Мир

Снимая маски Итальянские медики ведут неравную борьбу с коронавирусом. Среди погибших уже 50 врачей и медсестер

12 фото

Тысячи врачей, медсестер и парамедиков по всему миру мобилизованы на борьбу с коронавирусом. Итальянские медики, на чью долю пришелся самый мощный удар пандемии, работают день и ночь, иногда сутками не снимая защитных костюмов. Одетых в маски и защитные очки, их невозможно отличить друг от друга. Их лица можно увидеть лишь в конце смены, когда, обессиленные, они снимают защиту, чтобы принять душ, поесть, немного поспать и снова надеть маски. Фотографы агентства Associated Press успели сделать эти кадры во время их редких перерывов на отдых. Лица итальянских медиков — в галерее «Ленты.ру».

За день и ночь 31 марта в Италии умерли от осложнений, вызванных COVID-19, 837 человек. По числу погибших от пневмонии нового типа страна занимает первое место в мире — жертв болезни там уже более 12 тысяч. 

Итальянские врачи работают по нескольку смен подряд, регулярно недосыпая. На их щеках —  следы от масок и респираторов.

Мартина Паппонетти, 25 лет, медсестра

Фото: Antonio Calanni / AP

За день и ночь 31 марта в Италии умерли от осложнений, вызванных COVID-19, 837 человек. По числу погибших от пневмонии нового типа страна занимает первое место в мире — жертв болезни там уже более 12 тысяч.

Итальянские врачи работают по нескольку смен подряд, регулярно недосыпая. На их щеках — следы от масок и респираторов.

«Многие пациенты в реанимации — старые люди. Им нужна наша нежность и забота», — говорит Томасони. Он регулярно напоминает своим коллегам о человеческом отношении к больным.

Из-за высокой заразности тем, кто подхватил коронавирус, нельзя принимать посетителей. Так к физическим страданиям пациентов добавляются моральные.

Габриэле Томасони, 65 лет, глава отделения интенсивной терапии

Фото: Luca Bruno / AP

«Многие пациенты в реанимации — старые люди. Им нужна наша нежность и забота», — говорит Томасони. Он регулярно напоминает своим коллегам о человеческом отношении к больным.

Из-за высокой заразности тем, кто подхватил коронавирус, нельзя принимать посетителей. Так к физическим страданиям пациентов добавляются моральные.

Врачи строго следуют протоколам, снимая и надевая свою защиту: каждый из них очень нужен на своем рабочем месте и не может позволить себе заразиться и заболеть. 

Однако более 7,1 тысячи медиков по всей стране все же оказались инфицированы, и 50 из них в итоге погибли от вируса, с которым боролись.

Мария Катони, 33 года, иммунолог

Фото: Domenico Stinellis / AP

Врачи строго следуют протоколам, снимая и надевая свою защиту: каждый из них очень нужен на своем рабочем месте и не может позволить себе заразиться и заболеть.

Однако более 7,1 тысячи медиков по всей стране все же оказались инфицированы, и 50 из них в итоге погибли от вируса, с которым боролись.

Часто врачи не пьют в течение всей смены — по восемь-двенадцать часов, чтобы не приходилось снимать защитный комбинезон и идти в туалет.

Анна Травезано, 39 лет, медсестра

Фото: Antonio Calanni / AP

Часто врачи не пьют в течение всей смены — по восемь-двенадцать часов, чтобы не приходилось снимать защитный комбинезон и идти в туалет.

Как правило, болезнь тяжело поражает и без того не слишком здоровых людей — стариков, диабетиков, заядлых курильщиков. Как сообщалось 31 марта, в одном из регионов страны обнаружили город с рекордно низким числом заразившихся. Жители Феррары, по одной из версий, имеют иммунитет к коронавирусу из-за распространенной в регионе малярии.

Даниэле Рондинелла, 30 лет, медбрат в отделении реанимации

Фото: Domenico Stinellis / AP

Как правило, болезнь тяжело поражает и без того не слишком здоровых людей — стариков, диабетиков, заядлых курильщиков. Как сообщалось 31 марта, в одном из регионов страны обнаружили город с рекордно низким числом заразившихся. Жители Феррары, по одной из версий, имеют иммунитет к коронавирусу из-за распространенной в регионе малярии.

«То, что мы сейчас переживаем, — как татуировка: это останется с нами навсегда», — говорит Турно. Она работает в Бергамо, одном из городов, по которому эпидемия ударила сильнее всего.

Даниэла Турно, 34 года, медсестра в отделении реанимации

Фото: Antonio Calanni / AP

«То, что мы сейчас переживаем, — как татуировка: это останется с нами навсегда», — говорит Турно. Она работает в Бергамо, одном из городов, по которому эпидемия ударила сильнее всего.

Более четырех тысяч человек по всей Италии сейчас находятся в отделениях интенсивной терапии. Коек критически не хватает, власти срочно открывают новые отделения.

Франческо Тарантини, 54 года, медбрат

Фото: Luca Bruno / AP

Более четырех тысяч человек по всей Италии сейчас находятся в отделениях интенсивной терапии. Коек критически не хватает, власти срочно открывают новые отделения.

Хотя число новых заболевших понемногу уменьшается — начал действовать введенный почти три недели назад карантинный режим, — эпидемия далека от завершения.

Клаудиа Аккардо, медсестра скорой помощи

Фото: Domenico Stinellis / AP

Хотя число новых заболевших понемногу уменьшается — начал действовать введенный почти три недели назад карантинный режим, — эпидемия далека от завершения.

Помимо дефицита коек, наблюдается нехватка мест в моргах. Чтобы перевозить тела погибших, подключили армейский транспорт.

Лука Тарантино, 37 лет, электрофизиолог

Фото: Antonio Calanni / AP

Помимо дефицита коек, наблюдается нехватка мест в моргах. Чтобы перевозить тела погибших, подключили армейский транспорт.

Фотографы агентства Associated Press успели сделать эти кадры во время редких и коротких перерывов в рабочем дне медицинских работников.

Лучия Перолари, 24 года, медсестра

Фото: Antonio Calanni / AP

Фотографы агентства Associated Press успели сделать эти кадры во время редких и коротких перерывов в рабочем дне медицинских работников.

В Италии не хватает не только коек, но и врачей: подсчитано, что вакантны ставки более чем 46 тысяч медиков. Больше половины работающих — старше 55 лет, что становится дополнительной угрозой.

Себастиано Пертракка, 48 лет, старший специалист в отделении реанимации

Фото: Domenico Stinellis / AP

В Италии не хватает не только коек, но и врачей: подсчитано, что вакантны ставки более чем 46 тысяч медиков. Больше половины работающих — старше 55 лет, что становится дополнительной угрозой.

Пока экономика заморожена и большинство людей изолированы дома, власти опасаются волнений и бунтов: в некоторых южных регионах уже зафиксирован рост преступности, а мафия, по некоторым данным, готовится действовать. В отличие от оставшихся без работы сограждан, врачи работают усердно как никогда.

Алессандро Д'Авени, 33 года, онколог

Фото: Antonio Calanni / AP

Пока экономика заморожена и большинство людей изолированы дома, власти опасаются волнений и бунтов: в некоторых южных регионах уже зафиксирован рост преступности, а мафия, по некоторым данным, готовится действовать. В отличие от оставшихся без работы сограждан, врачи работают усердно как никогда.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.