Интернет и СМИ

Положи ее на спину Два века назад женскую «истерию» лечили оргазмом. Почему это было жестоко и бессмысленно

ЦиклУзнали? Согласны?
11 фото

В XIX веке женщин на несколько месяцев запирали в лечебнице, где их полностью изолировали от внешнего мира и принудительно кормили жирной едой. Пациенток лишали всего, что может стимулировать умственную деятельность, после чего они становились податливыми. Им делали массаж и стимулировали клитор. Таким образом женщин излечивали от нервозности и депрессии — чисто женских, как считалось, заболеваний. Несмотря на то что нахождение в таком заведении больше напоминало тюрьму, мужья продолжали отправлять своих супруг на «лечение покоем» (Rest Cure) — чтобы обуздать истеричек. Фотохудожница Роушин Уайт (Róisín White) из Дублина, однажды узнавшая об издевательских методах лечения женщин, не смогла остаться равнодушной. Ей захотелось сделать эту забытую историю осязаемой. Уайт собрала коллекцию документальных подтверждений жестокости такого «лечения покоем», а также дополнила ее современными образами, созданными собственноручно. Почему принуждение к тишине и покою так страшно и опасно — в проекте Уайт «Положи ее на спину».

Принудительным покоем лечили то, что в XIX веке называлось истерией. Считалось, что истерия бывает только у женщин. Само слово «истерия» переводится с греческого языка как «матка».

Фото: Róisín White

Принудительным покоем лечили то, что в XIX веке называлось истерией. Считалось, что истерия бывает только у женщин. Само слово «истерия» переводится с греческого языка как «матка».

Женская истерия была обычным медицинским диагнозом, который ставился страдающим бессонницей, потерей аппетита, нервозностью и легкомысленностью. Ряд врачей полагал, что угнетающее состояние можно вылечить только принудительным спокойствием. На практике лечение сводилось к подавлению воли пациенток.

Фото: Róisín White

Женская истерия была обычным медицинским диагнозом, который ставился страдающим бессонницей, потерей аппетита, нервозностью и легкомысленностью. Ряд врачей полагал, что угнетающее состояние можно вылечить только принудительным спокойствием. На практике лечение сводилось к подавлению воли пациенток.

Большинству пациенток даже не позволяли переворачиваться в кроватях. На пятый или шестой день самые строптивые из них становились послушными и не сопротивлялись навязанному однообразию.

Фото: Róisín White

Большинству пациенток даже не позволяли переворачиваться в кроватях. На пятый или шестой день самые строптивые из них становились послушными и не сопротивлялись навязанному однообразию.

Автором методики был доктор Сайлас Вейр Митчелл — один из основоположников невропатологии в США, человек творческий, за свою жизнь выпустивший несколько романов и поэтических сборников. Митчелл был уверен в положительном эффекте своего лечения, включающего ежедневный массаж и стимуляцию клитора. Оргазм считался верным лекарством от истерии.

Фото: Róisín White

Автором методики был доктор Сайлас Вейр Митчелл — один из основоположников невропатологии в США, человек творческий, за свою жизнь выпустивший несколько романов и поэтических сборников. Митчелл был уверен в положительном эффекте своего лечения, включающего ежедневный массаж и стимуляцию клитора. Оргазм считался верным лекарством от истерии.

Решение о заключении женщин в диспансеры принимали их мужья. Именно они оценивали, способна ли супруга выдержать такое обращение. Иногда жены проводили в клиниках по полгода.

Фото: Róisín White

Решение о заключении женщин в диспансеры принимали их мужья. Именно они оценивали, способна ли супруга выдержать такое обращение. Иногда жены проводили в клиниках по полгода.

Уайт заинтересовалась темой Rest Cure после университета, когда сама оказалась в определенной изоляции, хоть и не такой жестокой. Вокруг больше не было студенческого и преподавательского сообщества, которое могло оценить ее идеи. Мощным толчком к развитию проекта послужил разговор с кузеном. Как-то за чашечкой кофе она делилась с ним мыслями по поводу возмутительных методов «лечения покоем». «О, это как в "Желтых обоях" Шарлотты Перкинс Гилман», — воскликнул брат. На тот момент девушка не знала о существовании этого произведения, приоткрывавшего дверь в темную историю медицинских практик Митчелла.

Фото: Róisín White

Уайт заинтересовалась темой Rest Cure после университета, когда сама оказалась в определенной изоляции, хоть и не такой жестокой. Вокруг больше не было студенческого и преподавательского сообщества, которое могло оценить ее идеи. Мощным толчком к развитию проекта послужил разговор с кузеном. Как-то за чашечкой кофе она делилась с ним мыслями по поводу возмутительных методов «лечения покоем». «О, это как в "Желтых обоях" Шарлотты Перкинс Гилман», — воскликнул брат. На тот момент девушка не знала о существовании этого произведения, приоткрывавшего дверь в темную историю медицинских практик Митчелла.

