Путешествия

«Люди просто умирают, и все» Закрытые кладбища, пустые школы и мрачные улицы: что происходит в городах, закрытых на карантин

15 фото

На сегодняшний день в Италии зафиксировано наибольшее число зараженных коронавирусом после Китая — 9172 человека. Так, эта европейская страна опередила даже Южную Корею, где инфицированы 7,4 тысячи жителей. Вспышка пневмонии COVID-19 унесла жизни 463 итальянцев. По данным Минздрава страны, средний возраст летальных исходов — 81,4 года.

Очередной попыткой властей затормозить молниеносное распространение инфекции стало повсеместное закрытие учебных заведений. Как минимум до 15 марта все преподаватели и учащиеся обязаны находиться дома, всеми силами уберегая себя и родных от смертельной болезни.

35-летний учитель начальных классов Марцио Тониоло (Marzio Toniolo) живет и работает в коммуне Сан-Фьорано — одном из десятка помещенных на карантин регионов страны. Каждый день он снимает на камеру повседневную жизнь своих родных, точно так же запертых в четырех стенах, как и любая другая семья в городке.

«Доносящиеся из соседних округов новости совсем не утешают. Очень много смертей. Причем возраст здесь совершенно не имеет значения — люди просто умирают и все. Нам всем сейчас невесело — вероятно, из-за мрачной погоды, солнца нет, все небо затянуто тучами», — говорит Тониоло. Он предполагает, что карантин не завершится и по прошествии недели, но ищет способы воссоединиться со своими учениками, пускай даже за пределами школьных кабинетов.

«Лента.ру» публикует лучшие снимки Марцио Тониоло из его родного города, закрытого на карантин.

Сан-Фьорано — один из десятка крошечных городов на севере Италии, который уже третью неделю находится на карантине. Знак «въезд запрещен» и лежащий поперек грунтовой дороги тракторный каток — символы вынужденной изоляции.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Сан-Фьорано — один из десятка крошечных городов на севере Италии, который уже третью неделю находится на карантине. Знак «въезд запрещен» и лежащий поперек грунтовой дороги тракторный каток — символы вынужденной изоляции.

Умиротворение и размеренность — такая атмосфера царит в доме коренных жителей Сан-Фьорано, 87-летнего Джино Верани (Gino Verani) и его 85-летней жены Инес Прандини (Ines Prandini). Они мирно спят и даже не подозревают, что внук снимает их на камеру.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Умиротворение и размеренность — такая атмосфера царит в доме коренных жителей Сан-Фьорано, 87-летнего Джино Верани (Gino Verani) и его 85-летней жены Инес Прандини (Ines Prandini). Они мирно спят и даже не подозревают, что внук снимает их на камеру.

Жители Сан-Фьорано не впадают в уныние из-за карантина — иногда они собираются вместе и играют в карты. На лицах людей защитные маски — безопасность превыше всего. Главный вопрос, который волнует итальянцев, — смогут ли они теперь покинуть так называемую «красную зону», особенно после того, как заблокированной оказалась целая полоса северных городов.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Жители Сан-Фьорано не впадают в уныние из-за карантина — иногда они собираются вместе и играют в карты. На лицах людей защитные маски — безопасность превыше всего. Главный вопрос, который волнует итальянцев, — смогут ли они теперь покинуть так называемую «красную зону», особенно после того, как заблокированной оказалась целая полоса северных городов.

Дети и подростки — вероятно, одни из немногих, кого сложившиеся обстоятельства могут даже радовать. Они беззаботно гуляют по проснувшейся после зимы земле, слушают музыку, общаются, катаются на велосипедах и, судя по всему, не слишком заботятся о защите от коронавируса.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Дети и подростки — вероятно, одни из немногих, кого сложившиеся обстоятельства могут даже радовать. Они беззаботно гуляют по проснувшейся после зимы земле, слушают музыку, общаются, катаются на велосипедах и, судя по всему, не слишком заботятся о защите от коронавируса.

Соседний Кодоньо уже зовут городом-призраком: местным жителям не рекомендуется выходить за пределы домов — улицы пустуют, школы закрыты, из магазинов работает только одна булочная и одна аптека. Изредка по городу передвигаются автомобили скорой помощи с медработниками, облаченными в защитные костюмы.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Соседний Кодоньо уже зовут городом-призраком: местным жителям не рекомендуется выходить за пределы домов — улицы пустуют, школы закрыты, из магазинов работает только одна булочная и одна аптека. Изредка по городу передвигаются автомобили скорой помощи с медработниками, облаченными в защитные костюмы.

Двухлетняя Бьянка Тониоло (Bianca Toniolo) держит за руку дедушку, вместе они смотрят телевизор, по которому транслируют последние данные о вспышке коронавируса. Пару дней назад девочка не на шутку взволновала близких — им казалось, что у нее начался жар. Родственники несколько раз измеряли ребенку температуру, использовав целый набор термометров, и в конце концов, не обнаружив повышения, успокоились.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Двухлетняя Бьянка Тониоло (Bianca Toniolo) держит за руку дедушку, вместе они смотрят телевизор, по которому транслируют последние данные о вспышке коронавируса. Пару дней назад девочка не на шутку взволновала близких — им казалось, что у нее начался жар. Родственники несколько раз измеряли ребенку температуру, использовав целый набор термометров, и в конце концов, не обнаружив повышения, успокоились.

