Угарный газ тбилисской политической кухни

Обстоятельства гибели премьер-министра Грузии Зураба Жвания поражают своей нелепостью

Новость о гибели премьер-министра Грузии Зураба Жвания, облетевшая информационные агентства мира утром в четверг, 3 февраля, поразила всех своей неожиданностью и, как бы это сказать, нелепостью. Официальные власти страны, поднятые на ноги этим сообщением еще ночью, растерянно говорили о том, что произошел несчастный случай. Президент Грузии Михаил Саакашвили отправил кабинет министров, как это положено по конституции, в отставку, а исполняющим обязанности покойного назначил самого себя. Но за всей этой суетой маячил главный вопрос: что на самом деле произошло?

Газовый туман

Все официальные лица, успевшие высказаться по поводу гибели Жвания, подчеркивали, что смерть премьер-министра не была насильственной и вообще не может считаться убийством. Речь, утверждали они, идет о несчастном случае - Зураб Жвания и Рауль Юсупов, также погибший в результате этого происшествия, отравились угарным газом. Согласно версии, которая была озвучена на брифинге министром по делам полиции и общественной безопасности Грузии Вано Мерабишвили, накануне вечером, около полуночи, Жвания приехал к дому своего друга Юсупова и прошел в квартиру, оставив охрану на улице.

Через некоторое - видимо, продолжительное - время охрана, которую премьер, уходя, предупредил, что задержится ненадолго, забеспокоилась и стала вызывать Жвания по мобильному телефону. Однако тот не отвечал. Тогда охранники принялись звонить в дверь квартиры Юсупова. Так же безрезультатно. Наконец, около половины пятого утра подчиненные Жвания не выдержали и высадили окно в квартире, расположенной на первом этаже пятиэтажного дома. Проникнув внутрь, они застали такую картину: Зураб Жвания сидел в кресле на кухне, Рауль Юсупов находился в комнате, и оба были мертвы. Стол был накрыт для ужина; покойные, видимо, играли в нарды, так охранники обнаружили в квартире раскрытую доску с начатой партией. Следов борьбы и вообще особого беспорядка вошедшие не обнаружили. Убедившись, что спасать уже некого, охрана подняла тревогу.

Неизвестно, что навело прибывших следователей и представителей государственной власти на мысль об отравлении газами, но именно это предположение было названо наиболее вероятным. Поначалу Вано Мерабишвили, лично побывавший на месте происшествия, утверждал, что Жвания и Усупов отравились природным газом, который просочился в квартиру из-за утечки, образовавшейся в связи с установкой в квартире Усупова "аппарата газообогревателя". Но потом его слова откорректировал другой высокопоставленный грузинский чиновник, как раз ответственный за природный газ - гендиректор "Тбилгаза" Давид Морчиладзе, также посетивший загазованную квартиру. Он заявил, что никакой утечки не было, а, "по всей видимости, произошло накопление углекислого газа". Он же уточнил, что к "накоплению" имела отношение газовая печь иранского производства "Никала", установленная за два дня до роковой ночи. Откуда у него такие сведения, глава "Тбилгаза" не сообщил, но высказал предположение, что все это время помещение не проветривалось.

То ли глава "Тбилгаза" ошибся, то ли оговорились цитировавшие его слова журналисты, но спустя некоторое время появилась третья версия относительно состава газа, послужившего причиной смерти Жвания и Юсупова. Теперь его стали называть не углекислым, а угарным.

Подобная путаница имела место и в информационных сообщениях, которые ссылались на сведения, предоставленные начальником отделения судмедэкспертизы Генпрокуратуры Грузии Леваном Чачуа, в ведение которого поступили тела покойных. Одни агентства утверждали, что Чачуа потдвердил первоначальную версию Морчиладзе и даже назвал химический состав углекислого газа - CO2, а другие приписывали ему слова об угарном газе и, соответственно, другую формулу - СО.

