Культура

Банды Парижа и богема Нью-Йорка: опасная и дерзкая жизнь 1980-х на снимках великих фотографов

12 фото

В парижской Galerie Miranda открылась выставка «Бунтари и денди. Филипп Шансель и Гэри Грин», кураторы которой увидели парадоксальные сближения на снимках двух фотографов, работавших по разные стороны океана на рубеже 1970-1980-х. В Париже юный Филипп Шансель фотографировал жизнь местных молодежных банд: стычки и тачки, пушки и девчонки, панк и рокабилли. В Нью-Йорке его сверстник Гэри Грин оказался в эпицентре самого бурного десятилетия в истории андерграундной музыки и запечатлел изнутри эру Энди Уорхола и Патти Смит, клуба CBGB и отеля Chelsea. Поставленные рядом, работы Шанселя и Грина складываются не только в панораму навсегда ушедшего времени, но и в визуальный гимн молодости, из энергии которой во многом родились культура и стиль современности. «Лента.ру» показывает некоторые фотографии из этой экспозиции.

На протяжении десятилетия с середины 1970-х до середины 1980-х молодой фотограф Гэри Грин снимал нью-йоркскую панк-сцену, бурный подъем которой совпал с глубочайшим экономическим и социальным кризисом в истории города.

Гэри Грин, «Девушки с игрушечными пистолетами», Нью-Йорк, 1980

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

На протяжении десятилетия с середины 1970-х до середины 1980-х молодой фотограф Гэри Грин снимал нью-йоркскую панк-сцену, бурный подъем которой совпал с глубочайшим экономическим и социальным кризисом в истории города.

«Это была колоритная эпоха — и маленькая тусовка, в которую было довольно легко влиться. Особенно с фотоаппаратом в руках, потому что внимание льстило тогда почти всем», — вспоминает Грин.

Гэри Грин, «Майкл Паук Сандерс из Pure Hell и Джорди Дэй из The Miamis», Нью-Йорк, 1970-е

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

«Это была колоритная эпоха — и маленькая тусовка, в которую было довольно легко влиться. Особенно с фотоаппаратом в руках, потому что внимание льстило тогда почти всем», — вспоминает Грин.

Филипп Шансель на протяжении года с камерой в руках сопровождал представителей «Викингов» и «Пантер» — двух заметных молодежных банд Парижа начала 1980-х. В них входили преимущественно подростки из иммигрантских семей, причем без ума влюбленные в американскую культуру 1950-х и рокабилли.

Филипп Шансель, из серии «Бунтари», Париж, 1982

Фото: Philippe Chancel / Galerie Miranda

Филипп Шансель на протяжении года с камерой в руках сопровождал представителей «Викингов» и «Пантер» — двух заметных молодежных банд Парижа начала 1980-х. В них входили преимущественно подростки из иммигрантских семей, причем без ума влюбленные в американскую культуру 1950-х и рокабилли.

На фотографиях Грина хватает известных на весь мир селебрити, но совсем нет пиетета перед ними — он снимал их не со стороны, а изнутри, документируя странное, креативное и трагическое время, которое десятилетия спустя обретет почти мифический статус.

Гэри Грин, «Дэвид Йохансен из New York Dolls, Лу Рид, Энди Уорхол», Нью-Йорк, 1978

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

На фотографиях Грина хватает известных на весь мир селебрити, но совсем нет пиетета перед ними — он снимал их не со стороны, а изнутри, документируя странное, креативное и трагическое время, которое десятилетия спустя обретет почти мифический статус.

Работы Гэри Грина хорошо показывают, какую важную роль в нью-йоркском панк-прорыве 1970-х сыграли женщины в диапазоне от Дебби Харри до Ким Гордон. Идеи противостояния истеблишменту, на которых строилась эта сцена, включали в себя и неприятие патриархата — в том числе и в творчестве.

Гэри Грин, «Дебби Харри», Нью-Йорк, 1976

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

Работы Гэри Грина хорошо показывают, какую важную роль в нью-йоркском панк-прорыве 1970-х сыграли женщины в диапазоне от Дебби Харри до Ким Гордон. Идеи противостояния истеблишменту, на которых строилась эта сцена, включали в себя и неприятие патриархата — в том числе и в творчестве.

Нетрудно понять, почему снятых Филиппом Шанселем парижских тинейджеров начала 1980-х так вдохновляли музыка и стиль Америки беби-бума. Рок-н-ролл 1950-х был пронизан оптимизмом — и именно этот оптимизм казался детям арабов и африканцев более чем адекватной реакцией на поднимавшие голову во Франции 80-х расистские настроения.

