Новости партнеров

"День-Д". Как он был от нас далек

60 лет назад союзники по антигитлеровской коалиции провели самую масштабную десантную операцию в истории мировых войн

"Этот день мы приближали как могли"

6 июня 1944 года на песчаных пляжах Северной Франции произошло именно то, чего так боялся один из лучших полководцев Второй мировой. В советской историографии было принято называть эту операцию "высадкой союзников в Нормандии" с непременным добавлением комментариев о ее несвоевременности, о слабом сопротивлении немцев, занятых боями на Восточном фронте, и об ошибках планирования. У неискушенного тогда еще советского человека создавалось впечатление, что США и Великобритания вообще вступили в войну только в 1944 году. Однако, если отбросить все подковерные интриги и разногласия антигитлеровской коалиции, касавшиеся в основном послевоенного передела Европы, операция "Оверлорд" и события "Дня-Д" предстанут в ином свете как один из ключевых моментов Второй мировой войны, сравнимый по значимости со Сталинградской битвой и взятием Берлина.

Совершенно очевидно, что советское руководство в лице Верховного главнокомандующего и Генштаба не испытывало никаких иллюзий относительно сроков высадки десанта. Уже во время Тегеранской конференции 43-года стороны активно обсуждали детали предстоящей операции, и Сталин, обладавший несомненным талантом военного стратега, признавал, что столь крупномасштабное вторжение не может начаться раньше мая-июня 1944 года.

В этот период значительные силы союзников были заняты на средиземноморском театре военных действий и в Италии. Операциям в этом регионе предшествовали тяжелые бои с Роммелем в Северной Африке и последующая капитуляция его армий 12 мая 1943 года, непрекращающиеся столкновения флотов в Атлантическом и Тихом океанах. Все эти действия отвлекали значительные силы вермахта, хотя и не могли быть охарактеризованы, как прямая поддержка Советской армии.

Планирование же высадки на континент началось еще на рубеже 41-42 годов. В рамках операции под кодовым название "Болеро" за два года через Атлантический океан, постоянно патрулируемый немецкими подводными лодками, были переправлены 13 тысяч самолетов, 1200 боевых кораблей, 1600 торговых и 4000 транспортных судов, десятки тысяч военнослужащих и единиц техники. Для сохранения секретности портовые города южной Англии и Уэльса были объявлены закрытой зоной. К началу 1944 года весь юг Великобритании превратился в один большой военный лагерь, где находились до 3,5 миллионов военнослужащих. Группировка войск союзников состояла из одной французской, одной польской, трех канадских, четырнадцати британских и двадцати американских дивизий.

Генерал Эйзенхауэр, назначенный в декабре 1943 года верховным главнокомандующим объединенными силами союзников, был вынужден в своих мемуарах признать, что если бы работы немцев по созданию ракет ФАУ-1 и ФАУ-2 были завершены на полгода раньше и "противник сумел бы использовать такое оружие в течение этого времени против основных объектов в районе Портсмута, Саутгемптона", то вся операция "Оверлорд" могла бы оказаться перечеркнутой.

Кроме Эйзенхауэра в руководстве операцией принимали участие генерал Монтгомери — командующий экспедиционной армией, маршал Теддер, командующий авиацией маршал Ли-Меллори, адмирал Рамсей — командующий военно-морскими силами. Эйзенхауэр назначил генерала Беделла Смита в качестве начальника штаба, заместителем которого был назначен генерал Морган. Именно Морган и его подчиненные в течение всего 1943 года разрабатывали детальный план высадки и последующего укрепления плацдарма.

Масштабная переброска войск сопровождалась не менее впечатляющими диверсионными и разведывательными операциями. Британской разведке при помощи разветвленной сети двойных агентов удалось переиграть своих германских противников. До самого момента высадки в Берлине не были уверены, где именно она произойдет. Два величайших командира танковых войск в истории — Хайнц Гудериан и Эрвин Роммель — разошлись во мнениях по поводу того, как правильно отразить вторжение союзников во Францию. Роммель полагал, что высадка произойдет на побережье Па-де-Кале напротив Дувра, и именно здесь были сосредоточены основные силы так называемого "Атлантического вала". Кроме того, возможными местами вторжения считались также полуостров Котентен, а также пляжи Нормандии.