Точку в этом споре поставила экспертиза, проведенная уже через несколько часов после обнаружения тел. Грузинские судмедэксперты подтвердили версию гибели премьер-министра Грузии Зураба Жвания в результате отравления угарным газом. По их словам, в крови премьера был обнаружен карбоксигемоглобин - вещество, которое образуется при соединении угарного газа с гемоглобином. "Наличие в крови этого вещества свыше 20 процентов вызывает смерть. В крови премьер-министра, по последним данным, обнаружено свыше 40 процентов этого вещества", - заявил эксперт министерства юстиции Леван Самхараули и пообещал предоставить общественности более точную информацию о биохимическом составе крови Зураба Жвания в пятницу. Заявление о том, что наличие в крови пострадавшего 20 процентов карбоксигемоглобина является смертельной дозой, можно счесть спорным, но вообще-то все зависит от общего физического состояния человека, а также от количества алкоголя, принятого накануне или во время отравления.

Несчастный случай

Итак, казалось бы, все ясно - несчастный случай, вызванный то ли неправильно смонтированной печкой, то ли отсутствием вентиляции в квартире Юсупова. И все же смерть политика столь высокого уровня не могла не породить слухов о том, что произошла не просто нелепая случайность.

Сомнения по поводу выводов медсудэкспертов высказали представители грузинской политической оппозиции, в частности - лидер Лиги народной защиты Грузии Ирина Саришвили. Она не стала впрямую опровергать версию о случайном отравлении премьера, но отметила, что и внутри страны, и за ее пределами были силы, которые могли быть заинтересованы в смерти Зураба Жвания. По ее мнению, уход премьера означает нарушение баланса сил, сложившегося внутри триумвирата Саакашвили-Жвания-Бурджанадзе, и это может серьезно дестабилизировать обстановку в Грузии.

О том, что смерть Жвания могла быть кому-то выгодной, заявил в интервью телекомпании CNN и бывший вице-премьер страны Георгий Барамидзе. "У Грузии много врагов", - добавил он в этой связи. Чуть позже начальник аппарата Госканцелярии Грузии Петр Мамрадзе распространил сообщение о том, что Барамидзе назначен исполняющим обязанности покойного, но к вечеру пришло опровержение: оказывается, полномочия премьер-министра президент Саакашвили временно возложил на себя.

А депутат грузинского парламента Александр Шаламберидзе прямо назвал этих "врагов", присовокупив к смерти премьера недавний крупный - по грузинским меркам - теракт в Гори. По мнению депутата, оба события связаны тем, что в них просматривается "рука Москвы". Хотя какую выгоду, кроме пресловутой "дестабилизации обстановки", может получить Россия от подобных событий, Шаламберидзе объяснять не стал. На всякий случай глава российского МИДа прокомментировал это и другие подобные утверждения, назвав их "политически ангажированными". Сергей Лавров заявил также, что российская сторона намерена ждать официальных результатов расследования смерти Зураба Жвания от Тбилиси. А президент РФ Владимир Путин уже направил своему грузинскому коллеге телеграмму с выражением соболезнований.

Есть и другие мнения по поводу того, кому могла быть выгодна смерть премьер-министра. Так, проживающий в Москве Тенгиз Китовани, министр обороны Грузии в 1992-94 годах, уже в четверг заявил о том, что у Жвания могли быть враги в самом Тбилиси, так как далеко не всем нравилась самостоятельная позиция премьера по многим вопросам. Например, журналисты вспомнили о сканадале, произошедшем в высших эшелонах грузинской власти в начале января, когда все тот же Георгий Барамидзе, которого называли "человеком Жвания", вынужден был уступить пост министра обороны "человеку Саакашвили" Ираклию Окруашвили. Два министра тогда публично обменивались громкими и оскорбительными заявлениями.

Даже заместитель генерального прокурора Грузии Георгий Джанашия, заявивший о том, что его ведомство возбудило уголовное дело по факту смерти Зураба Жвания и Рауля Юсупова, не стал уточнять, по какой статье следственный департамент Генпрокуратуры намерен квалифицировать произошедшее. А для большей достоверности выводов следствия к этому делу подключатся эксперты из ФБР, которые проведут свою экспертизу образцов крови Жвания и Юсупова.

Квемо Картли

Между тем за всеми этими событиями совершенно ушла в тень фигура Рауля Юсупова, погибшего вместе с премьер-министром, причем, как сообщалось в четверг, в своей собственной квартире. Понятно, что на фоне политического тяжеловеса Жвания 25-летний заместитель губернатора региона Квемо Картли мало кому интересен. Наверное, о нем и не следовало бы говорить специально, особенно в связи с возможными версиями о насильственной гибели премьер-министра, если бы не одно обстоятельство.