Филипп Шансель, из серии «Бунтари», Париж, 1982

Фото: Philippe Chancel / Galerie Miranda

Нетрудно понять, почему снятых Филиппом Шанселем парижских тинейджеров начала 1980-х так вдохновляли музыка и стиль Америки беби-бума. Рок-н-ролл 1950-х был пронизан оптимизмом — и именно этот оптимизм казался детям арабов и африканцев более чем адекватной реакцией на поднимавшие голову во Франции 80-х расистские настроения.

Не меньше внимания, чем звездам, Гэри Грин уделял и простым обитателям нью-йоркского андерграунда — фанатам и модникам, музам и собутыльникам, проще говоря, тем молодым людям, которые и сделали музыкальную волну общекультурным феноменом.

Гэри Грин, «Аня и Рокси», Нью-Йорк, 1976

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

Не меньше внимания, чем звездам, Гэри Грин уделял и простым обитателям нью-йоркского андерграунда — фанатам и модникам, музам и собутыльникам, проще говоря, тем молодым людям, которые и сделали музыкальную волну общекультурным феноменом.

«Почти каждую ночь я шел на концерт или в клуб, чтобы знакомиться с людьми и фотографировать их. Я не думал о карьере: мне просто хотелось снимать. Наверное, я провел в этих местах слишком много времени, прожег юность, как говорится. И только сейчас я понимаю значимость работы, которую проделал тогда», — признавался Грин в интервью Another Mag.

Гэри Грин, «Патти Смит и Ленни Кей», Нью-Йорк, 1980-е

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

«Почти каждую ночь я шел на концерт или в клуб, чтобы знакомиться с людьми и фотографировать их. Я не думал о карьере: мне просто хотелось снимать. Наверное, я провел в этих местах слишком много времени, прожег юность, как говорится. И только сейчас я понимаю значимость работы, которую проделал тогда», — признавался Грин в интервью Another Mag.

Сделанные им в 1970-1980-х снимки Грин опубликовал только в 2020 году — в фотокниге «Когда наступает ночь». Характерно, что в этой книге люди, попавшие на его снимки, не подписаны, потому что опознать тех, кто не был известен, спустя десятилетия оказалось невозможно. По этой причине Грин не стал подписывать и селебрити — чтобы все его герои, знаменитые и нет, были на его фотографиях равны.

Гэри Грин, «Диджей в Club 57», Нью-Йорк, около 1981-го

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

Сделанные им в 1970-1980-х снимки Грин опубликовал только в 2020 году — в фотокниге «Когда наступает ночь». Характерно, что в этой книге люди, попавшие на его снимки, не подписаны, потому что опознать тех, кто не был известен, спустя десятилетия оказалось невозможно. По этой причине Грин не стал подписывать и селебрити — чтобы все его герои, знаменитые и нет, были на его фотографиях равны.

Филипп Шансель говорит, что из-за постоянных стычек между бандами в жизни героев его фотографий хватало напряжения. Но общее настроение времени, по его словам, было радостным: юные парижане начала 1980-х мечтали в первую очередь о свободе, принятии и любви.

Филипп Шансель, из серии «Бунтари», Париж, 1982

Фото: Philippe Chancel / Galerie Miranda

Филипп Шансель говорит, что из-за постоянных стычек между бандами в жизни героев его фотографий хватало напряжения. Но общее настроение времени, по его словам, было радостным: юные парижане начала 1980-х мечтали в первую очередь о свободе, принятии и любви.

«Я думал, что то, что я делал, было в первую очередь документацией общества, социальным исследованием. Поэтому меня так тянуло снимать тех, кто не был известен. Да я никогда и не любил тусоваться рядом со сценой, уставив на нее камеру. Развернуться в зал и обратить внимание на то, что происходит там, казалось намного интереснее», — вспоминает Грин в интервью The Guardian.

Гэри Грин, «Лора Дин», Нью-Йорк, 1978

Фото: Gary Green / Galerie Miranda

«Я думал, что то, что я делал, было в первую очередь документацией общества, социальным исследованием. Поэтому меня так тянуло снимать тех, кто не был известен. Да я никогда и не любил тусоваться рядом со сценой, уставив на нее камеру. Развернуться в зал и обратить внимание на то, что происходит там, казалось намного интереснее», — вспоминает Грин в интервью The Guardian.

Возможно, больше всего на снимках Филиппа Шанселя впечатляет то, как молодые мигранты на равных пьют, веселятся и дерутся с ровесниками из белого среднего класса. По словам кураторов выставки, сейчас, после десятилетий экономической сегрегации и деполитизации молодежи, такие картины уже немыслимы.

Филипп Шансель, из серии «Бунтари», Париж, 1982

Фото: Philippe Chancel / Galerie Miranda

Возможно, больше всего на снимках Филиппа Шанселя впечатляет то, как молодые мигранты на равных пьют, веселятся и дерутся с ровесниками из белого среднего класса. По словам кураторов выставки, сейчас, после десятилетий экономической сегрегации и деполитизации молодежи, такие картины уже немыслимы.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.