Призрак империи под прицелом украинских ракетчиков

Киев напомнил Москве, сколько стоят его национальные интересы

Для того чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, что Украина, пережившая "оранжевую революцию", стала по-настоящему самостоятельной и независимой страной, на берегах Днепра изыскивают все возможности, чтобы поставить своего стратегического партнера и еще недавнего союзника на место. По всем правилам - исключительно в своих собственных национальных интересах, ущемлять которые в угоду Москве Киев больше не намерен.

Вот и главком военно-воздушных сил Украины генерал-полковник Анатолий Торопчин, приехавший в российскую столицу на заседание координационного комитета СНГ по вопросам противовоздушной обороны, внезапно заявил, что Москва слишком мало платит Киеву за информацию, имеющую важное значение для российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Эту информацию Россия получает от двух радиолокационных станций (РЛС), расположенных на отдельных радиотехнических узлах (ОРТУ) "Берегово" и "Николаев". Первый из них установлен возле местечка Мукачево неподалеку от западной границы Украины, второй - в Крыму, на полуострове Херсонес возле Севастополя.

Генерала Торопчина не устраивает тот факт, что суммы в 1,2 миллиона долларов, которую Россия ежегодно перечисляет Украине за пользование этими ОРТУ, не хватает даже на содержание станций, не говоря уже о какой-то коммерческой выгоде. По мнению главкома ВВС Украины, от этого страдает, в первую очередь, персонал обеих РЛС. Раз уж украинские военнослужащие работают на военные интересы России (а самой Украине, полагает Торопчин, эти станции не нужны), то именно Москва и должна взять на себя все расходы по обеспечению их зарплатой, медицинским и пенсионным обслуживанием.

К тому же генерала смущает пример другого российского соседа - Азербайджана, который, по его словам, получает от России за предоставление ей в аренду ОРТУ "Габала" аж 5 миллионов долларов в год. А тут целых два узла, две РЛС. И за все про все - каких-то 1,2 миллиона. Действительно, обидно.

Всевидящее око

Вопрос о том, много или мало платит Россия за возможность пользоваться информацией украинских РЛС, является всего лишь одним из аспектов куда более широкого круга вопросов. Чтобы понять, что стоит за претензиями Киева, необходимо вспомнить, как развивалась система противовоздушной обороны стран СНГ в целом и как вообще складывалось в прошлом и продолжает складываться сейчас военное сотрудничество между бывшими республиками некогда единого СССР.

В свое время Советский Союз, с его огромной территорией и целым блоком дружественных стран, примыкавших к его западным границам, стремился защитить свои воздушные рубежи с помощью глубоко эшелонированной системы радиолокационного слежения, передовые узлы которой были бы вынесены на территорию сопредельных государств-союзников. Уже в 1960-е годы была создана Единая система противовоздушной обороны государств - участников Варшавского договора, в которую вошли войска ПВО Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, Чехословакии, а также часть войск и сил ПВО Советского Союза, расположенных на территории Латвийской, Литовской, Белорусской, Украинской и Молдавской Советских Социалистических республик, для совместного решения боевых задач в интересах всех государств-участников. Выгода была, что называется, обоюдной, хотя и не равной. Расположив РЛС по периметру своей территории, СССР получал возможность вовремя и гарантированно защититься от неожиданного авиационного или ракетного удара, а страны-союзники, которым в случае такого удара пришлось бы первыми испытать на себе его мощь (естественно, противник попытался бы подавить действующие на их территории РЛС), могли рассчитывать на то, что советские ракеты за них обязательно отомстят.

Но это в случае начала полномасштабного обмена стратегическими ударами в рамках, например, военного конфликта между странами Варшавского договора и НАТО. А с точки зрения защиты непосредственно территорий стран Восточного блока, участие в мощной, хорошо налаженной системе коллективной противовоздушной обороны было для них, разумеется, выгодным. Однако с распадом этого блока система ПВО, охватившая своими средствами пол-Европы, канула в прошлое. С тех пор каждая из стран бывшего соцлагеря радуется, что сумела ускользнуть из-под опеки Большого брата, и строит свою противовоздушную оборону самостоятельно. Однако, как показал опыт налетов авиации стран НАТО на Сербию во второй половине 1990-х годов, дело это непростое и, если страна не располагает собственным мощным ВПК, весьма неэффективное. В современном мире государства редко схватываются друг с другом "один на один" (последним крупномасштабным конфликтом такого рода была война за Фолклендские, или Мальвинские, острова между Великобританией и Аргентиной 1982 года); обычно какому-то одному "изгою" приходится иметь дело с целой коалицией врагов, возглавляемых крупнейшимими державами мира. В этом случае война начинается с массированных бомбардировок и ракетных обстрелов, противостоять которым в одиночку весьма трудно.

