Новости партнеров

США замахнулись на афганский мак

Американцы собираются отдать своих бывших союзников — афганских наркобаронов — под суд

США готовы приступить к решению задачи посложнее охоты на Осаму бин Ладена и разгрома движения "Талибан". В ближайшие несколько недель американский воинский контингент, размещенный в Афганистане, начнет борьбу с теми, кто занимается скупкой опиумного мака, производством и контрабандой героина.

Американцы решили подойти к проблеме нестандартно. Они намерены арестовывать лиц, замешанных в этих неблаговидных делах, экстрадировать их в Штаты и предавать суду на американской терроритории. Юридических проблем тут быть не должно. Весь мир знает, что опиумный мак (из которого делают опиум, перерабатываемый затем в героин) выращивают в двух местах - в Афганистане (75 процентов мирового производства) и в так называемом "Золотом треугольнике", расположенном на стыке границ Бирмы, Лаоса и Таиланда. Поэтому смело можно утверждать, что афганский героин поступает в Соединенные Штаты и губит американцев (правда, по данным британского еженедельника The Observer, лишь 10 процентов афганского героина попадает в США).

Непосредственно процесс выдачи займет несколько месяцев, и первые афганские наркодельцы предстанут перед американскими судьями лишь в предстоящем году. По американским законам за контрабанду наркотиков можно получить 15-20 лет.

Первые кандидаты уже известны. Годовые обороты их сетей превышают 100 миллионов долларов. В целом наркоторговлю в Афганистане контролируют двенадцать известных всей стране ключевых фигур.

Уже решено, что на подмогу армии в Афганистан прибудут агенты ФБР и Управления по борьбе с наркотиками. Предполагается, что сначала с наркодельцами будут проведены предупредительные беседы. Если не поможет, то колеса американо-афганской правоохранительной машины закрутятся на полную мощность.

США уже давно пришли к выводу, что наркоторговля подрывает все усилия коалиции по установлению демократии в Афганистане. Но решать проблему они предоставили своим союзникам британцам (те сами вызвались начать эту работу, поскольку, как утверждает статистика, 95 процентов героина, поступающего в Великобританию, прибывает из Афганистана). Видимо, по каким-то причинам британцам победить наркобаронов не удалось.

На конференции по восстановлению Афганистана, которая состоялась в апреле этого года в Берлине, борьбе с распространением наркотиков уделялось первостепенное внимание. Там же, в Берлине, Афганистан заключил с шестью пограничными государствами (Китаем, Ираном, Пакистаном, Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном) договор о совместной борьбе с изготовлением, торговлей и потреблением наркотиков. Предусматривалось, что эти страны должны усилить контроль за приграничными областями, через которые пролегают пути транспортировки наркотиков из Афганистана. По сути вокруг Афганистана должен быть создан настоящий санитарный кордон. Но героин как шел, так и идет из страны.

По сравнению с 2002 годом производство опиума в Афганистане увеличилось в 20 раз. По данным Бюро ООН по наркотикам и преступности, в 2002 и 2003 годах доходы от наркоторговли в Афганистане достигли 4,8 миллиарда долларов, превысив в два раза размеры международной помощи, поступающей в страну. Кроме того, там наблюдается устойчивая тенденция к дальнейшему росту этого показателя. Это подтверждает проведенное ООН исследование - двое из трех опрошенных афганских крестьян планируют увеличить площади под посадки опиумного мака.

Видимо, американцам надоело ждать, и они решили вмешаться. Уже летом появились слухи, что в Вашингтоне разрабатывают план действий в этом направлении, но никакой конкретики не было. Слухи озвучил командующий американскими войсками в Афганистане, генерал-лейтенант Дэвид Бэрно: "Мы думаем в настоящее время над тем, какую роль могли бы сыграть военные в пресечении стремительного развития "наркозависимости" афганской экономики".

Теперь все стало ясно. Американцы намерены повнимательнее присмотреться к полевым командирам, которые контролируют всю наркоцепочку от выращивания опиумного мака до производства героина и поставки его на рынок. Например, к некоему Хазрату Али. Сейчас он один из самых известных наркодельцов страны и заодно шеф полиции Джелалабада. "Однажды утром он проснется и поймет, что оказался не у дел. Мы знаем, откуда и куда идут наркотики, кто это все контролирует, и мы начинаем этим заниматься", - зловеще заявил высокопоставленный американский военный из штаба в Кабуле.

Можно констатировать, что Пентагон меняет свою первоначальную позицию. Осенью 2001 года американцы высадились в Афганистане и увидели, что полевые командиры - их партнеры по борьбе с терроризмом - "по уши" завязли в наркоторговле. Они не трогали их, поскольку нуждались в их помощи в войне против "Талибана". Это относится и к упоминавшемуся выше Хазрату Али, который очень помог тогда американцам, и к другим лицам. Американцы долго - три года - колебались, не зная, заниматься ли им борьбой с наркотрафиком или ограничиться только поисками Осамы бин Ладена.

Но мало-помалу политики начали оказывать на Пентагон интенсивное давление. Например, министру обороны США Доналду Рамсфелду начали писать конгрессмены, которые просили его вмешаться и указывали, что деньги от наркоторговли идут на финансирование терроризма, тому же бин Ладену.