Гилман пережила послеродовую депрессию, и ее новелла «Желтые обои» написана от лица женщины, пережившей то же состояние. Для излечения муж заточил ее в изолированную комнату, где ее содержали под присмотром врача. Вместо выздоровления героиня только еще больше сходила с ума, буквально одержимая  окружающими ее со всех сторон злосчастными желтыми обоями. Хотя единственное, что ей требовалось, — это свобода и понимание. Гилман, которую также лечили по методике Митчелла, выслала экземпляр своей книги разработавшему ее доктору, но тот не ответил. Впоследствии «Желтые обои» стали бестселлером и важной вехой в истории феминистской литературы.

Фото: Róisín White

Гилман пережила послеродовую депрессию, и ее новелла «Желтые обои» написана от лица женщины, пережившей то же состояние. Для излечения муж заточил ее в изолированную комнату, где ее содержали под присмотром врача. Вместо выздоровления героиня только еще больше сходила с ума, буквально одержимая окружающими ее со всех сторон злосчастными желтыми обоями. Хотя единственное, что ей требовалось, — это свобода и понимание. Гилман, которую также лечили по методике Митчелла, выслала экземпляр своей книги разработавшему ее доктору, но тот не ответил. Впоследствии «Желтые обои» стали бестселлером и важной вехой в истории феминистской литературы.

Совет по расслаблению: «Ляг на кровать и расслабься, почувствуй вес своего тела. Конечности должны быть тяжелыми. Задержи дыхание, посчитай до восьми, расслабься. Тренируй контроль над напряжением и релаксацией».

Фото: Róisín White

Совет по расслаблению: «Ляг на кровать и расслабься, почувствуй вес своего тела. Конечности должны быть тяжелыми. Задержи дыхание, посчитай до восьми, расслабься. Тренируй контроль над напряжением и релаксацией».

Погружение в тему вызвало у Уайт гнев и разочарование. Ее поразило, что такой жестокий вид «исцеления» использовался на протяжении 45 лет.

Фото: Róisín White

Погружение в тему вызвало у Уайт гнев и разочарование. Ее поразило, что такой жестокий вид «исцеления» использовался на протяжении 45 лет.

Она готовила проект между 2017 и 2018 годами, когда в Ирландии шли дебаты о том, чтобы разрешить женщинам делать аборты. Несмотря на прогрессивность Ирландии, на аборты было наложено вето. «В Ирландии даже у коровы прав больше, чем у женщины», — высказывался тогда председатель местного студенческого общества Тринити-колледж Кевин Кин, в 2018 году объехавший всю страну с призывами разрешить женщинам аборты. В результате референдума ирландкам разрешили аборты только в прошлом году.

Фото: Róisín White

Она готовила проект между 2017 и 2018 годами, когда в Ирландии шли дебаты о том, чтобы разрешить женщинам делать аборты. Несмотря на прогрессивность Ирландии, на аборты было наложено вето. «В Ирландии даже у коровы прав больше, чем у женщины», — высказывался тогда председатель местного студенческого общества Тринити-колледж Кевин Кин, в 2018 году объехавший всю страну с призывами разрешить женщинам аборты. В результате референдума ирландкам разрешили аборты только в прошлом году.

Уайт убеждена, что такие дикие методы «спасения» в позапрошлом столетии были продиктованы даже не сексизмом, а банальным женоненавистничеством. Автор прочитанного ей пособия по «лечению покоем» писал, что лечащим врачом таких больных может быть только мужчина, который обязан быть строгим и даже безжалостным, потому что пациентки так и норовят обмануть. Медсестры-женщины для этих целей не годятся, потому что будут слишком нежны с ними. «Это действительно меня ужаснуло», — вспоминает фотохудожница. Из изученного в память ей врезалась и другая фраза того же эксперта: «Женщины портят свою нервную систему так же, как они портят своих детей». Автор проекта «Положи ее на спину» полагает, что автор пособия по-настоящему ненавидел женщин.

Фото: Róisín White

Уайт убеждена, что такие дикие методы «спасения» в позапрошлом столетии были продиктованы даже не сексизмом, а банальным женоненавистничеством. Автор прочитанного ей пособия по «лечению покоем» писал, что лечащим врачом таких больных может быть только мужчина, который обязан быть строгим и даже безжалостным, потому что пациентки так и норовят обмануть. Медсестры-женщины для этих целей не годятся, потому что будут слишком нежны с ними. «Это действительно меня ужаснуло», — вспоминает фотохудожница. Из изученного в память ей врезалась и другая фраза того же эксперта: «Женщины портят свою нервную систему так же, как они портят своих детей». Автор проекта «Положи ее на спину» полагает, что автор пособия по-настоящему ненавидел женщин.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.