Демократический гамбит

Каспаров жертвует тяжелыми фигурами прошлого ради создания новой демократической партии России

Когда у российских демократов спрашивают: "Почему вы уже много лет пытаетесь объединиться, чтобы стать, наконец, реальной политической силой, способной управлять жизнью страны, а у вас все никак ничего не получается?", - они гордо отвечают: "Потому что мы демократы. То есть мы все очень разные. И договориться нам труднее, чем представителям любых других политических движений, где все построено на единообразии взглядов и на вождизме".

Исходя из этой логики, типичный российский демократ предстает человеком, настолько не способным прислушаться к чужому мнению и поступиться своими интересами, что его уже хочется назвать не приверженцем либерально-демократических ценностей, а, например, фанатиком-фундаменталистом или просто несговорчивым упрямцем. Российская действительность к этому упрямцу одновременно и милостива, и жестока. Жестока потому, что год от года отечественное демократическое движение неумолимо приходит во все больший упадок, а милостива потому, что одни и те же фигуры, олицетворяющие собой это движение, сохраняют политическую живучесть и не сходят с телевизионных экранов по пять, десять и более лет.

Комитет-2008

В последний раз демократы потерпели сокрушительное поражение на парламентских выборах осенью 2003 года, когда ни "Яблоко" Григория Явлинского, ни "Союз правых сил" во главе с Борисом Немцовым, Анатолием Чубайсом и Ириной Хакамада не смогли преодолеть пятипроцентный барьер и не прошли в Государственную думу. Главной причиной столь крупного проигрыша многие называли тогда именно то обстоятельство, что две главные правые партии России (и "Яблоко", и СПС у нас считаются "правыми") не смогли объединиться, чтобы аккумулировать голоса своих избирателей. Затем, деморализованные поражением, демократы не смогли договориться о едином кандидате на президентских выборах весной 2004 года и, как казалось тогда многим, впали в политическую кому. Зимой-весной 2003-2004 годов недостатка в язвительных комментариях и похоронных публикациях в адрес правых в СМИ не было. Все дружно заговорили о том, что для возрождения демократической идеи в России требуется новое политическое объединение, за которой стояли бы новые силы.

И вскоре, как показалось многим, такое объединение возникло. Уже в январе 2004 года была опубликована декларация Комитета "2008: свободный выбор". Авторы декларации по сути признавали текущее поражение демократических ценностей и не сомневались в том, что предстоящие президентские выборы выиграет Владимир Путин, но обещали за четыре года, к выборам-2008, расширить свои ряды и сделать все возможное, чтобы следующая президентская гонка прошла в прозрачной и честной обстановке. Возглавил "комитетчиков" известный шахматист Гарри Каспаров, до этого времени в "большой" политике не участвовавший.

С одной стороны, именно на нехватку новых лиц в стане демократов указывали многие аналитики, рассуждавшие о будущем правого движения в России. С другой стороны, в тот же Комитет вошло немало людей, давно примелькавшихся отечественному избирателю, например Ирина Хакамада, на тот момент независимый политик, а ранее - сопредседатель СПС, или Борис Немцов, также сопредседатель той же партии (только действующий), или Сергей Иваненко - первый заместитель председателя партии "Яблоко" Григория Явлинского.

Поначалу Комитет-2008 публиковал громкие заявления, а его лидер регулярно печатал на страницах американского издания The Wall Street Journal резкие статьи, изобличавшие Путина в диктаторских замыслах и замашках. Популярность Комитета в народе, как совершенно правильно было замечено авторами упомянутой декларации, оставалась невысокой, но и это можно было понять, поскольку по-настоящему демократы должны были развернуться ближе к парламентским выборам 2007-го года.

Утром - идеология, вечером - стулья

Но непредсказуемая российская действительность в очередной, который уже по счету, раз преподнесла сторонникам правых сил щедрый подарок в виде пресловутой реформы по замене льгот денежными компенсациями. Неуклюжие действия российского правительства при молчаливом попустительстве администрации президента практически на ровном месте создали условия для всплеска мощного социального напряжения, которое вылилось в массовые митинги по всей России. Не воспользоваться таким случаем было бы крайне недальновидно, а лучшего гроссмейстера мира Гарри Каспарова трудно упрекнуть в том, что он слабо разбирается в законах тактики и стратегии.