Дело в том, что регион Квемо Картли (Юго-Восточная Грузия) - особенный. Это область компактного проживания азербайджанцев на территории Грузии, она граничит с Азербайджаном и является одним из самых "проблемных" районов страны (не считая, разумеется, Абхазии и Южной Осетии). Достаточно сказать, что еще каких-нибудь полтора месяца назад сам Михаил Саакашвили констатировал, что Квемо Картли остается вотчиной контабандистов, и посетовал, что азербайджанская таможня на границе двух стран работает лучше грузинской, которой пока приходится учиться у соседей. Кроме того, местные азербайджанцы, живущие на грузинской территории, время от времени вступают в споры с грузинскими властями, которые иногда заканчиваются перестрелками. Так, в начале декабря в ходе имущественного конфликта, связанного с претензиями азербайджанского населения грузинского села Кулари на земли местного конезавода, приватизированного, по их мнению, с нарушениями закона, погибла пожилая жительница Кулари, а еще один мужчина-азербайджанец был ранен.

.title ДОСЬЕ VIP.LENTA.RU
Усмирение грузинских окраин Аджарский кризис Мирная грузинская революция

Эти и подобные им события заставили Саакашвили вернуть в Квемо Картли на должность своего уполномоченного Зураба Меликишвили. Раньше Меликишвили уже работал в Квемо Картли, но впоследствии был переведен в Тбилиси на должность государственного министра по региональной политике и вопросам местного управления. Именно заместителем Меликишвили за неделю до своей гибели и был назначен задохнувшийся вместе с Жвания Рауль Юсупов. По словам своего шефа, он даже не успел приступить к исполнению обязанностей в Рустави, а лишь знакомился с делами в Тбилиси, где с ноября 2003 года работал в Госканцелярии в аппарате госминистра по интеграции и гражданским вопросам. По некоторым данным, Меликишвили намеревался назначить Юсупова руководителем администрации одного из районов Квемо Картли.

Быть может, это была своеобразная уступка местному населению: уроженец села Караджала Телавского района (который входит в регион), человек с тюркской фамилией, член возглавяемой Жвания партии "Объединенные демократы", Юсупов мог быть воспринят азербайджанцами из Квемо Картли в качестве "своего". А претензий у них к Тбилиси накопилось много.

Например, центр проводит в Квемо Картли прогрузинскую национально-культурную политику, что не может не обижать местных азербайджанцев, которых в Грузии, преимущественно в этом регионе, проживает около 285 тысяч человек. Так, еще в начале 1990-х годов, при Звиаде Гамсахурдиа, в Болнисском районе Квемо Картли решением Госсовета Грузии были переименованы 32 села, населенных азербайджанцами, при этом тюркские названия без всякого объяснения причин заменялись на грузинские. Правление Гамсахурдиа вообще отличалось перегибами националистического толка, поэтому в те годы Госсовет проигнорировал 27 тысяч запросов, которые прислали в его адрес жители этих сел. И хотя сегодня официальный Тбилиси наличие проблемы признает, для восстановления старых названий ничего не делается. Более того, вопрос о тюркских топонимах регулярно возникает всякий раз перед крупными выборами - им любят спекулировать местные кандидаты, но когда выборы проходят, кандидаты о своих обещаниях забывают. Так было, например, и во время последних выборов в парламент страны после "революции роз" весной 2004 года.

С парламентскими выборами в Квемо Картли вообще ситуация особая. Местное население участвует в них неохотно: даже оппозиционные партии включают в свои списки людей с азербайджанскими фамилиями где-то в четвертом-пятом десятке, а это значит, что в парламент страны им не попасть даже в случае победы партии в целом (в настоящее время в наиболее многочисленной проправительственной депутатской фракции - всего два азербайджанца). Наблюдатели из числа азербайджанцев недвусмысленно дают понять, что на парламентских выборах 28 марта 2004 года явка к избирательным участкам в Квемо Картли не составила и 30 процентов, необходимых по закону, чтобы выборы могли считаться состоявшимися. Но при этом в официальных документах было указано, что явка составила 70 процентов, причем 70 процентов из числа проголосовавших сделали свой выбор в пользу партии Михаила Саакашвили.