Несмотря на юный возраст, Бьянка уже наслышана об этом странном «монстре», который носит загадочное имя COVID-19. Она даже решила запечатлеть его на листе бумаги при помощи фломастеров голубого и красного цветов.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Несмотря на юный возраст, Бьянка уже наслышана об этом странном «монстре», который носит загадочное имя COVID-19. Она даже решила запечатлеть его на листе бумаги при помощи фломастеров голубого и красного цветов.

«Красная зона» в действии — житель Кодоньо держит в руках смартфон и показывает карту города, на которой отмечены многочисленные перекрытия: ни проехать, ни пройти.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

«Красная зона» в действии — житель Кодоньо держит в руках смартфон и показывает карту города, на которой отмечены многочисленные перекрытия: ни проехать, ни пройти.

Дети зажмуриваются и закрывают лица руками — без согласия родителей их снимать запрещено. Прямо перед ними — автомобиль карабинеров, итальянской военной полиции, которая следит за порядком во время карантина. Школы в «красной зоне» закрыты, и уроки проходят в онлайн-формате: ученики получают и выполняют домашние задания через сеть.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Дети зажмуриваются и закрывают лица руками — без согласия родителей их снимать запрещено. Прямо перед ними — автомобиль карабинеров, итальянской военной полиции, которая следит за порядком во время карантина. Школы в «красной зоне» закрыты, и уроки проходят в онлайн-формате: ученики получают и выполняют домашние задания через сеть.

«Внимание! Из соображений безопасности кладбище закрыто на неопределенный срок», — гласит надпись у входа. На всякий случай доступ к этой территории в Сан-Фьорано ограничили передвижными металлическими ограждениями.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

«Внимание! Из соображений безопасности кладбище закрыто на неопределенный срок», — гласит надпись у входа. На всякий случай доступ к этой территории в Сан-Фьорано ограничили передвижными металлическими ограждениями.

«Скидка на все — 30 процентов», — значится на рекламном объявлении, размещенном на фоне пустующего рыбного прилавка. Товара, продавцов и покупателей здесь нет, как и во многих других торговых точках города.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

«Скидка на все — 30 процентов», — значится на рекламном объявлении, размещенном на фоне пустующего рыбного прилавка. Товара, продавцов и покупателей здесь нет, как и во многих других торговых точках города.

Жители изолированных городов стараются поддерживать друг друга — один итальянец подарил товарищу стеклянную, аккуратно заклеенную баночку с прополисом. Это смолистое вещество, вырабатываемое пчелами, называют мощнейшим природным антисептиком, который способен оказывать благотворное действие на иммунную систему человека.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Жители изолированных городов стараются поддерживать друг друга — один итальянец подарил товарищу стеклянную, аккуратно заклеенную баночку с прополисом. Это смолистое вещество, вырабатываемое пчелами, называют мощнейшим природным антисептиком, который способен оказывать благотворное действие на иммунную систему человека.

Итальянский художник, работающий в Кодоньо под псевдонимом DEM, начал создавать черные маски еще до вспышки китайского вируса. Согласно его концепции, они символизируют страх человека перед неизвестным. Теперь же его творчество приобрело еще более мрачный смысл.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Итальянский художник, работающий в Кодоньо под псевдонимом DEM, начал создавать черные маски еще до вспышки китайского вируса. Согласно его концепции, они символизируют страх человека перед неизвестным. Теперь же его творчество приобрело еще более мрачный смысл.

Бьянка сидит на балконе дома в Сан-Фьорино вместе со своей мамой, 31-летней Кьярой Зуддас (Chiara Zuddas). Их глазам открываются облитые весенним солнцем городские улицы, обездвиженные и безлюдные. Выйдя за пределы собственного дома, нужно быть к готовым к остановке и проверке полицией.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Бьянка сидит на балконе дома в Сан-Фьорино вместе со своей мамой, 31-летней Кьярой Зуддас (Chiara Zuddas). Их глазам открываются облитые весенним солнцем городские улицы, обездвиженные и безлюдные. Выйдя за пределы собственного дома, нужно быть к готовым к остановке и проверке полицией.

Кто-то из местных жителей надел защитную медицинскую маску даже на статую — фигура покровителя Италии, Святого Франциска, облачена в монашескую рясу, подпоясанную веревкой. Его голова опущена, а руки сложены на груди — как будто в молитве за итальянскую землю и живущих на ней людей.

Фото: Marzio Toniolo / Reuters

Кто-то из местных жителей надел защитную медицинскую маску даже на статую — фигура покровителя Италии, Святого Франциска, облачена в монашескую рясу, подпоясанную веревкой. Его голова опущена, а руки сложены на груди — как будто в молитве за итальянскую землю и живущих на ней людей.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.