Правда, глава Комитета "2008: свободный выбор" предпринял, на первый взгляд, нечто странное: пошел по пути, который за прошедшие годы много раз успел доказать свою бесперспективность. То есть по пути объединения СПС и "Яблока" в единую демократическую партию. Правда, перед началом заседания Комитета, которое состоялось во вторник, 15 февраля, Каспаров во всеуслышание говорил о том, что "нужна новая сила", что он уже не верит "в перспективу объединения "Яблока" и СПС". Но тем не менее возглавляемое им политическое объединение превратилось в дискуссионную площадку, на которой в очередной раз сошлись старые идеологические противники. Со стороны СПС выступил Борис Немцов, со стороны "Яблока" - Сергей Иваненко. Каждый из них предложил свою программу объединения, и вот тут оказалось, что ни прошедшие годы, ни крупные поражения обе партии ничему не научили.

В принципе, перед участниками заседания открывались три варианта развития событий. Во-первых, они могли договориться о создании принципиально новой партии, с новым названием и новым руководящим составом, который мог бы возглавить тот же Каспаров. Во-вторых, партии могли "слиться" воедино на основании организационных структур одной из них - то есть "Яблоко" вошло бы в состав СПС или наоборот. И, в-третьих, партии могли остаться каждая при своем, но при этом объединиться в блок, чтобы сформировать общий избирательный список для участия в следующих парламентских выборах.

Само собой разумеется, что "эспээсовцы" и "яблочники" наибольшее внимание уделили второму и третьему варианту, только в качестве, как выразился Каспаров, "матрицы" будущего объединения выдвинули каждые свою партию. На втором варианте настаивал Сергей Иваненко, мотивируя это тем, что "Яблоко" с его 85 тысячами членов соответствует новым правилам Минюста, согласно которым партией может считаться политическая организация, насчитывающая более 50 тысяч человек и обладающая разветвленной сетью региональных отделений, а СПС (38 тысяч сторонников) - нет. В ответ Немцов предложил никого ни с кем не сливать, а составить единый список "на базе организационных структур СПС".

Масла в огонь добавил Григорий Явлинский, который неожиданно ближе к вечеру лично явился на заседание Комитета. Неожиданно, потому что лидер "Яблока" давно не посещает мероприятий, где его лидирующая роль может быть поставлена под сомнение, а от прямых переговоров с СПС и подавно старается уклоняться. Его приезд вызвал некоторый ажиотаж и даже был расценен как признак того, что "яблочники", наконец, готовы договариваться. Но Явлинский лишь продублировал основные положения того же документа, который перед этим озвучил Иваненко.

При этом "Яблоко" настаивало на двух непременных условиях. Во-первых, Явлинский непременно хочет уладить все идеологические споры с будущими союзниками. А во-вторых, он желает получить половину мест в предполагаемом совместном избирательном списке. Это автоматически означает, что с другими участниками концессии, например, с тем же Гарри Каспаровым и рядом других независимых политиков из числа "комитетчиков", например, с депутатом Госдумы Владимиром Рыжковым или с Ириной Хакамада, креслами в парламенте придется делиться второй половине, то есть партии СП, что сторонников Бориса Немцова не устраивает. Не желают они и идеологических дискуссий; по словам секретаря Федерального политсовета СПС по идеологии Леонида Гозмана, "спор об идеологемах - это скорее поиск противоречий и оснований для затягивания переговорного процесса".

Да и трудно им было бы договориться по теоретическим вопросам: "Яблоко" остается верным себе и по-прежнему предлагает скрестить коня и трепетную лань, то есть либерально-демократические ценности с социально-ориентированной экономической политикой, заодно демонтировав "олигархическую экономическую систему страны", сложившуюся "на основе криминальной приватизации середины 90-х годов". И хотя главный приватизатор тех лет, сопредседатель СПС Анатолий Чубайс, не приехал на заседание Комитета, всем было ясно, что это противоречие, если Явлинский будет продолжать его педалировать, непреодолимо. И прочие уступки, которые лидер "Яблока" готов сделать по части изменений в уставе своей партии, избрания нового федерального руководства и даже всей структуры руководства, особой роли уже не играют. Правда, сам Григорий Алексеевич был настроен решительно и уверял собравшихся, что у них нет другого выбора, как одержать на будущих парламентских выборах решительную победу, отвоевав не пресловутые 7, а 40 или даже 50 процентов голосов.