От ОВД до ОДКБ

Так или иначе, но одновременно с ОВД настала пора и Советского Союза, который приказал долго жить в декабре 1991 года. А вместе с ним распалась и единая налаженная система противовоздушной обороны одной шестой части суши (равно как и другие налаженные системы по взаимодействию других видов и родов войск бывшего СССР). Перед руководствами бывших социалистических республик, а ныне - пятнадцати суверенных государств, встал вопрос о том, как защищаться от врагов. Перед каждой страной оказался выбор из трех вариантов: а) попытаться, несмотря на государственные границы, сохранить общее оборонное пространство в рамках бывшего СССР; б) строить свою оборону, в том числе и противовоздушную, самостоятельно; и в) попытаться заручиться поддержкой другого крупного военного блока, в свою очередь охватывающего пол-Европы - НАТО.

В пользу третьего варианта свой выбор сразу и безоговорочно сделали страны Балтии - Литва, Латвия и Эстония, которые, после соответствующего периода подготовки, вступили в ряды Североатлантического альянса в апреле 2004 года. Остальных в начале 90-х в НАТО никто не звал, а пускаться в самостоятельное плавание они не решались и поэтому позволили России инициировать целый ряд оборонных проектов, предусматривавших коллективное участие в них бывших социалистических республик: ДКБ (Договор о коллективной безопасности), СМО (Совет министров обороны), ШКВС (Штаб по координации военного сотрудничества), СКБ (Совет коллективной безопасности), КСБР (Коллективные силы быстрого развертывания), ОДКБ (Организация Договора по коллективной безопасности) и так далее. Все эти структуры, носившие наднациональный характер, существовали в рамках СНГ (Союза независимых государств) и ряда организаций меньшего масштаба - ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), ЕврАзЭс (Евразийское экономическое сотрудничество).

Такое обилие разнообразных военно-политических структур и союзов, накопившихся за последние 10-12 лет на пространстве бывшего СССР, свидетельствует об одном: даже необходимость в коллективной самообороне не могла сплотить некогда братские республики в единую семью, и они чем дальше тем больше расходились каждая в свою сторону. Один военный союз за другим оказывался недееспособным, а его участники предпочитали заключать друг с другом полноценные двусторонние соглашения, не полагаясь на наднациональные органы военного управления с неопределенными функциями, штабы которых, как правило, располагались в Москве, что давало повод обвинять их в пророссийской ориентации. Так, уже летом 2005 года может быть упразднена старейшая военная структура постсоветской истории - ШКВС (решение об этом, скорее всего, будет принято на саммите глав СНГ, который пройдет в августе в Казани). Инициатива по устранению ШКВС исходила от Казахстана; в Астане предлагают разом "сократить" и СМО, организовав вместо этих устаревших структур новую - Совет безопасности государств СНГ. Но, по-видимому, смена названий и даже функций ничего не решит - центробежные устремления на пространстве бывшего СССР до сих пор сильнее центростремительных...

ПВО на советский манер

Судьба некогда единой системы противоздушной обороны СССР, в общем, развивалась по похожему сценарию, хотя именно в этой области военное сотрудничество проходило наиболее плодотворно. В 1995 году была создана ОС ПВО СНГ (Объединенная система противовоздушной обороны стран СНГ). В нее вошли сразу десять стран из числа бывших советских республик; не считая прибалтийских государств, которым с СНГ сразу оказалось не по пути, в ОС ПВО не стали участвовать лишь Азербайджан и Молдавия (из-за военных конфликтов с Арменией и Приднестровьем, которых де-факто поддерживала Москва). Новая структура должна была "работать" по типу прежней, охватывавшей страны ОВД - сеть мощных РЛС, расположенных на различных ракетоопасных направлениях, составляли мощную систему оповещения, центр которой, по устоявшейся традиции, находился в Москве.

Но из-за потери Прибалтики в ОС ПВО возник первый "провал" - в 1998 году окончательно закрылся осуществлявший слежение за северо-западным направлением ОРТУ в латвийском городе Скрунде (где еще в мае 1995 года - в преддверии 50-летия Дня победы над фашизмом - взорвали новую РЛС "Дарьял", построенную советскими специалистами к 1991 году). Из-за нежелания Азербайджана сотрудничать с Россией под вопросом оказалась работа ОРТУ "Габала", РЛС которой охватывала южное направление (Иран, Ирак, Афганистан, Турция) и в течение довольно долгого времени находилась в состоянии "холодный резерв, регламентные работы", то есть, по сути была выключена.

