Architects базируется в Сиднее, но открыло филиал и в Дохе. Всего Такада спроектировал для музея шесть интерьеров.

Пересекающиеся под произвольными углами поверхности «каменной розы» служат опорами и кровлями здания. Широкие карнизы дают тень, которая особенно актуальна летом: в июле и августе в Катаре температура воздуха может подниматься до 50 градусов Цельсия. А еще изломанные стены музея — отличный фон как для профессиональных fashion-фотосессий, так и для туристических селфи.

Фото: Balkis Press / ABACA / Abaca / East News

Пересекающиеся под произвольными углами поверхности «каменной розы» служат опорами и кровлями здания. Широкие карнизы дают тень, которая особенно актуальна летом: в июле и августе в Катаре температура воздуха может подниматься до 50 градусов Цельсия. А еще изломанные стены музея — отличный фон как для профессиональных fashion-фотосессий, так и для туристических селфи.

Фонтаны у здания музея столь же причудливы, как и оно само. Их бассейны создают архитектурную «рифму» к природному водоему — бухте Дохи, на берегу которой построен музей.

Фото: Sharil Babu / DPA / East News

Фонтаны у здания музея столь же причудливы, как и оно само. Их бассейны создают архитектурную «рифму» к природному водоему — бухте Дохи, на берегу которой построен музей.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.