Секретные миллиарды

У Минобороны нет секретов от НАТО. Зато есть от депутатов

В 2004 году правительство России планирует выделить на национальную оборону 411,6 миллиарда рублей, то есть 15,5 процента всех бюджетных расходов или 2,69 процента ВВП. Это на 67 миллиардов рублей больше, чем в 2003 году.

Военные проявляют сдержанное удовлетворение. Хотя цифра оказалась почти на 50 миллиардов ниже запрошенной, Минобороны согласилось с этим бюджетом. В разговорах с журналистами военные характеризуют его как приемлемый.

Часть статей военного бюджета является секретными, в том числе и государственный оборонный заказ, составляющий примерно треть всех оборонных расходов. Депутатам традиционно предлагается голосовать за эту сумму не вникая в ее структуру, что каждый раз вызывает естественное недовольство.

В первую очередь за право знать, на что идут деньги налогоплательщиков, с Министерством обороны борется Союз правых сил, в программе которого значительное место занимают вопросы военной реформы. В 2002 году на предложение лидера СПС Ирины Хакамада рассекретить статьи, не связанные с разведкой, стратегическими и прочими сверхсекретными расходами, министр Сергей Иванов ответил категорическим отказом, пообещав, что они останутся закрытыми, пока он будет министром. Однако под давлением депутатов ко второму чтению военные все же рассекретив часть статей. Кроме того, правительство пообещало внести изменения в перечни сведений, составляющих гостайну, открыв таким образом и бюджеты следующих лет.

Обещание выполнено не было, и бюджет-2004 точно также не дает представления, на что пойдут средства, эквивалентные примерно 5 миллиардам долларов. Структура расходов на закупку новых вооружений, а также ремонт и модернизацию уже имеющихся, по-прежнему остается загадкой.

Тем временем у депутатов, и не только у них, непрерывно увеличивается количество вопросов, связанных именно с этим направлением деятельности Минобороны. Растущее число аварий, катастроф и несчастных случаев в российской армии сами военные сплошь и рядом объясняют износом или устареванием техники. С не меньшей частотой слышны жалобы на снижение боеспособности войск по той же самой причине. Однако используя этот довод как способ выпросить дополнительные средства, генералы одновременно не хотят отчитываться, как они тратятся.

В СПС считают точку зрения военных неприемлемой, прежде всего потому, что секретность бюджета открывает возможность для злоупотреблений. "Бюджет необходимо открыть, просто чтобы меньше воровали, - заявляет лидер правых Борис Немцов, - закрытый бюджет - это воровской бюджет".

В конце августа "Союз правых сил" выдвинул правительству ультиматум: если статьи о закупках не будут рассекречены, фракция проголосует против бюджета. "Мы не требуем открытия информации о ядерных программах или закупках ракет, - говорит Немцов, - но танки, бэтээры, гаубицы... Сейчас у нас даже численность Вооруженных сил является государственной тайной. Не зная этой численности мы не можем ничего контролировать".

Три недели, прошедшие с момента объявления ультиматума до начала рассмотрения бюджета-2004 в ГосДуме не внесли в ситуацию никаких изменений. На вопрос, почему правым не удается договориться с военными Борис Немцов ответил коротко и эмоционально: "они меня достали". Упорство чиновников Минобороны, по словам председателя политсовета СПС, объясняется очевидными причинами - "это очень конкретные интересы вполне конкретных людей". "Пять миллиардов - это же большие деньги, - отметил Немцов, - не удивительно, что они так напряглись".

Тем не менее, считают в СПС, закрытые статьи все равно придется расшифровывать. "Парламентаризм начинается с открытия военных бюджетов, - заявил Немцов, - страна имеет право знать, на что идут деньги налогоплательщиков... Я не исключаю, что мы их заставим. Это будет гигантский успех".

Нелепость ситуации с засекречиванием всего и вся усугубляется недавними шагами Минобороны в области сотрудничества с НАТО. В августе первый заместитель министра обороны Анатолий Квашнин направил премьеру Михаилу Касьянову письмо с просьбой рассмотреть "вопрос о возможности и порядке предоставления стратегических сведений о расходах на национальную оборону Совету Россия-НАТО". К письму прилагались натовские методические рекомендации по объему и составу сведений, подлежащих раскрытию. Российские военные готовы делиться информацией с бывшим потенциальным противником охотнее, чем с высшим законодательным органом собственной страны.

Другие материалы