Две недели на решение

Как именно будущие объединенные демократы добьются столь впечатляющих успехов, Явлинский не объяснил и вообще в споры вступать не стал, а, завершив выступление, сразу же отбыл, заявив напоследок, что новую партию можно будет назвать как угодно, хоть "Грушей". Заседание затянулось до глубокого вечера и закончилось тем, что стороны решили создать некую согласительную комиссию для продолжения переговоров. Изначально Борис Немцов предлагал войти в нее и Каспарову, и Владимиру Рыжкову, но они отказались. В результате комиссию составили следующие члены Комитета: глава фонда "Индем" Георгий Сатаров, лидер партии "Наш выбор" Ирина Хакамада и журналист Александр Рыклин.

При этом члены комиссии отводят себе жесткие сроки для работы. По словам Рыклина, они должны провести все переговоры и согласования максимум за две недели. Учитывая накопившиеся разногласия между СПС и "Яблоком", вряд ли их удастся преодолеть за столь краткий период времени. Но, возможно, "комитетчики" намеренно ограничивают Явлинскому и Немцову пространство для маневра, преследуя собственные далеко идущие цели. Не исключено, что несговорчивым демократам старого призыва таким образом выдвинут ультиматум - соглашайтесь или новая демократическая партия будет создана без вашего участия. Отказ Каспарова и Рыжкова участвовать в работе согласительной комиссии мог быть продиктован именно этими соображениями.

Так, по словам Леонида Гозмана, представители СПС крайне удивились, когда услышали слова Каспарова о том, что комиссия будет вести переговоры с их партией, представителями "Яблока" и Владимиром Рыжковым. "Мы воспринимали Рыжкова как представителя "Комитета-2008", а не субъекта переговоров. Мы считали, что именно Рыжков и Каспаров должны были вести переговоры с двумя партиями, но они отказались", - заявил Гозман. По мнению СПС, лидеры Комитета начинают вести собственную игру, что только затягивает процесс переговоров.

Действительно, слухи о том, что Каспаров с Рыжковым готовятся создать собственную партию, куда не должны были войти ни представители СПС, ни представители "Яблока", муссируются давно. В конце января, например, их озвучил лидер Республиканской партии Владимир Лысенко. Оба упомянутых лица не подтвердили его слова, но и активно опровергать их тоже не стали. "В ситуации, когда России, как воздух, нужна новая демократическая партия, способная противостоять режиму, мы ничего для себя не исключаем. Лично я не сомневаюсь, что в ближайшее время у нас такая партия появится", - заявил тогда Рыжков, а Каспаров добавил, что "вариант создания партии без СПС и "Яблока" - всего лишь один из множества обсуждающихся".

Теперь Каспаров утверждает, что результатом работы комиссии должно быть согласие сторон на "безусловно абсолютно новое руководство": "Речь идет о стопроцентном обновлении. Возможно, что ни одна партия на это не согласится. Но нахождение внутри либерального резервуара никого больше не устраивает". При этом Каспаров предлагает избрать новое руководство на широком съезде членов новой партии и отмечает, что такой съезд лучше было бы провести не в Москве и не в Санкт-Петербурге.

Так что очень может быть, что заседание Комитета "2008: свободный выбор", прошедшее во вторник, можно считать тонким дебютным ходом гроссмейстера: еще раз публично продемонстрировав неспособность демократов старой волны к объединению, Каспаров спокойно может приниматься за создание новой партии "под себя", при этом рассчитывая на средства тех, кто до сих пор традиционно помогал правым. Вот только успеет ли такая партия к 2007 году наверстать позиции, упущенные демократами за последнее десятилетие? Во всяком случае, члены Комитета намерены проверить перспективность своего нового проекта уже в этом году - на декабрьских выборах в Московскую городскую думу.

Дмитрий Иванов

Другие материалы