Новости партнеров

C Россией ужинают, но не обедают

МИД РФ попросил отложить саммит Россия-ЕС, чтобы сохранить лицо

Речь в приведенной в эпиграфе пословице идет о людях, с которыми настоящий джентльмен может решать деловые вопросы, но с которыми он никогда не вступит в теплые личные отношения. В случае отношений России и Евросоюза, можно сказать, что с нами, наоборот, ужинают, но не обедают. И Россия, и ЕС никогда не скупились на громкие декларации по поводу обоюдной симпатии и стремления к интеграции. Однако документально подтвердить свои особые отношения с РФ Еворосоюз не готов, как бы этого ни хотелось Путину.

Судя по принятому в пятницу решению отложить саммит Россия-ЕС, изначально запланированный на 11 ноября, в выяснении отношений с Евросоюзом Кремлю не помогли ни поспешное принятие Киотского протокола, ни обещание отменить пошлины на воздушный транзит европейских самолетов, ни встреча Владимира Путина с Сильвио Берлускони. По состоянию на начало ноября Еврокомиссия по-прежнему не согласна предоставить России то место в своей международной политике, на которое она претендует.

Поступившее вечером в пятницу через агентство "Интерфакс" сообщение о том, что МИД РФ направил в председательство Еврокомиссии, базирующееся сейчас в Нидерландах, просьбу отложить саммит, было достаточно неожиданным. Официальным поводом для такой просьбы стал тезис о бессмысленности переговоров с нынешними еврокомиссарами в ситуации, когда новый состав главного органа управления ЕС еще не определен. При этом совсем недавно Путин заявлял, что кадровые перестановки в ЕС никак не могут помешать саммиту. Впрочем, и без этого ясно, что настоящая причина отсрочки начала саммита связана совсем с другими проблемами.

Дело в том, что Россию на саммите не ожидало ничего хорошего. Одним из главных его итогов для нас могло бы стать принятие пакетного соглашения о долгосрочном партнерстве и сотрудничестве с ЕС. По мнению Кремля, это соглашение должно отражать особое положение России среди соседей ЕС. По мнению европейских политиков, у Европы нет оснований предлагать России другие условия, чем остальным странам, включенным в программу "Широкая Европа - новые соседи".

При этом диалог со странами-соседями ЕС очень политкорректен по форме, но весьма жесток по содержанию. Фактически, все условия сотрудничества диктует Европа, а ее южным и восточным партнерам приходится с ними соглашаться. С точки зрения уже принятых решений, Россия в этом плане ничем не отличается от других "товарищей по списку". Счет в российско-европейских отношениях пока что в пользу ЕС. С 1 января 2005 года гражданам Калининградской области придется получать разрешения на литовских транзит, точно так же будет ограничена перевозка грузов между Калининградом и остальной Россией. Несмотря на все разговоры об ослаблении визового режима, требования к россиянам в большинстве случаев только ужесточаются. Европейские политики не разделяют взглядов России ни на права русскоязычного населения Прибалтики, ни на статус эмиссаров ичкерийского правительства в Европе, ни на ситуацию в Чечне.

Отсрочка начала саммита Россия-ЕС стала еще одним признаком давно прогрессирующего охлаждения в российско-европейских отношениях. На фоне осенних политических событий в России становится ясно, что только нежелание сторон идти на прямой конфликт мешает этому охлаждению превратиться в заморозки. После того как Владимир Путин объявил о реформе губернаторской власти, более сотни европейских политиков и общественных деятелей написали открытое письмо, в котором заявили об отходе российского президента от курса на демократизацию и призвали европейских лидеров отреагировать соответственно. А будущий еврокомиссар госпожа Ферреро-Вальднер, выступая перед Европарламентом, заявила: "Мы является свидетелями отступления демократии в России". Понятно, что в такой ситуации вопрос о более тесной интеграции Европы с Россией стал уж совсем проблематичным.

Предложенный к принятию на ноябрьском саммите пакет документов состоит из четырех частей, касающихся четырех "общих пространств" взаимодействия России и ЕС - гражданских свобод, правовой системы, безопасности и науки и образования. Предполагалось, что в этих областях партнеры будут вырабатывать общие стандарты и стремиться к их соблюдению. Сейчас ясно, что как минимум в области гражданских свобод никакой общей территории у России и ЕС быть не может. Еще одной проблемной зоной является соглашение о сотрудничестве в области безопасности. России хотелось бы добиться от Европы признания террористического характера кавказского сепаратизма и конкретного сотрудничества в военной области. Европа с российской версией этого "общего пространства" согласиться пока не готова.

При этом соглашение о долгосрочном сотрудничестве должно быть принято именно единым пакетом, в котором политические вопросы были бы увязаны со всеми остальными. Поэтому в октябре Еврокомиссия предложила вообще отказаться от обсуждения проекта этого соглашения на саммите. Для Москвы такое предложение звучало весьма оскорбительно. Поэтому, так и не добившись согласования документа об интеграции России и Европы, Кремль предпочел отложить саммит и сохранить лицо.

Дело в том, что для Путина важны не столько конкретные шаги по сближению с ЕС, сколько само подписание соглашения как символ принятия нашей страны и ее лидера в некий привилегированный клуб. Именно с этим связаны наша настойчивость в утверждении особого статуса Российской Федерации и нежелание вставать на одну доску, например, с Украиной.

Однако оказалось, что при реальном изменении российской политики в сторону, противоположную европейской модели, даже теплые отношения Путина с Берлускони, Шредером или Шираком не могут обеспечить ему клубную карту.

Елена Любарская

Другие материалы

Метил в короля

За ним охотились киллеры и Интерпол. Он влюблял в себя женщин и любил шахматы