По этой причине Москва была крайне заинтересована в том, чтобы сохранить остальные ОРТУ, оказавшиеся за пределами России, под своим контролем. Надавив на правительство Белоруссии, Россия к концу 1990-х годов добилась введения в строй ОРТУ "Барановичи", заменившего собой выбывшую из строя РЛС в Скрудне. Тесное военное сотрудничество с Таджикистаном и Казахстаном позволило продолжить эксплуатацию ОРТУ "Нурек" и "Сарышаган". Два узла - в Мукачево и в Крыму - пришлось передать Украине (организационно они входят в состав украинских ВС), и постепенно Киев добился того, что финансирование объектов полностью было возложено на Москву. Затраты того стоили - оба ОРТУ прикрывают западное и юго-западное ракетоопасные направления и другими РЛС не дублируются. Наконец, в ходе визита Владимира Путина в Азербайджан в январе 2002 года был улажен и вопрос по Габалинской РЛС; решено было, что Россия берет на себя обязательства в течение десяти лет выплачивать Баку по 7 миллионов долларов в год за аренду станции, а также компенсирует азербайджанской стороне затраты на поддержание РЛС в рабочем состоянии в период с 1997 по 2001 годы в сумме еще 31 миллиона долларов (эту часть своего долга Россия обязалась в течение пяти лет отдать не деньгами, а товарами народного потребления).

В целом страны, входившие в ОС ПВО, активно сотрудничали с Москвой в деле повышения коллективного боевого мастерства. Печальный пример Югославии и тем более Ирака заставил пять бывших советских республик - Армению, Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан - теснее сплотиться вокруг России. Кстати, именно эти страны составили костяк бывшего ДКБ, а когда эта структура оказалась недееспособной, в 2002 году вошли в новую - ОДКБ. Участники ОС ПВО ежегодно посещали учения с боевыми стрельбами на территории полигона "Ашулук" в Астраханской области (под общим названием "Боевое содружество"), обменивались с Россией информацией со своих РЛС и не препятствовали тому, чтобы координационный комитет по вопросам ОС ПВО СНГ при совете министров обороны СНГ располагался в Москве (как и его председатель - сейчас эту должность занимает главком ВВС и ПВО РФ генерал армии Владимир Михайлов).

Финансирование ОС ПВО, по идее, является коллективным - ежегодно совет глав правительств СНГ утверждает совместный бюджет этого органа, деньги поступают в ЦБ РФ, а правом распоряжаться ими наделяется глава координационного комитета. Так, если в 2004 году этот бюджет составил 800 миллионов рублей, то в 2005-м - уже 2 миллиарда. Нетрудно догадаться, за счет какой страны, получающей в последние годы нефтяные сверхприбыли, произошло столь резкое увеличение финансирования. Да и другая нагрузка также распределяется неравномерно. Например, автоматизированный обмен информацией о воздушной обстановке осуществляется лишь между командными пунктами ВВС и ПВО РФ, Белоруссии, Казахстана, Украины и Узбекистана, тогда как Киргизия, Армения и Таджикистан, а также Грузия и Туркмения соответствующей современной аппаратурой не располагают. На совместном боевом дежурстве также стоят силы ПВО не всех десяти стран-участниц, а лишь Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Узбекистана. Если учесть еще, что финансирование частей и подразделений, входящих в ОС, страны-участницы осуществляют самостоятельно, то окажется, что Россия, которой принадлежат 11 авиаполков из 19, входящих в ОС, 11 зенитных ракетных полков (из 29), 9 радиотехнических подразделений (из 22), несет на себе основную нагрузку.

И все же центробежные устремления не обошли стороной коллективную систему ПВО. Так, Грузия и Туркмения уже семь лет практически не принимают никакого участия в ОС (что в случае Грузии вполне понятно - эта страна давно уже смотрит в сторону НАТО). Узбекистан и Украина готовы сотрудничать с Россией, но только напрямую, на базе двухсторонних соглашений, а не в рамках коллективного наднационального органа. Даже Астана, верная союзница Москвы, вступила с российскими военными в конкуретную борьбу, предложив остальным странам СНГ вместо "Ашулука" свой полигон "Сарышаган" для проведения боевых стрельб; уже известно, что Киев разрывает прежние договоры с российской стороной и готовится заключать их с Казахстаном. Явно отстает в военно-техническом отношении Киргизия, начальник воздушной обороны которой, полковник Владимир Валяев, даже не прибыл в Москву на нынешнее заседание координационного комитета. На этом фоне резкое выступление главы украинских сил ПВО о необходимости повысить плату за эксплуатацию Россией двух ОРТУ, расположенных на территории Украины, не выглядит чем-то из ряда вон выходящим.

