Карзай привез домой символ процветания Афганистана

Будет ли возвращение в страну бывшего монарха способствовать стабильности Афганистана?

В четверг король Афганистана в изгнании Захир-Шах вернулся на родину после почти 30 лет изгнания.

Напомним, что мысль о том, чтобы вернуть престарелого монарха в страну возникла у США в самом начале афганской кампании, которая таким образом превращалась из простой антитеррористической операции в помощь афганскому народу и восстановление законной власти в стране.

Между тем, далеко не все лидеры Северного альянса, союзника США в Афганистане, с энтузиазмом восприняли идею возвращения власти престарелому пуштунскому монарху, свергнутому почти 30 лет назад и с тех пор проживавшему в Италии.

Дело в том, что гражданская война в Афганистане, часто представляемая в средствах массовой информации как борьба Северного альянса за освобождение страны от неких злобных талибов, по сути дела представляла собой междоусобную вражду различных афганских племен - пуштунов, в большинстве своем поддержавших движение "Талибан", и этнических меньшинств - узбеков, таджиков и прочих, которые и составили Северный альянс.

Поэтому вначале представители Северного альянса упорно сопротивлялись планам США вернуть Захир-Шаха на родину, и в конце концов согласились лишь на компромиссном варианте - король вернется только для того, чтобы стать почетным председателем Лоя-Джирги, совета старейшин Афганистана, который и выберет законное, постоянное правительство страны.

И вот Захир-Шах вновь ступил на землю Афганистана. Несмотря на ликующую толпу, встречавшую монарха в Кабуле, главной заботой лидера Афганистана Хамида Карзая является безопасность престарелого монарха.

По соображениям безопасности, прибытие Захир-Шаха на родину несколько раз переносилось, в течение нескольких месяцев резиденцию монарха будут охранять итальянские карабиньеры, по некоторым сведениям, представители миротворческого контингента уже начали набирать из наиболее проверенных афганцев специальную королевскую гвардию, которая будет охранять Захир-Шаха в дальнейшем.

Интересно отметить, что при этом миротворцы пытаются вычислить и не допустить в гвардию представителей таджикской партии, представители которой смогли получить важнейшие должности в переходном правительстве Афганистана.

Лидер переходного правительства страны Хамид Карзай неоднократно выражал надежду, что Захир-Шах сможет объединить афганский народ и способствовать установлению стабильности в стране. Насколько обоснованы такие ожидания?

Проблемы стабильности в Афганистане можно, огрубляя, разделить на три категории.

Во-первых, в стране еще остаются открытые сторонники движения "Талибан". Вряд ли появление в Афганистане Захир-Шаха сможет как-то склонить к перемирию талибов, которые неоднократно обещали судить Захир-Шаха за преступления против собственного народа.

В принципе, воюющие талибы скорее являются не проблемой переходного правительства Афганистана, но проблемой международной антитеррористической коалиции, приравнявшей талибов к террористам и вознамерившейся полностью истребить их. Охоту на талибов в восточных провинциях Афганистана ведет американский и английский спецназ, использующий правительственный войска Афганистана лишь для выполнения тяжелых, долгих и неприятных задач.

Значительно более серьезную угрозу для единства Афганистана представляет из себя самоуправство бывших талибов, вовремя сложивших оружие и вставших на сторону Северного альянса и полевых командиров, которые ранее поддержали Северный альянс в борьбе с талибами, но теперь, избавившись от них и получив практически неограниченную власть в регионах, считают свою задачу выполненной.

Местные лидеры ведут постоянные сражения друг с другом и лишь номинально подчиняются переходному правительству. Разумеется, появление Захир-Шаха может оказать на них некоторое влияние, но существует опасность, что зависеть оно будет исключительно от отношения того или иного племенного командира к пуштунам, централизованной власти и американцам.

В этой связи стоит, например, напомнить о бывшем полевом командире Гульбеддине Хекматияре, лидере влиятельной Исламской радикальной партии, не только не признавшего переходное правительство Афганистана, но организовавшего заговор с целью свержения Карзая.

Наконец, серьезные разногласия присутствуют и в самом переходном правительстве Афганистана.

Уже упоминалось, что ведущие посты в правительстве находятся в руках этнических таджиков, лидеров Северного альянса. Таджиками являются министр иностранных дел страны Абдулло Абдулло, министр обороны Мухаммад Фахим, министр внутренних дел Юнис Кануни и глава разведывательных служб, брат Юниса Кануни.

Их влияние на действия правительства настолько велико, что дает основание некоторым аналитикам говорить о "таджикском перевороте" в правительстве Афганистана.

Лидеры Северного альянса изначально достаточно скептически отнеслись к фигуре пуштунского лидера правительства Хамида Карзая, по сути, навязанного им США и являющегося, как они подозревают, американским ставленником.

Появление в стране еще одного влиятельного пуштуна, также ставленника США, таджиков не успокоит и стабильности в работу правительства не внесет, тем более, что Захир-Шах сможет оказать некоторое влияние на Лоя-Джиргу и, таким образом, на формирование и распределение постов в новом правительстве страны.

Его прибытие может лишь обострить раскол между этническими группировками в переходном правительстве и усилить интриги перед советом старейшин, намеченном на июнь.

Другие материалы