Если бы Роммель, Гудериан, фельдмаршал Рунштедт согласились в том, что вторжение могло осуществиться в одном из этих мест и нигде более, тогда размещение равного количества танков в каждом из этих трех пунктов было бы оправданным.

Однако этого не произошло. Еще за месяц или два до высадки Роммель упорно считал, что побережье Па-де-Кале — единственно возможный вариант. А поскольку Гудериан и Рунштедт мыслили no-другому, окончательное решение о районе сосредоточения мобильных дивизий предстояло принять Адольфу Гитлеру. А фюрер в присущей ему нерешительной и неуверенной манере распределил десять танковых и панцергренадерских дивизий на линии от Северной Бельгии до Южной Франции.

Во время подготовки операции случались и забавные казусы. Так, незадолго до высадки в английской "Дейли телеграф" был опубликован кроссворд, ответами на который служили глубоко зашифрованные коды всей операции, вплоть до названия "Overlord". Агенты британской контрразведки в поисках немецкого супершпиона арестовали почти всех сотрудников издания. Выяснилось, что кроссворд составлял невинный школьный учитель, и все совпадения оказались чистейшей случайностью.

Уинстон Черчилль проинформировал Эйзенхауэра, что собирается наблюдать за высадкой с корабля, который находился вблизи берегов Нормандии. На все возражения Эйзенхауэра премьер ответил, что может назначить себя членом команды корабля и генерал его не остановит. Король Георг VI, узнав о намерениях Черчилля, в свою очередь, объявил, что если премьер-министр считает необходимым направиться к месту событий, то и он, король, тоже полагает, что его долг — принять участие в войне и встать во главе своих войск. Лишь после этого Черчилль уступил.

"И третья часть моря сделалась кровью"

Боевые действия начались c авиационной подготовки 5 июня 1944 года в 22 часа 35 минут. В течение всей ночи до 2600 бомбардировщиков наносили последовательные удары волнами по 150—200 самолетов. Для орудийного обстрела с моря было выделено шесть линкоров, два больших монитора, 22 крейсера и большое число миноносцев и мелких судов. Несмотря на то, что союзникам было хорошо известно расположение войск неприятеля, его основные оборонительные сооружения, артиллерийские позиции, огневые точки и траншеи вдоль побережья, большого урона немцам авиационные и артиллерийские удары не нанесли. Густой туман, скрывавший побережье и часть Ла-Манша, мешал прицельному бомбометанию.

Успешнее действовали подразделения 82-й и 101-й американских и 6-й британской десантных дивизий. В их задачу входило разъединение базирующихся в районе пляжей "Юта" и "Омаха" немецких частей и установление контроля над находящимися в тылу дорогами и мостами. Десантная операция, в которой принимали участие более 18 тысяч парашютистов, стала самой крупной за всю Вторую мировую войну. Однако началась она поистине драматически. Из-за плохих погодных условий десант был рассеян на площади почти в 150 квадратных километров. Предварительно затопленные немцами участки полуострова Котантен превратились в болота, где утонули десятки солдат, экипировка которых весила от 40 до 60 килограммов. Дивизии как организованные формирования перестали существовать.

Однако рассеянность десанта сыграла неожиданную положительную роль. Немцы, пытаясь определить место высадки основной группы, провели несколько контратак фактически в пустоту. После этого в их тылу началась настоящая паника. В свою очередь, американские и британские командиры, успешно манипулируя небольшими отрядами, добились выполнения всех поставленных задач - побережье было надежно отрезано от континентальной группировки.

Шестого июня в 6 часов 30 минут утра началась высадка морского десанта. Первыми на берег переправились штурмовые группы, в задачу которых входило пройти сквозь заграждения, обеспечить своим огнем высадку инженерно-саперных групп и последующую их работу по расчистке заграждений. После захвата прибрежных участков началась высадка первого атакующего эшелона. Высадка осуществлялась с большими смещениями от намеченных пунктов. Спущенные на воду в 3—4 километрах от берега танки-амфибии нередко тонули. Так, в американской зоне на участке 5-го армейского корпуса из 32 танков-амфибий только два достигли берега. Самые тяжелые потери союзники понесли на пляже "Омаха". Частям 352-й немецкой дивизии удалось почти полностью уничтожить первые две волны десанта 1-й и 29-й американских дивизий. Ситуация была настолько тяжелая, что командующий сухопутными войсками генерал Бредли начал подготовку к отступлению. Однако подошедшим к берегу эсминцам удалось подавить огневые позиции немцев, и высадка продолжилась. В течение первых часов боя американцы потеряли на пляже "Омаха" от двух до трех тысяч человек.

