Новости партнеров

"Большой Город": Upgrade

Новый главный редактор "Большого Города" объясняет, зачем журнал сменил концепцию

2 февраля журнал "Большой Город" впервые вышел в цвете. Задолго до этого было известно, что дело не только в форме, но и в содержании - кроме бумаги и дизайна "БГ" сменил концепцию, главного редактора и половину авторов. О том, почему это произошло, и что теперь скрывается под обложкой журнала, корреспондент Vip.Lenta.Ru побеседовал с новым главным редактором "Большого Города" Алексеем Казаковым.

Алексей, в чем до сих пор состояла концепция "Большого Города", и почему вы решили ее изменить?

Мы долго думали о том, что же такое "Большой Город" и чем он отличается от всех других журналов. Нам всегда казалось, что "БГ" любили и любят за то, что он - человеческий и человечный. В Москве есть много хорошо сделанных изданий, к которым я отношусь с большим уважением. Но моя жизнь не сводится только к развлечениям, политике или к путешествиям. "Большой город" радует тем, что в нем есть и то, и другое, и третье, как в жизни любого человека. Перед людьми, которые делали этот журнал, всегда ставилась задача обсуждать близкие каждому жителю этого города темы и делать это с интонацией, которая может звучать при разговоре двух друзей за чашкой кофе.

У Сергея Мостовщикова, главного редактора-основателя "Большого города", достигать этой интонации всегда получалось очень хорошо. Главная проблема заключалась в том, что, с одной стороны, многих очень радовало, что в Москве, повсюду понатыканы эти желтые ящики с "Большим городом" и каждый может бесплатно его взять и почитать. Я помню, как один иностранец с пеной у рта утверждал, что пока в Москве выходит такое издание - с городом все в порядке. И это, конечно, все прекрасно. С другой стороны, необходимости, потребности читать каждый номер не возникало. Достаточно было радоваться тому, что он лежит где-то рядом. Что хочется изменить - превратить "БГ" из милого украшения городского пейзажа в необходимое чтение, сохранив, конечно, его человечность и его товарищескую интонацию. Вполне показательно, что в здании Издательского Дома "Афиша Индастриз", где на шести этажах работают близкие по духу люди, каждую неделю тоже заполнялся желтый ящик "Большого Города" и в конце недели он так и оставался неразобранным - это был довольно красноречивый симптом.

Однако у "Большого Города" всегда было множество поклонников…

Мы их терять не собираемся, а собираемся приумножать. Просто время изменилось. Изначально идеология "Большого города" сводилась к тому, чтобы искать "тихие заводи" этого города, присматриваться к тому, что находится где-то глубоко на периферии, и вполне сознательно закрывать глаза на самые актуальные сюжеты. Главные проблемы, которые тревожили тогдашнего героя "Большого города" - соседи затопили, мусор плохо вывозят, менты лютуют, реагенты ботинки убивают. Два-три года назад такая точка зрения вполне имела право на существование. Сейчас же, мне кажется, думать только о милых сердцу "тихих заводях" и о реагентах - это уже почти трусость. Тогда "БГ" был похож на человека в тренировочных штанах с растянутыми коленками, вышедшего на лестницу вынести мусор. Сейчас, кончено, есть опасность превратиться в неврастеника, брызгающего слюной, которому ничего не нравится в этом городе. Но с людьми, которые брызжут слюной, не очень приятно беседовать, и, я надеюсь, мы избежим этой опасности.

Мне кажется, что читатель, а, значит, и автор "Большого города" может очень по-разному относиться к Москве. Она его, конечно, немножко тревожит, в чем-то - жутко раздражает, но наш герой еще ее очень любит и смотрит буквально на все через призму этого города.

Поэтому вы решили запустить новую версию "Большого Города"?

Да, мы хотим сохранить главное, что было в журнале, и немного уточнить, заострить его концепцию. Я пришел сюда в августе, и в течение трех месяцев мы думали, как двигать это дело. Мы проводили бесконечные разговоры с людьми, которые дают деньги, с людьми, которых мы хотели видеть здесь в качестве авторов, с арт-дирекцией и, мне кажется, смогли что-то нащупать.

