Новости партнеров

Квашнин уходит

Начальник Генерального штаба может оставить свой пост

По сообщениям ряда СМИ, генерал армии Анатолий Квашнин в скором времени должен уйти в отставку с поста начальника Генерального штаба. Возможно, его уход будет одним из шагов административной реформы, проводящейся с февраля в разных ведомствах. За последнюю неделю реформе подверглись МИД, ФСБ и МЧС. Теперь дело дошло и до армии. Недавно принятые поправки к закону "Об обороне" существенно снизили роль Генерального штаба и его начальника в руководстве войсками. Что генерала Квашнина категорически не устроило.

Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, надо рассказать о том, кто такой Анатолий Квашнин. Слухи о скорой отставке генерала Квашнина кружат постоянно, возникая с периодичностью раз в полгода. Ему все время пророчат скорую отставку, но начальник Генерального штаба каждый раз умудрялся, подобно лихому байдарочнику, пройти все водовороты и выйти на спокойную воду. Но на сей раз основания для слухов имеются серьезные. Государственная Дума недавно приняла поправки к закону "Об обороне". Генштаб, единоличная вотчина Квашнина, превратился из мощного органа, наделенного властью, в рядовое управление Минобороны, этакое собрание военных мыслителей. Амбициозному генералу армии, пытавшемуся занять положение, почти что равное министру обороны, и сосредоточить в своих руках все управление войсками, такое пришлось не по душе. Предприняв ряд безуспешных попыток, направленных на то, чтобы восстановить утраченные позиции, он потерпел поражение. В Кремле, очевидно, устали от генерала, настойчиво пытающегося выстроить личную империю.

Ну вы даете, товарищ генерал...

Анатолий Квашнин не является кадровым военным. Он, пользуясь армейским жаргоном, "пиджак", то есть человек, закончивший гражданское учебное заведение и отправившийся служить. Он был призван на действительную военную службу по окончании машиностроительного института в качестве лейтенанта танковых войск. Квашнину служба понравилась, и он принял решение остаться в армии - случай нечастый, поскольку большинство офицеров-двухгодичников желают, как правило, побыстрее уйти на гражданку. Служба у него пошла хорошо, и через несколько лет упорный, внимательный и амбициозный офицер поступил в Военную академию бронетанковых войск.

Звезд с неба Квашнин не хватал, но и в отстающих никогда не числился. Военные учебные заведения Квашнин оканчивал с отличием. Его продвижению сопутствовало и то, что в ситуациях, требующих немедленного принятия решения, он был энергичным и храбрым. Еще будучи младшим офицером, он спас жизнь механика-водителя, вытащив того из горящего танка. К тому же он обладал важным качеством для успешной карьеры - умел представить свои неудачи как успехи. В итоге, за четверть века он прошел путь от начштаба полка до офицера Генерального штаба.

Американский писатель Лоуренс Питер как-то вывел так называемый "принцип Питера", заключающийся в том, что у каждого человека есть свой уровень компетентности. Этот принцип применим практически ко всем областям человеческой жизни. Кто-то может быть хорошим бригадиром, но в роли старшего мастера дело провалит. Кто-то может быть хорошим заместителем, но с должностью своего начальника не справится.

В армии как структуре жестко иерархичной этот принцип проявляется максимально. Есть правда одно "но" - проявление "принципа Питера" отлично видно со стороны, а вот изнутри порой малозаметно. Есть люди, которые хороши на должности командира полка, но и только; есть те, для которых должность начальника штаба дивизии - предел, армией им не командовать. Шагнув на ступеньку выше, человек превышает свой уровень компетентности.

Уровень компетентности Квашнина показала первая чеченская кампания. Министр обороны Павел Грачёв тогда грозился взять мятежную республику "на штык" силами одного десантного полка. Но, в отличие от Грачева, среди военных, понимавших всю опасность подобной авантюры, желающих принять на себя командование войсками оказалось мало. Заместитель главкома сухопутных сил Эдуард Воробьев и замминистра обороны Георгий Кондратьев отказались от такого, по их мнению, неоправданного риска. И тогда вызвался Квашнин. Он выступал в пользу немедленных силовых действий, и это не могли не заметить в Кремле. Генералу страсть как хотелось добиться победы. Впрочем, по другой версии, ему просто сделали предложение, от которого он не смог отказаться, уже слыша хвалебные реляции и гром фанфар.

