Саддам, Гитлер и рыцари квадратного стола

Суд над соратниками Хусейна превратится в избирательный полигон для иракских чиновников

Время спекуляций на тему грядущего справедливого суда над соратниками Саддама Хусейна завершилось. Премьер-министр Ирака Ияд Аллави объявил, что "с помощью Аллаха" этот явно незаурядный процесс начнется на следующей неделе. Кто именно из "рыцарей квадратного стола" бывшего иракского диктатора предстанет перед правосудием, пока неизвестно, да это и не играет особой роли. Важно другое. До первых всеобщих выборов в стране осталось чуть более месяца, и суд, безусловно, станет важнейшим этапом специфических предвыборных кампаний соперничающих группировок.

Теоретически, на скамье подсудимых могут одновременно оказаться сразу все 11 "рыцарей", находящихся сейчас в юрисдикции иракских властей: бывшие вице-премьеры Тарик Азиз и Таха Яссин Рамадан, два брата Хусейна, Али Хассан аль-Маджид по прозвищу Химический Али и другие менее известные персонажи. Теоретически, каждому из соратников Хусейна по совокупности преступлений может быть вынесен смертный приговор. Однако, при всем справедливости такого наказания для многих из них, вряд ли "освобожденный" народ Ирака станет свидетелем подобия Нюренбергского процесса. По той простой причине, что в кровавом завершении этого суда заинтересован, пожалуй, только один человек - все тот же Аллави.

Стоит сразу представить всю сложность его положения. Говорить о легитимности премьер-министра не приходится, ведь очевидно, что спектакль с его "неожиданным" назначением на этот пост в июне текущего года был срежиссирован не на берегах Тигра, а в окрестностях реки Потомак. Обширные полномочия, которыми временное правительство наделило Аллави, не помогли ему до сих пор хоть в какой-то степени решить проблему безопасности даже в столичном регионе. Будучи шиитом, премьер пользуется определенной поддержкой со стороны религиозного большинства населения страны.

С другой стороны, он бывший высокопоставленный член баасистской партии Хусейна, лишь волею судьбы оказавшийся за ее бортом. Несомненным "минусом" являются и его широко обсуждаемые связи с американской и британской разведками, напрямую финансировавшими возглавляемую им некогда организацию "Иракское национальное согласие". Кроме этого, сам факт его многолетнего пребывания за пределами родины, равно как и британское подданство, не могут вызывать особого оптимизма у иракского электората.

По логике вещей, у Ияда Аллави нет иного выхода, кроме как и далее позиционировать себя как жесткого и решительного политика и искать поддержки у сформировавшейся коалиции шиитских партий, намеревающейся бороться за составление будущего парламентского большинства. А следовательно, в процессе анонсированного им же судебного разбирательства Аллави должен приложить все свое влияние, дабы бывшие вершители судеб Ирака получили максимально суровые приговоры. Вероятнее всего, премьеру придется даже отказаться от имиджа светского чиновника, что на ранних стадиях раздела власти очень импонировало США, и вспомнить о своих шиитских корнях, чтобы иметь возможность представить себя чуть ли не защитником единоверцев.

Как бы там ни было, для Ияда Аллави наступает ответственный период. После 30 января, когда будет сформирован первый национальный парламент, именно законодатели будут решать судьбу главы правительства, и американская поддержка перестанет играть столь существенную роль в политической карьере Аллави.

Куда более умеренную позицию наверняка займет нынешний президент страны Гази Аль-Явер. Его полномочия крайне скромны и не идут ни в какое сравнение с возможностями премьера, он совершенно не публичная фигура, но у него есть главное - влияние. Являясь представителем одного из крупнейших в Ираке родов, Аль-Явер обладает серьезными связями не только в своей собственной стране, но и в Саудовской Аравии, Иордании и Сирии. До вторжения войск коалиции в Ирак он не участвовал в политической борьбе и не был замечен в сотрудничестве с заокеанскими "демократизаторами". Кроме этого, Аль-Явер является суннитом, то есть представителем иракской элиты, правившей страной в течение нескольких десятков лет, оказавшейся после поражения Саддама в сложном положении, и явно или тайно сочувствующей "рыцарям" бывшего диктатора.

Истинное отношение к происходящему в полной мере проявилось во вчерашнем заявлении Аль-Явера, сделанном им во время поездки по Европе. Президент предрек появление в стране нового тоталитарного лидера. А чтобы у европейской аудитории не оставалось сомнений в опасности такого развития событий, он даже нарек будущего диктатора столь памятным для Запада именем Гитлер. Совершенно очевидно, что, пугая изнеженных европейцев мрачными перспективами, Аль-Явер имеет ввиду не возвращение к власти разгромленных баасистов, а шиитских радикалов вроде того же Муктады Аль-Садра или вновь "уверовавшего" Аллави.

Аль-Явер последовательно критикует политику коалиционной администрации Ирака, однако, если присмотреться, делает он это "без души", скорее для поддержания имиджа, так как не может не понимать, что только присутствие огромной военной группировки удерживает шиитов и тех же курдов от более решительного отстаивания своих интересов.

.title ДОСЬЕ Vip.Lenta.Ru
Свободный народ Ирака

Стоит ожидать, что и на грядущем суде президент ограничится лишь умеренными обвинениями в адрес бывших правителей и не станет требовать кровавой расправы над ними. В ней не заинтересованы и США, для которых дальнейшая судьба "королевской рати" не имеет особого значения, но которые не могут полностью игнорировать мнение своих союзников, например, Великобритании, неоднократно заявлявшей о готовности объявить бойкот суду над бывшими правителями Ирака, если последним будут угрожать смертные приговоры.

В конечном счете, весь исход процесса зависит от воли стратегов из администрации США. Вполне возможно, что вашингтонские мыслители "сдадут" наиболее одиозных иракских правителей, вроде того же Химического Али, но столь же очевидно, что в отношении иных, например Тарика Азиза, они будут гораздо менее сговорчивыми. Пока же большинству обвиняемых не была даже предоставлена возможность пообщаться со своими адвокатами.

Это относится и к самому Саддаму Хусейну, который, как выяснилось, содержится на американской военной базе Кэмп Кроппер (Camp Cropper), находящейся в районе багдадского аэропорта. Бывший диктатор находится в добром здравии, а условия его тюремного содержания несколько лучше, чем условия жизни на воле большинства его сограждан. В ожидании суда, дата которого до сих пор не определена, Хусейн развлекает себя и жаждущих информации журналистов слухами о своих голодовках в знак солидарности с остальными иракскими заключенными.

На этом фоне в стране полным ходом идет избирательная кампания, естественно, исполненная местной специфики и колорита в виде подрывов заминированных автомобилей, нападений на патрули и расстрелов сотрудников штабов политических группировок. А сегодня, 15 декабря, истекает срок регистрации списков кандидатов во всех восемнадцати провинциях страны. Но настоящая битва начнется на следующей неделе, и одними из главных хоть и невольных ее участников станут те, чьи имена еще не так давно наводили ужас на иных ретивых соискателей высоких должностей.

Андрей Воронцов

Другие материалы