В этом нет ничего удивительного - там, где местное население не интересуется выборами, подтасовки и фальсификации совершать особенно удобно. Квемо Картли считался богатым источником голосов для проправительственных сил еще во времена Эдуарда Шеварднадзе, когда в регионе правил его наместник, то есть, пардон, осуществлял свои властные полномочия представитель президента Леван Мамаладзе. Саакашвили, понимавший всю важность нейтрализации этого ресурса Шеварднадзе, осенью 2003 года три раза приезжал в Квемо Картли, пытаясь повлиять на ход предстоящего голосования. В результате "революции роз" Мамаладзе вместе со всей старой шеварднадзевской командой удалось свалить (он уехал в Москву "повышать квалификацию", а Тбилиси в январе 2004 года выписал ордер на его арест), но порядки в регионе компактного проживания азербайджанцев не изменились - просто теперь вместо Шеварднадзе фальсификациями стал пользоваться Саакашвили.

Кстати уже после выборов, в качестве победителя, Саакашвили еще дважды побывал в Квемо Картли, но, как утверждают грузинские наблюдатели, свой политический имидж в глазах местных жителей не улучшил. В первый раз он приехал в компании с новым азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым, чем еще больше укрепил в сознании местных жителей приоритет и без того высокой репутации азербайджанского лидера, а во второй раз он прибыл в гости к епископу Зенону, главе Дманисской епархии Грузинской православной церкви, представ перед преимущественно мусульманским населением региона в качестве православного президента.

Итак, недовольство на почве этнических разногласий, высокий уровень преступности, разгул контрабандистов, политические махинации, подспудно зреющее социальное недовольство - вот спектр проблем, которыми предстояло заниматься будущему главе одного из районов и заместителю уполномоченного президента Грузии в Квемо Картли Раулю Юсупову. К этому списку можно добавить еще замороженное строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, один из участков которого как раз должен был проходить по территории региона, чтобы понять, где в действительности могли крыться причины позднего визита 41-летнего премьер-министра страны Зураба Жвания к своему 25-летнему соратнику по партии Раулю Юсупову, недавно получившему ответственное назначение. Официальные лица весь день в четверг настаивали, что этот визит был "дружеским", но для обычной дружбы Жвания и Юсупов были слишком разными людьми.

Главная проблема - существуют или отсутствуют политические причины этой трагедии. На этот вопрос должно ответить грузинское следствие. Что-то в последнее время в некоторых революционных странах участились отравления.

Глеб Павловский

В свое время, в 2002 году, Жвания проиграл борьбу за тбилисское отделение правящей партии "Союз граждан Грузии" все тому же бывшему лидеру Квемо Картли Мамаладзе (после чего и ушел в оппозицию режиму Шеварднадзе, организовав партию "Демократы", которые впоследствии превратились в "Объединенных демократов"). Как знать, не решил ли Зураб Жвания, что для него пришло время своеобразного реванша. По словам некоторых грузинских журналистов, реальным инструментом правления Михаила Саакашвили в Грузии является "кухонный кабинет", в состав которого премьер-министр страны не входил, а следовательно, и не обладал по-настоящему значительным политическим весом. Между тем у Жвания были веские причины таить обиду на нынешнего грузинского лидера за распределение ролей в ходе "революции роз", в ходе которой он был отодвинут на задний план, в то время как Саакашвили не мог не понимать, насколько опасен Жвания как политический противник - наиболее хитроумный, осторожный и дальновидный из тройки молодых грузинских лидеров, победивших Шеварднадзе. Жвания вполне мог задумываться о возможности еще раз разыграть оппозиционную карту, воспользовавшись трудным положением ряда грузинских регионов, включая и Юго-Восточную Грузию. И вполне мог подбирать на руководящие посты в этих регионах своих людей.

А если так, то смерть обоих - и Жвания, и Юсупова - уже не выглядит такой уж немотивированной и нелепой. Но если все вышесказанное - не более чем конспирологические домыслы, не имеющие под собой никаких серьезных оснований, и двойная гибель политиков в Тбилиси в ночь со 2-го на 3-е февраля - действительно результат несчастного стечения обстоятельств, то тогда... Тогда, конечно, хочется спросить: что это за страна, где премьер-министр может задохнуться в квартире государственного чиновника достаточно высокого ранга, вынужденного обогреваться зимой кустарно установленной печкой иранского производства?

Дмитрий Иванов

Другие материалы