На той войне Квашнин действительно себя проявил, но только не так, как следовало бы. Штурм Грозного в январе 1995 года памятен всем. Армия в одночасье потеряла 1426 человек убитыми и 4630 ранеными. Сгорело около 300 БМП и БТР, а также почти 60 танков. Был выбит практически весь личный состав 81-го и 74-го мотострелковых полков, 131-й Майкопской и 276-й бригад.

По идее после такого, вообще-то, полагается немедленное увольнение с позором и в перспективе - трибунал. Например, в битве при Геттисберге в 1863 году, в ходе Гражданской войны в США, командующий южанами генерал Роберт Ли послал на верную гибель дивизию генерала Пиккета. Дивизия потеряла в атаке более 70 процентов личного состава. Ли немедленно представил президенту Дэвису письмо с просьбой об отставке и просьбой о разборе своих ошибок. Дэвис отставку не принял, но сам факт просьбы Ли был показателен. Квашнин же сумел возложить ответственность на подчиненных ему генералов, которые, якобы, ввели начальство в заблуждение. Генералов уволили, на Квашнине это никак не отразилось.

Потом была операция по захвату поселка Новогрозненский, где тогда находился штаб Аслана Масхадова. У Квашнина был десятикратный перевес в живой силе и превосходство в технике. Боевики прорвали окружение и ушли из поселка. В августе 1996 года боевикам удалось практически без боя захватить Грозный. По приказу Квашнина в Грозный на выручку пошла 205-я бригада. Никто не позаботился о необходимом обеспечении, взаимодействие с соседями налажено не было, разведка не работала - и 205-ю бригаду разгромили.

Понятно, что Квашнин, даже приложив титанические усилия, в одиночку исправить положение в Чечне не смог бы. Но, по словам многих офицеров, действуя на оперативно-тактическом уровне, ему по силам было оказывать влияние на ситуацию, что спасло бы многие жизни.

Первая чеченская показала, как воевать не надо. Но на карьеру Квашнина его провалы никак не повлияли. Тогдашнее руководство страны не сделало никаких выводов. Более того, в 1997 году Квашнин стал начальником Генерального штаба. Возможно, и в этом случае сыграло роль его умение преподносить свои неудачи как победы.

Генерал во дворянстве

Весной 1997 года Ельцин прямо на заседании Совета обороны уволил министра обороны Игоря Родионова и начальника Генштаба Виктора Самсонова. Причиной увольнения было их откровенное нежелание проводить в жизнь военную реформу. Генерал Виктор Чечеватов от предложения возглавить Генштаб отказался. Должность начальника Генштаба многими высшими офицерами почиталась "расстрельной": необходимо было решительно сокращать армию. И тогда начальник управления кадров администрации арезидента Евгений Савостьянов предложил кандидатуру Квашнина.

Ожидалось, что энергичный генерал рьяно примется за военную реформу. Но вместо этого новый начальник Генштаба начал немедленно укреплять собственное влияние в Вооруженных силах. И армию при нем начало лихорадить. Сначала Квашнин стал сливать Ракетные войска стратегического назначения с космическими силами, а потом их разделять. Позднее Квашнин упразднил главкомат Сухопутных войск только затем, чтобы спустя какое-то время снова восстановить.

К тому же в 2000-2001 годах у Квашнина началась долгая и изнурительная борьба с министром обороны Игорем Сергеевым. Сергеев предложил создать командование стратегических сил сдерживания, объединив под общим руководством РВСН подводные ракетоносцы и дальнюю авиацию. Квашнин немедленно выступил с контрпредложением - кардинально сократить численность РВСН и отправить в утиль тяжелые ракеты с разделяющимися головными частями. Поначалу эти тезисы Квашнина были приняты, но потом все же в Кремле отыграли назад. Когда Путин осенью 2003 года объявил, что безопасность страны на ближайшее десятилетие как раз и будут гарантировать такие ракеты, хранящиеся на складах, то Квашнин оперативно доложил главнокомандующему о возможности поставить их на боевое дежурство.

В 2000 году Владимир Путин посетил российский центр в Лурдесе (Куба), базу радиоэлектронной разведки, которая была источником постоянного напряжения для США. Менее чем через год было объявлено о ликвидации базы. И инициатива в этом случае исходила из Генштаба. Квашнин смог убедить администрацию президента, что 10 спутников запросто компенсируют огромный центр разведки у берегов США. Сколь ни абсурдно это звучало, но Квашнину поверили, а когда спохватились, то было уже поздно.