Тяжелый бой произошел и на самом западном участке высадки - в так называемом "Золотом" секторе, в зоне ответственности британской 50-й Нортумберлендской дивизии. Несмотря на то, что британцам удалось десантироваться с тяжелой техникой и даже танками, к моменту окончательного захвата немецких позиций потери наступающих составили около тысячи человек.

В секторе "Джуно", где действовали канадцы, немцы были готовы к встрече противника. Мины и снаряды потопили значительную часть из 306 кораблей. У Берньера полк Королевских стрелков, который действовал в авангарде, потерял половину своего состава, преодолевая 100 ярдов от моря до дамбы. Под прикрытием огня корабельной артиллерии канадцы прорвались в одной точке обороны, и немцы отошли.

В секторе "Меч", в восточной части зоны высадки, 3-я британская дивизия потеряла 28 из 40 танков, но оставшиеся 12 прорвали оборону немцев. Дивизия разгромила противника, продвинулась на 4 мили вглубь материка и соединилась с 6-й парашютной дивизией возле реки Орне.

Высадка в районе "Юты" прошла не столь драматично во многом благодаря случаю. Ведущее десантное судно, на которых переправлялись военнослужащие 4-й дивизии, было затоплено. Лишенные лидера, двигаясь в тумане, остальные суда пристали к берегу почти на два километра к югу от запланированного места, где они должны были столкнуться с глубоко эшелонированной обороной немцев. В результате американцам удалось создать укрепленный плацдарм, перебросить на него значительное количество живой силы и техники и развить успешное наступление. На пляже Юта погибли 43 американских пехотинца и еще 69 получили ранения.

К вечеру 6 июня на побережье высадились до 150 тысяч солдат союзников, были доставлены более 20 тысяч единиц техники. Общие потери превысили 10 тысяч человек.

Однако первая основная задача кампании в Нормандии, заключавшаяся в создании надежного плацдарма с соответствующими путями снабжения в районе между Шербуром и устьем реки Орн, была полностью осуществлена только к концу июня.

Итоги операции "Оверлорд" трудно переоценить. Практически каждое немецкое соединение, получившее приказ прибыть на театр боевых действий, несло тяжелые потери, которые достигали 2500–3000 человек в день. Танки уничтожались в огромных количествах, и заменить их было нечем. Самолеты союзников нарушили систему транспортных перевозок в Нормандии и уничтожали все движущиеся в дневное время по дорогам объекты. Немецким коммуникациям был нанесен такой ущерб, что поставки на фронт практически прекратились. 1 июля фельдмаршал Рунштедт получил приказ Гитлера о том, что необходимо "удержать существующие позиции любой ценой". Он позвонил в бункер Гитлера и сказал офицеру-штабисту, что не может выполнить этот приказ. "Ну и что нам делать?" — спросил офицер. "Заключайте мир, болваны", — ответил Рунштедт.

"Марш победителей"

Ровно через 60 лет после событий "Дня-Д" Нормандии снова предстоит пережить высадку десанта, не менее масштабную, но куда более бессмысленную. 50 миль французского пляжа окажутся во власти глав 17 государств, среди которых главными "десантниками" будут считаться президенты России, Франции, США, премьер-министр Великобритании и канцлер Германии. Первым, видимо, достанется трудная доля штурмовой бригады во время марша по основным мемориальным комплексам Нормандии. Канцлеру останется демонстрировать глубокую скорбь и раскаяние зажатого в дзоте пулеметчика вермахта. Остальные "десантники" будут играть роль второго эшелона, обеспечивающего прикрытие плацдармов торжественных приемов.