Кто кому должен

В сущности, вопрос о дальнейшей судьбе двух украинских ОРТУ - "Берегово" и "Николаев" - будет решаться не столько в военном или даже финансовом плане, сколько в плане политическом. Согласиться на повышение платы за содержание двух важных РЛС Москва, наверное, могла бы, да и с военной точки зрения оставаться "без глаз" на западном и юго-западном направлении российскому военному командованию очень бы не хотелось. А вот настойчивое желание Киева выйти из наднационального органа по управлению коллективной системой ПВО в рамках СНГ, несомненно, должно наводить Москву на далеко идущие размышления.

Позиция Украины, утверждающей, что "Берегово" и "Николаев" "обслуживают только Москву" и что ей самой коллективная система ПВО не нужна, разумеется, очень уязвима. "Успехи" украинских ракетчиков до сих пор вызывают легкий озноб у всех, кому приходится летать на пассажирских самолетах над Черным морем. Боевые ракетные стрельбы на территории самой Украины, прерванные в 2001 году в связи с гибелью самолета Ту-154 авиакомпании "Сибирь", совершавшего рейс по маршруту Тель-Авив - Новосибирск и сбитого ракетой во время учений украинских сил ПВО, Министерство обороны этой страны возобновило только в этом году, причем речь идет только о зенитных ракетных комплексах малой и средней дальности действия "Оса" и "Бук", а стрельбы из комплексов С-200, ракетой которого и был поражен российский самолет, проводиться на Украине по-прежнему не будут. В таких условиях говорить о квалифицированной выучке украинских зенитчиков не приходится.

Расчет Киева на "помощь заграницы" в строительстве украинских вооруженных сил тоже понятен - Виктор Ющенко и его команда открыто декларируют, что через несколько лет их страна вступит в НАТО. Удастся им это или нет - судить пока рано (пример той же Грузии свидетельствует, что доброжелательные обещания и декларации западных политиков еще отнюдь не гарантируют реальных шагов с их стороны). Но несомненно, что от участия в любых коллективных действиях с бывшими партнерами по соцлагерю, особенно в составе военных блоков, хотя бы отдаленно напоминающих ОВД, Украине - если она действительно задумывается о членстве в НАТО - следует держаться подальше. И с этой точки зрения, две мощные РЛС, работающие на Москву, Киеву и в самом деле не нужны. Видимо, требование о повышении оплаты - это и соответствующий знак Москве, и попытка накопить денег, чтобы было на что подтянуть украинскую армию до уровня, требуемого для вступления в НАТО.

Но и позиция России, которая, скорее всего, так или иначе договорится со своими украинскими партнерами о продолжении работы ОРТУ в Мукачево и Крыму еще в течение нескольких лет, также не может быть названа безупречной. Дезинтеграционные процессы на пространстве СНГ - это реальность, на которую вряд ли следует закрывать глаза. С самого начала Россия делала ставку на сохранение системы ПВО и СПРН в том виде, в каком они существовали во времена Советского Союза и Организации Варшавского договора. Между тем для этого у нее давно уже не хватает ресурсов - не только финансовых и технических (большинство РЛС, установленных на зарубежных и собственно российских ОРТУ - это старые "Днепры", развернутые еще в начале 70-х годов прошлого века; расчетный срок их службы давно истек), но и политических. Сопредельные страны больше не желают служить Москве радиолокационным щитом, даже за деньги. Стремление российского Министерства обороны во что бы то ни стало держаться за созданную тридцать лет назад систему ПВО, основанную на изживших себя отношениях с союзниками, свидетельствует, скорей, об инерции мысли, чем о реальной необходимости. Из всех республик бывшего СССР именно Россия, в силу своей территоритальной протяженности, наличия богатых природных ресурсов, высокого научного и технического потенциала, могла бы позволить себе выстраивать собственную СПРН самостоятельно, чтобы не зависеть от настроений в столицах сопредельных государств.

Даже страны - члены ОДКБ активно используют лидирующую роль России в этом военном союзе, чтобы укрепить свои позиции, а порой и вступить с Россией в конкурентное состязание (как в случае с тем же казахским полигоном). Следует ли Москве и дальше ставить "наднациональные", а точнее - латентно-имперские, интересы выше национальных? Те же миллионы долларов, которые сегодня уходят на содержание устаревших ОРТУ на Украине, в Белоруссии, Азербайджане, Казахстане и Таджикистане, можно было бы вложить в разработку новейших средств радиолокационной защиты, размещенных на российской территории. Ведь рано или поздно это все равно придется делать.

Дмитрий Иванов

Другие материалы
Наука и техника00:07Сегодня

Красный спутник

Китай начинает осваивать Луну с помощью России. Почему это пугает США?