Очередным "подвигом" Квашнина был знаменитый бросок российских десантников из Боснии в Косово. Он был предпринят в обход министра обороны и носил откровенно непродуманный характер. Да, "русские показали Европе средний палец", как писала тогда западная печать, но позже за подобную лихость пришлось заплатить. Выторговывая воздушный коридор для пролета военной авиации в зону конфликта, Россия была вынуждена пойти на серьезные уступки. Своего сектора в Косове мы не получили.

Иногда страсть Квашнина к бесконечным реформам приобретала характер катастрофический. РВСН долго не могли прийти в себя после всех перетрясок. ВДВ с огромным трудом удалось отбиться от планов начальника Генштаба по их сокращению - до руководства государства дошло, что наиболее боеспособные войска лучше оставить в покое. Правда, Квашнину все же удалось "уйти" командующего ВДВ Георгия Шпака - Квашнин рассматривал его как потенциальную угрозу своему положению.

При обсуждении закона об альтернативной гражданской службе Квашнин внес проект, который поразил даже не склонных к мягкосердечию людей. Согласно проекту, призывник должен был представить военно-призывной комиссии документы, подтверждающие его право на АГС. Альтернативную службу предлагалось проходить в течение четырех лет по экстерриториальному принципу, преимущественно в качестве гражданского персонала в Вооруженных силах. При этом исключалось продолжение образования. Руководитель МЧС Сергей Шойгу, услышав такое, открыто поинтересовался у Квашнина, мол, не проще ли тогда альтернативщиков сразу в концлагеря отправить.

Нейрохирургия

Генеральный штаб часто называют "мозгом армии". Но тогда возникает очень неприятный вопрос: почему этот мозг до сих пор не породил сколько-нибудь значительных идей? Такое впечатление, что военная наука остановилась на стратегии начала 1940-х годов, без учета реалий нынешнего дня. Внятных прогнозов развития армии как не было, так и нет. Генштаб попросту забыл, что такое "мыслить стратегически". Царский генерал Михаил Драгомиров (1830-1905), штабных не жаловавший, в свое время говорил, что "главное свойство офицера Генерального штаба есть умение слушать и думать, а при необходимости ясно высказать свое мнение по всем вопросам, которые его касаются".

При Квашнине про драгомировскую формулу забыли окончательно. Генерал Квашин вместо своих прямых задач пытался добиться того, чтобы ему было передано все оперативное управление войсками - то есть практически единоличная власть над всеми Вооруженными силами. Минобороны отводились при этом какие-то второстепенные функции, типа политических. В Кремле, в итоге, уловили опасность ситуации и решили положить игрищам Квашнина конец - не дай Бог вырастет Бонапарт какой. Президент внес в Государственную Думу поправки к закону "Об обороне". Поскольку российский парламент очень внимательно относится к предложениям президента, то их принятие прошло без сучка и задоринки.

В прежней редакции закона "Об обороне" говорилось о том, что управление Вооруженными силами осуществляет министр обороны через Министерство обороны и Генеральный штаб, "являющийся основным органом оперативного управления Вооруженными силами". В новой редакции закона эта статья звучит по-другому: "Управление Вооруженными силами осуществляет министр обороны Российской Федерации через Министерство обороны". Генштабу отныне придется заниматься исключительно военной работой - мобилизацией, разведкой и оперативным планированием. Руководить же войсками и решать финансовые вопросы будет только министр обороны.

Квашнин, конечно, не оставлял попыток повернуть ситуацию вспять. Глава Генштаба выступил на заседании правительства по проекту бюджета-2005, где в резкой форме заявил, что "представленный проект бюджета не дает оснований предположить о существенном изменении отношения к национальной обороне и не позволяет вывести Вооруженные силы из кризиса". Тогда он потребовал от правительства не просто уточнить представленные Минфином параметры, но и изменить их. Позже Квашнин провел закрытое заседание с комитетом Госдумы по обороне, где опять же расписывал тяжелое положение армии. К вящему сожалению Квашнина, убедить депутатов и правительство ему не удалось.

Конечно, Квашнина с позором не выгонят. Скорее всего, он перейдет на какую-нибудь почетную должность вроде заместителя секретаря Совета Безопасности. Таких людей просто так не выкидывают. Но ясно и другое. Квашнин вполне отвечал представлениям Путина о том, каким должен быть настоящий генерал. До поры до времени в этом качестве он вполне устраивал президента. Видимо, больше не устраивает.

Сергей Карамаев

Другие материалы