Риторика подготовительных мероприятий, равно как и военные маневры, мало чем отличаются от оригинальных. Если в 1944 году Уинстон Черчилль обсуждал с Эйзенхауэром и его штабом масштабы возможных потерь среди мирного населения в результате вторжения союзников, а Эйзенхауэр уверял его, что граждане Франции с пониманием воспримут неизбежность жертв, то через 60 лет организаторы торжеств обещают, что "постараются минимизировать неудобства для местного населения", которое, в свою очередь, "должно понимать, что все продиктовано реалиями сегодняшней обстановки в мире".

Если в штурме укреплений "Омахи" в 1944 году принимали участие несколько тысяч американских солдат, то и сегодня для охраны почетных гостей на пляже высадятся две тысячи морских пехотинцев. Кроме этого, около двух с половиной тысяч французских солдат и жандармов возьмут под контроль дороги и населенные пункты. В воздушном пространстве над местом проведения торжеств будет господствовать, как и 60 лет назад, союзная авиация, а на земле будут размещены мобильные комплексы ПВО, получившие полномочия сбивать все частные самолеты, оказавшиеся над головой "десантников". В море будут курсировать боевые корабли НАТО, полные решимости оказать необходимую огневую поддержку берегу, а 3800 журналистов пойдут во втором эшелоне и составят славную летопись "подвигов" как тостующих, так и тостуемых.

На этом фоне, скорее всего, совершенно потеряется та тысяча ветеранов, которым будет позволено посетить памятные места и с благоговением выслушать отеческие поздравления потомков Рузвельта, Черчилля и Сталина.

Как и 60 лет назад, подготовка операции не обошлась без забавных и досадных казусов. Так, Ассоциация ветеранов Нормандии выступила категорически против участия в мероприятиях канцлера Германии. По мнению членов ассоциации, если Шредер возложит венки на могилы погибших солдат антигитлеровской коалиции, ветераны воспримут это как оскорбление. Некоторое смятение в стане союзников вызвали и результаты опроса, который был проведен по случаю юбилея в школах Великобритании. На просьбу рассказать о "Дне-Д" значительная часть школьников отрапортовала, что речь идет о событиях, произошедших в период с 1060 по 1948 год, когда президент США Дензел Вашингтон приказал американским войскам вторгнуться на территорию Новой Зеландии для освобождения последней от нацистов. Серьезное волнение среди организаторов торжеств вызывает непредсказуемое поведение американского президента. Принимающая сторона опасается, что главный американский "десантник" пустится в пространные сравнения своих нынешних военных кампаний с операцией "Оверлорд", а это, в свою очередь, вызовет у большинства ветеранов стойкое желание подарить президенту пакет крекеров, которые некоторое время назад едва не сделали вдовой первую леди США.

Можно сколько угодно спорить о результатах высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года или об истинных намерениях "заклятых друзей", совещавшихся в Тегеране, а затем и в Потсдаме. Можно досконально изучать карты военных действий и подсчитывать количество бронетехники, участвовавшей в сражениях с одной или с другой стороны. Можно до бесконечности проводить аналогии с днем сегодняшним. Все эти рассуждения вряд ли будут иметь значение для немногих живущих ныне ветеранов, которые ползли по морскому песку в сторону минных полей и пулеметных гнезд, и тех, кто старался сделать все от них зависящее, чтобы эти ползущие никогда не достигли своей цели. Скорее, им больше понравится фраза Франклина Рузвельта, сказанная им за день до смерти: "Сегодня перед нами стоит во всем своем грандиозном объеме следующий факт: чтобы цивилизация выжила, мы должны развивать способность всех людей любого происхождения жить вместе и работать вместе, жить в мире на одной земле. Должен быть положен конец всем войнам, этому непрактичному, нереалистическому способу разрешения всех противоречий между правительствами посредством массового убийства людей. Единственным препятствием для реализации наших планов на завтра являются наши сегодняшние сомнения".

Андрей Воронцов

Другие материалы
Россия00:01Сегодня

«Назло держишь девушку за руку, назло живешь»

Их унижают, высмеивают и преследуют. Представители ЛГБТ — о жизни в атмосфере ненависти
Интернет и СМИ00:02Сегодня

«Я породил монстра»

Как юный романтик хотел свободы слова, а создал «самое отвратительное место в интернете»