Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Масхадову "шьют" сотрудничество с Басаевым

Прокуратура и военные пока не представили доказательств причастности Масхадова к терактам в Беслане

Об Аслане Масхадове и Шамиле Басаеве писать или говорить трудно. Даже не потому, что слова встают поперек горла от гнева, а потому, что ни об одном из них давно уже нельзя ничего утверждать с уверенностью - слишком они виртуальны. И все же в момент, когда эти два персонажа в очередной раз стали участниками весьма оживленного диалога, удерживаться от комментариев мы не имеем права. Итак, представим себе, что избранный в 1997 году президент республики Ичкерия Аслан Масхадов и полевой командир Шамиль Басаев действительно существуют, отвечают за свои слова и поступки и делают все те утверждения, которые им сейчас приписываются.

Поможет нашему воображению веб-сайт "Кавказ-Центр". Правда, в данный момент доступ к нему и ко всем его зеркалам закрыт. Зато 17 сентября сайт работал исправно, и именно в этот день на нем появилось очередное заявление Шамиля Басаева. В нем лидер боевиков не просто взял на себя ответственность за все теракты, произошедшие в России в конце августа - начале сентября (взрывы на Рижской и на Каширке, уничтожение двух пассажирских самолетов и захват школы в Беслане), но и рассказал, сколько людей и денег ему понадобилось для их осуществления.

По словам Басаева, в захвате школы участвовали 33 человека. "Взрывы самолетов обошлись мне в четыре тысячи долларов, на Каширской и у метро - в семь тысяч долларов, а операция "Норд-Вест" (то есть, захват школы) - в восемь тысяч евро", - делился своими финансовыми расчетами лидер боевиков. Надо, правда, отметить, что все оружие, все автомобили и вся взрывчатка были, по утверждению Басаева, трофейными, то есть достались команде бесплатно.

Шамиль Басаев также рассказал о требованиях, которые выдвигали боевики, захватившие школу. Кроме ставшего традиционным вывода войск из Чечни, боевики мечтали также об уходе президента РФ Владимира Путина в отставку. Если верить Басаеву, то боевики были готовы "уйти в Чечню", стоило только Путину снять с себя президентские полномочия.

Впрочем, все заявления Басаева не стоят нашего с вами внимания, так как делает он их почти всегда, когда в России происходит тот или иной крупный теракт. И поступившее вскоре заявление Аслана Масхадова, утверждавшего, что он, в свою очередь, не связан с бесланскими событиями и всеми остальными террористическими нападениями, тоже большой оригинальностью не отличалось.

Кроме одного абзаца, в котором президент ныне не существующей Республики Ичкерия дал обещание после окончания войны предать суду организаторов бесланского теракта и, в первую очередь, самого Шамиля Басаева. Кстати, подобные антибасаевские заявления Масхадов делает также не впервые. Сразу после захвата заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году тогдашний представитель ичкерийского правительства в Копенгагене Асман Ферзаули распространил заявление, согласно которому Шамиль Басаев лишался всех постов в Республике Ичкерия, а дело о захвате им заложников (совершенном, со слов самого Басаева, без ведома республиканского руководства) передавалось в шариатский суд. Приговор суда, правда, так и не был опубликован или приведен в исполнение, однако уже в 2002 году Масхадов ясно дал понять всему миру, что не является партнером Басаева.

Что вполне объяснимо. Несмотря на то, что уже много лет Масхадов прячется в неизвестном широкой общественности месте (по общепринятой версии - в горах Чечни), он старается сохранить имидж отнюдь не беспощадного боевика, но цивилизованного и даже в каком-то смысле умеренного политика. В некоторой степени это ему удается. Эмиссаров Масхадова все еще принимают в Европе, а западные политики продолжают призывать Россию к переговорам с бывшим президентом. Так что Масхадову необходимо во что бы то ни стало избежать ассоциации своего имени с кровавыми событиями в России.

Но по этим же самым причинам российская власть стремится вопреки любым утверждениям как Масхадова, так и самого Басаева изобразить эту пару как слаженно работающую команду. Правда, в данный момент делается это достаточно бездарно. Сразу же после публикации заявления Масхадова официальный представитель оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе Илья Шабалкин сообщил, что у его подчиненных есть неоспоримые доказательства совместного участия Масхадова и Басаева в подготовке теракта. И представил эти неоспоримые доказательства. Тут и оказалось, что лежащая в основе выводов военных логика основана на весьма примитивных представлениях о мире.

Шабалкин заявил, что совместное участие Масхадова и Басаева в подготовке взрывов, уничтожения самолетов и нападения на Беслан является очевидным просто потому, что им обоим выгодно проводить террористические акты в России. Ведь если Россия пойдет на уступки боевикам, Масхадов сможет занять пост президента Чечни. В то же время Басаев и арабские наемники хотят создать на Северном Кавказе арабский халифат и "используют Масхадова в качестве прикрытия своих истинных намерений и сохранения видимости так называемой борьбы за независимость Ичкерии". Наконец, и Басаев и Масхадов получают вознаграждения за теракты от международных организаций, причем "чем изощренней и бесчеловечней будут организуемые А.Масхадовым, Ш.Басаевым и другими бандглаварями акты терроризма, тем более щедрыми окажутся подачки их зарубежных хозяев", - гласит заявление Шабалкина.

Таким образом, лидеры сепаратистов предстают в заявлении представителя РОШ почти карикатурными персонажами. Погрязший в тщеславии и мечтах о президентстве Масхадов не замечает того, что известно даже простому российскому военному функционеру, и наивно доверяется Басаеву, который под самым носом у ичкерийского президента строит планы передачи Чечни или всего Кавказа под владычество арабов. Такая слепота лидера сепаратистов объясняется его жадностью - любые подозрения об истинных намерениях Басаева усыпляются очередной "подачкой" из-за границы.

Вот такие логические выкладки приходится производить официальным представителям российской власти для того, чтобы представить Масхадова и Басаева в качестве единой разрушительной силы. Кстати, о доказанности причастности Масхадова к захвату школы заявила и Генпрокуратура РФ (также не представив никаких фактических улик). Ясно, что в создании именно такой картины происходящего российская власть остро нуждается не только для того, чтобы дискредитировать Масхадова в глазах чеченцев, но и для того, чтобы Путин мог уподобить его бин Ладену и на этом основании отказаться от всяческих переговоров и заявить, что "разговаривать в Чечне не с кем".

Елена Любарская

Другие материалы