Во-первых, теперь мы выходим в цвете и на другой бумаге. До сих пор это была самая дешевая бумага, какую только можно себе представить. Три года назад, когда впервые появился "Большой Город", в этом был даже своеобразный эстетический жест. Но сейчас в этом нет ничего эстетического, просто журнал не очень приятно держать в руках. Кроме того, эта бумага сильно сужала рамки наших возможностей - нельзя было работать с фотографией, так как на ней получалось печатать только крупные черно-белые портреты и все.

Теперь бумага другая. Сейчас, конечно, может подняться крик - вот и "БГ" стал глянцевым. Но эта история не про глянец. В тактильных ощущениях это скорее напоминает какой-нибудь New York Times Magazine - воскресное приложение к New York Times. Благодаря этому у нас впервые в жизни появилась возможность напечатать историю, состоящую полностью из больших цветных фотографий. Согласитесь, гораздо приятней смотреть на пятнадцатилетних чирлидеров (участниц групп поддержки спортивных команд - Vip.Lenta.Ru), чем о них читать.

А что изменилось в содержании?

От старого "БГ" не осталось почти ни одной рубрики. Раньше журнал начинался с раздела муниципальных новостей, который как раз и создавал ощущение беседы со злобным неврастеником. Это было лицо журнала, и от него складывалось впечатление, будто Москва состоит только из каких-то ужасов. Вместо этого раздела теперь - серия авторских колонок. Первая - "Ощущение". Эта колонка должна стать плацдармом для высказываний больших писателей и журналистов. В ближайших номерах там появятся тексты Дмитрия Пригова, Андрея Битова, Евгения Попова и, в первую очередь, Льва Рубинштейна, который стал нашим штатным автором и редактором.

Кроме этого, у нас будет еще несколько авторских колонок. Теоретик искусств Катя Деготь будет внимательно следить за предметами, которые окружают нас в повседневности, и пытаться на основании своих наблюдений понять, что происходит вокруг. Один из лучших известных мне интервьюеров - автор книги "Разговоры с Ренатой Литвиновой" Алексей Васильев, человек, которому удавалось заставить Катрин Денев петь, а Викторию Абриль - танцевать на столе, будет беседовать для нас с разными почетными жителями Москвы, как правило, не за пустым столом. Эдуард Дорожкин - главный редактор газеты "На Рублевке" - ведет рубрику про проблемы недвижимости. Еще у нас есть законспирированный агент, который будет писать о том, что происходит в мире масс-медиа. Надеюсь, что очень скоро все коллеги по цеху, все рекламные агентства будут начинать чтение "БГ" именно с этой колонки, которая должна превратиться в главный и самый бескомпромиссный источник информации о том, что действительно творится в СМИ.

Кроме колонок будет много больших историй, расследований. И - более функциональные рубрики, идеологию которых я бы определил так: вот есть жители большого города, и этот город, с одной стороны, любим и прекрасен, а с другой - в нем действует масса враждебных сил, способных испортить нам жизнь, а главная функция авторов этих рубрик - пытаться находить хитрые ходы, способные обмануть эту суровую действительность. Все то, о чем друзья друг другу поверяют шепотом, под страхом смертной клятвы, должно составлять содержание этих рубрик.

В результате "Большой Город" станет таким миксом, срезом всего, что составляет сейчас жизнь москвича - где есть и дорожные пробки, и мальчики из НБП, и девочки в коротких юбках, и безумные рекламные растяжки на улицах города, кинопремьеры, диеты, ну и масса всего другого. Хочется, чтобы через год наш журнал выходил тиражом в восемьсот тысяч экземпляров и чтобы в нем каждый москвич находил идеального собеседника. Мне кажется, нам удалось нащупать что-то важное. Это звучит, конечно, нагло, но я говорю искренне.

Другие материалы
Спорт00:01Сегодня
Алина Загитова

Новая волна

Медведева была идолом японцев. Теперь они обожают Загитову