Новости партнеров

Последняя воля вождя

Ким Чен Ир объявил КНДР ядерной державой и подписал себе приговор

Случилось то, что в конечном счете и должно было случиться. Единственный из оставшихся в мире бастионов чистого социализма поднял флаг с недвусмысленным символом радиационной опасности. КНДР впервые признала наличие у нее ядерного арсенала, который, по мнению ее вождя, должен стать сдерживающим фактором в чересчур эмоциональном общении с США. Однако Белый дом сквозь призму своего мировосприятия, вероятнее всего, увидит на корейской башне не сигнальный флаг, а Веселого Роджера.

Слухи о "ядерном мече" Ким Чен Ира распространялись по миру достаточно давно. Источником их, как правило, были северокорейские чиновники различных уровней, которые с большим рвением делились в приватных беседах с представителями других государств сведениями о национальных оборонных программах. Никаких конкретных данных не приводилось, все комментарии исчерпывались многозначительными обещаниями продемонстрировать миру силу корейского оружия, "когда придет время". Наиболее характерным примером такого информационного давления можно считать заявление заместителя министра иностранных дел КНДР Чо Су Хона, который осенью 2003 года в интервью телеканалу CNN сообщил, что его страна уже переработала восемь тысяч урановых стержней с электростанции в Йонбьоне для использования их в военных целях.

Однако американские эксперты в области стратегических вооружений скептически относились к подобным угрозам. В начале 2004 года бывший глава лаборатории в Лос-Аламосе Зигфрид Хэкер, посещавший с неофициальным визитом северокорейские атомные объекты, выступил перед сенатским комитетом по международным отношениям с отчетом, в котором выразил сомнение в способности корейских военных создать в ближайшее время ОМП на основе обогащенного плутония. По мнению Хэкера, адептам "чучхе" так и не удалось решить ряд технических проблем, связанных прежде всего с созданием эффективных детонаторов для приведения в действие основного боезаряда. Однако сам факт наличия у Пхеньяна оружейного плутония у Хэкера сомнения не вызвал.

Оценивая его количество, большинство специалистов сходились во мнении, что Северная Корея обладает материалами, достаточными для производства одной или двух бомб. В целом, американские ведомства, следящие за атомными программами КНДР, склонялись к выводу о том, что программы обогащения будут реализованы Пхеньяном к 2007 году. Согласно прогнозам Международного института стратегических исследований, это позволит КНДР производить от восьми до тринадцати ядерных устройств в год.

Таким образом, все предыдущие заявления северокорейских властей, вероятнее всего, следовало считать не более чем блефом, призванным скорее внушить северокорейскому режиму чувство собственной полноценности, нежели напугать изнывающую от желания перейти 38-ю параллель империалистическую общественность. Об истинном положении вещей отчасти можно судить по тому спокойствию, с которым до сих пор к намекам Пхеньяна относился, пожалуй, главный участник шестисторонних переговоров - Пекин. Не приходится сомневаться в том, что Китай, позиционирующий себя доминирующей силой в азиатском регионе, принял бы куда более действенные меры, обладай он достоверной информацией о наличии соответствующих вооружений у своей южной границы. Однако даже после летнего демарша КНДР, отказавшейся в сентябре 2004 года возобновить переговоры с "большой пятеркой", Китай не проявил особой обеспокоенности, отделавшись лишь дежурным сожалением.

С чем связан нынешний выпад Пхеньяна, остается только догадываться. Стоит отметить, что в последнее время администрация США и сам Джордж Буш старательно избегают угрожающих заявлений в адрес Северной Кореи. В недавнем ежегодном обращении к Конгрессу президент лишь вскользь упомянул о КНДР, заявив, что "США совместно с азиатскими правительствами прилагают усилия для нейтрализации опасности корейских атомных программ". И это при том, что в аналогичном выступлении трехлетней давности все тот же Буш включил родину "любимого руководителя корейского народа, уважаемого товарища Ким Чен Ира" в пресловутую "ось зла". В инаугурационной речи президента США, прозвучавшей 20 января, Северной Корее вообще не нашлось места. И вот после столь явных сигналов о готовности договариваться Пхеньян не только не делает ответные знаки внимания, но предпочитает обострить обстановку.

У нас сведений на этот счет мало, мы десять лет не сотрудничали с Северной Кореей по линии высоких ядерных технологий, и это также вызывает у нас глубокое сожаление. Но, думаю, Корее еще далеко до атомного оружия.

Из интервью руководителя Федерального агентства по атомной энергии РФ Александра Румянцева

Наиболее вероятными объяснениями произошедшего могут быть следующие предположения:

  • Ким Чен Ира и его ближайшее окружение напугало очевидно усиливающееся давление со стороны США на Иран. Ведь несмотря на все заверения госсекретаря Райс сотоварищи об отсутствии в ближайших планах Белого дома военной акции против строптивого Тегерана, только очень наивный человек может не заметить тучи, сгущающиеся над головами иранских правителей. Ким Чен Ир к подобным персонажам явно не относится.
  • Зима близится к завершению, а следовательно, в КНДР, по устоявшейся традиции, заканчиваются продукты питания и топливо. Вполне вероятно, что сегодняшнее откровение Пхеньяна является очередной попыткой шантажа мирового сообщества, которое также, по традиции, предпочтет откупиться гуманитарной помощью, чтобы не вступать в утомительные препирательства.

    Вероятность того, что северокорейские военные действительно создали действующие ядерные боезаряды, по-прежнему очень мала. Ведь чтобы утверждение в стиле "бэйби родился" не стало пустым бахвальством, требуется провести хотя бы одно успешное испытание, которое при современных средствах слежения просто невозможно скрыть.

    Но здесь важно другое. Ким Чен Ир невольно дал в руки США сильнейший козырь, которым гнездящиеся в районе Белого дома "ястребы" не преминут воспользоваться. Отныне рассуждения о корейском ядерном потенциале навсегда выходят за рамки предположений и трансформируются в реальность, данную в ощущениях. При этом размышления о правдивости заявлений Пхеньяна теряют всякий смысл. Да, безусловно, новость застала вашингтонских деятелей врасплох. Несколько несвязные комментарии все той же Кондолиззы Райс - тому свидетельство. Но это лишь временное замешательство. Администрации США, слишком загруженной иракскими проблемами и маячащим на горизонте столкновением с Тегераном, потребуется время, чтобы оценить все выгоды, которые им сулит неожиданное развитие событий.

    Вполне возможно, что в ее планах произойдут радикальные изменения и любые акции против Ирана, в которых кроме США не заинтересован никто, и в самом деле отойдут на второй план. В Вашингтоне не могут не понимать, что у нейтрализации столь опасного очага напряженности, которым является затянувшееся противостояние Севера и Юга Корейского полуострова, вряд ли найдутся последовательные противники. Быть может, даже образуются негласные союзники, вроде того же Китая, который, скажем, согласится не противодействовать решению корейского вопроса в обмен на невмешательство США в решение тайваньского. Если это произойдет, то "любимого руководителя" вряд ли спасет даже любимый бронепоезд, стоящий на запасном пути.

    Андрей Воронцов

  • Другие материалы