Новости партнеров

Казацкое уложение Владимира Путина

Кремль создает новую силовую структуру по сословному признаку

Почти 10 лет российские власти пытались решить, что же делать с пробудившимся национальным самосознанием казаков, которые считают себя специфической этносословной группой. И вот, наконец, на текущей неделе в Госдуму поступил президентский законопроект "О государственной службе российского казачества". Несмотря на общую невнятицу и расплывчатость формулировок, при внимательном рассмотрении документа в нем можно обнаружить ряд интересных деталей.

Так, например, казаки будут выполнять функции спецслужб (борьба с терроризмом), МЧС (ликвидация последствий стихийных бедствий), милиции (охрана общественного порядка) и даже встанут на защиту окружающей среды. Кроме того, им собираются доверить патриотическое воспитание призывников, подготовку молодежи к военной службе, а также контроль за морально-боевым духом "запасников".

Все эти услуги будут оплачиваться из федерального и местного бюджетов. При этом военным и органам позволено заключать с казаками договоры о найме.

Указ о вольности казачества

Тут самый раз задуматься, кого же президент хочет так особо отметить своей милостью. В законе на этот счет говорится, что речь идет о гражданах Российской Федерации, состоящих в казачьих обществах. Сами общества, в свою очередь, представляют собой "добровольное объединение граждан в форме некоммерческой организации, образованное в соответствии с федеральным законодательством, включенное в государственный реестр казачьих обществ и члены которого в установленном порядке взяли на себя обязательства по несению государственной и иной службы".

Президент, согласно закону, станет определять порядок принятия официально зарегистрированных казаков на госслужбу, порядок ведения госреестра казачьих обществ, а также решать, как должны одеваться и различаться казаки, которые не состоят на военной службе. Помимо этого, глава государства будет раздавать казакам чины и "корочки", подтверждающие специфический статус их обладателя.

Еще одним столь же интересным, сколь и непонятным пунктом казачьих прав стало разрешение осуществлять "иную деятельность" на основе договоров казачьих обществ с органами военного управления, а также федеральными, региональными и местными органами исполнительной власти. Вопрос об иной деятельности вызвал откровенное недоумение даже в полностью лояльном Кремлю правительстве, однако, поупрямившись для приличия, подчиненные Фрадкова конечно же утвердили президентский проект. Правда, порекомендовали Госдуме его тщательно доработать.

В принципе, так и остается непонятным, чем же реестровые казаки будут отличаться от других госслужащих и что может казак-чиновник или казак-милиционер такого, чего не может чиновник-неказак или обычный милиционер. Одним из вариантов использования казачьих формирований может стать их применение в критической ситуации взамен в который раз уже дискредитировавших себя спецслужб и нищей армии (повышение зарплат в которой было сведено на нет недавним законом о монетизации льгот).

Господа офицеры, попрошу вас учесть

"Независимая газета", опираясь на свои неназванные источники, выяснила, что, согласно опросу, проведенному штатными социологами Минобороны, более 80 процентов армейских и флотских офицеров, мягко говоря, негативно восприняли начавшуюся монетизацию льгот. Если говорить точнее, то кадровые российские военные открытым текстом говорят при встрече с законодателями, что они их ненавидят. В этом признался член комитета Госдумы по обороне генерал-майор Николай Безбородов.

Однако руководитель Социологического центра Минобороны Леонид Певень опроверг информацию о том, что 80 процентов офицеров российской армии нелояльны к нынешним властям. Певень назвал эти данные "непроверенными и устаревшими". Ну, тут уж либо непроверенные, либо устаревшие. Последнее заставляет предположить, что число недовольных властью военных сегодня доросло уже до совсем критической массы...

Стоит вспомнить, что ранее главком Внутренних войск МВД генерал-полковник Николай Рогожкин обнародовал данные соцопроса, проведенного во вверенных ему частях, где "90 процентов офицеров полагают, что их материальное положение нельзя считать удовлетворительным". Да и авторитет самого министра обороны Сергея Иванова также недозволительно низок для руководителя такого ранга. По данным ВЦИОМ, ему доверяют лишь 11 процентов военных, а не одобряют его деятельность более 48 процентов опрошенных.

На границе тучи ходят хмуро

В такой ситуации Кремлю нужно задуматься о том, кто же будет защищать его интересы, учитывая задуманную армейскую реформу. С этой точки зрения попытка привлечь в армию казачество можно расценить и как часть плана по переходу на профессиональную, контрактную армию. В конце концов, казаки издавна, будучи вольными людьми, нанимались на службу к российскому императору. Впрочем, у них был и более личный интерес. Проживая на окраинах империи, они охраняли не только ее, но и свои куреня от набегов степных кочевников.

Сейчас на всей южной границе России складывается в чем-то похожая геополитическая ситуация. Существующие в южном российском подбрюшье режимы политически нестабильны. Через прозрачные границы, на тщательную охрану которых у пограничников ФСБ не хватает ни сил, ни, по-видимому, желания, на территорию России непрерывным потоком текут наркотики, оружие, обыкновенная товарная контрабанда, а также малоквалифированные экономические беженцы как из Центральной, так и Южной Азии.

Не лучше складывается обстановка и на Северном Кавказе. Формально входящие в состав РФ северокавказские республики продолжают жить по неписаным горским законам, а попытки привести их если не в божеский вид, то хотя бы в соответствие с федеральным законодательством, вызывают резкое недовольство местных властных элит, что хорошо видно на примере Чечни. Подобная нестабильность тут же привлекает внимание игроков и от внешней политики.

Отсюда еще одна версия: уж не пытается ли Кремль создать подобие буферной зоны на южных границах России, в которой порядок будут поддерживать казачьи общины, лояльные центру и не желающие, чтобы их исконные земли становились проходным двором? По крайней мере, у казаков есть моральный стимул хорошо выполнять свои обязанности по охране границы, а там, глядишь, их умение орудовать шашкой и нагайкой пригодится в обеих столицах. Ведь впереди еще реформа ЖКХ и образования, в результате которых тысячи россиян могут оказаться выброшены на улицу без всяких перспектив на будущее.

Резерв Главнокомандующего

Сейчас практически по всей южной границе России существуют возрожденные казачьи войска. Если двигаться с запада на восток, от Черного моря до Тихого океана, то перечень основных формирований будет таков: Донское, Кубанское, Терское, Волжское, Оренбургское, Сибирское, Забайкальское и Уссурийское казачества. Чем не пограничные округа?

Сами казаки заявляют, что их численность (вместе с женами, стариками и детьми) составляет в настоящее время от 4 до 5 миллионов человек. Однако эту информацию трудно проверить, так как соответствующих научных исследований в масштабах страны не проводилось.

Достоверно известно лишь, что в 1916 году, когда учет казаков велся на официальном уровне, их насчитывалось в Российской империи почти 4,5 миллиона человек, из которых на военной службе находились около 285,4 тысяч.

Возникает, правда, один немаловажный вопрос: насколько реально готовы люди, называющие себя казаками, к государевой службе? Если судить по сообщениям СМИ, то казаки слишком часто оказываются замешанными в криминальных делах. Плюс еще упоминания о казаческих формированиях, как о третьей силе, слишком часто всплывают в связи с межнациональными конфликтами на пространствах бывшей империи. По воле ли Кремля, кто знает?

Другие материалы
Спорт00:01Сегодня

«Я перешагну через него»

Поветкин выйдет против непобежденного британца. Есть ли у него шансы?