Президент Афганистана Хамид Карзай еще в апреле этого года на конференции в Берлине заявил, что наркоторговля опаснее для его страны, чем "Аль-Каеда" и "Талибан" вместе взятые. За примерами далеко ходить не надо. В ходе недавних выборов в местные органы власти наркодельцы участвовали в качестве кандидатов. Все это знали, но помешать не могли. Ситуацию иллюстрирует, например, такой факт. В провинции Балх был обнаружен склад наркотиков и найден его владелец, влиятельный полевой командир Атта Мухаммед. Вместо наказания его повысили в должности. Он получил новую работу - стал губернатором провинции Балх.

Прежний опыт

США уже применяли похожие методы борьбы с наркоторговлей. Пятнадцать лет назад врагами американской нации был объявлены колумбийские кокаиновые бароны во главе с Пабло Эскобаром. Две конкурирующие группировки из Медельина и Кали наладили поставки кокаина и более сильного наркотика "крэк" в США на небольших самолетах и прогулочных яхтах. Американские мегаполисы, особенно Нью-Йорк, где проживало много выходцев из Колумбии, были буквально завалены дешевым кокаином. Американская администрация была вынуждена принять меры. Она пыталась заставить правительство Колумбии арестовать наркодельцов и выдать их США для предания суду. Возможно, колумбийцы и хотели бы изловить наркобаронов, но силы были неравны. Наркодоллары делали свое дело. Принимались решения, угодные только Эскобару и его партнерам по бизнесу. Те, кто были против, безжалостно уничтожались созданными наркобаронами "эскадронами смерти", носившими название "Extraditables" (в переводе на русский язык - "подлежащие выдаче"). "Extraditables" не останавливались ни перед чем и ни перед кем. Были убиты сотни политиков (в том числе несколько кандидатов в президенты страны), полицейских, судей.

В результате Колумбия приняла конституцию, запрещавшую выдачу граждан страны для суда иностранной державе.
Тогда американцы нашли другой выход. Предоставив правительству Колумбии значительные средства для обучения полицейских подразделений, призванных покончить с наркобаронами, и позволив осуществить закупки американской боевой техники, они заставили власти объявить Эскобару и его коллегам войну. Американцы снабжали колумбийцев разведывательной информацией, в том числе, полученной со спутников. Параллельно США организовали спецоперацию, тайно направив в Колумбию подразделения спецназа для охоты на наркобаронов. Впрочем, эту информацию США никогда официально не подтверждали. Так или иначе, Пабло Эскобар был убит в декабре 1993 года то ли американцами, то ли колумбийским спецподразделением. Понятие "медельинский картель" стало достоянием истории. Конечно, кокаин в Колумбии по-прежнему производят и "экспортируют" в США - аксиому "спрос определяет предложение" никто не отменял. Но на том историческом этапе американский опыт можно признать успешным.

Можно привести еще один пример, несколько другого рода. Много лет панамский диктатор генерал Мануэль Норьега верой и правдой служил американским интересам, исправно получая солидную зарплату в ЦРУ. Американцы закрывали глаза на многие неблаговидные поступки генерала. Но его участие в наркоторговле они терпеть не стали. Сначала генералу отказали в поддержке на государственном уровне, а затем в декабре 1989 года просто организовали его захват, известный как операция Just Cause. В операции приняли участие элитные спецподразделения американской армии. Норьега был арестован и в 1992 году предан суду по обвинению в торговле наркотиками и отмывании денег. Он был приговорен к сорокалетнему тюремному заключению, которое до сих пор отбывает в федеральной тюрьме в Майами.

Но при всем этом надежда на успех американцев в Афганистане минимальна. С одной стороны, им, несомненно, удастся арестовать афганских наркобаронов и экстрадировать их в США. Америка - не Афганистан, там не удастся купить полицию, судей и присяжных. Наркодельцы получат свои сроки.

С другой стороны, 80 процентов населения Афганистана прямо или косвенно связаны с выращиванием опиумного мака и не имеют других стредств к существованию. Он в десять раз дороже пшеницы. Британцы пробовали уговорить афганцев перейти на выращивание достаточно дорогого шафрана, но потерпели неудачу. Американцы тоже не знают, что предложить взамен.

Президент Хамид Карзай, с одной стороны, утверждает, что наркоторговля угрожает самому существовованию Афганистана, с другой стороны, он нуждается в поддержке со стороны полевых командиров и одновременно наркобаронов, поскольку только они могут обеспечить порядок в большинстве районов страны.

Американцы используют наркоторговцев в качестве информаторов о передвижениях и планах боевиков "Аль-Каеды" и "Талибана". Запрет на выращивание опиумного мака неизбежно отразится на отношении населения к американцам и представителям других стран, входящих в коалицию, и, как следствие, на результативности деятельности американских спецслужб.

Поэтому наивно думать, будто проблему наркоторговли в Афганистане в обозримом будущем вообще можно решить. Американцам предстоит в этом убедиться уже очень скоро.

Михаил Витебский

Другие материалы