Реанимация пенсионной реформы

Все пенсионные накопления россиян окажутся на фондовом рынке

Пенсионная реформа в России провалилась. Ее провал отметили сразу, но решение о том, что делать дальше, долго не приходило. Формально ведь все прошло гладко и правильно: устроили конкурс управляющих компаний, отобрали свыше 50 победителей, разослали будущим пенсионерам формы для заполнения и стали ждать.

Продолжение истории известно каждому, кто такую форму получил. По оценкам Пенсионного фонда, лишь 2 процента граждан сменили государственного управляющего (Внешэкономбанк) на частную компанию. Этим 2 процентам граждан принадлежат 3 процента накоплений. Остальное забрал Внешэкономбанк, назначенный государственным управляющим.

Сейчас уже не время обсуждать, почему так вышло. Известно лишь, что почти половина граждан вообще не знала о проведении реформы, а треть не понимала, в чем она заключается. Кроме того, само информирование было поставлено из рук вон плохо.

Чиновники долго приходили в себя после случившегося. Наконец, так как повторно войти в ту же реку нельзя, они решили хотя бы усовершенствовать существующий механизм.

Распределение и накопление

Вопрос о размерах социального обеспечения, индивидуальном учете граждан и справедливом распределении их пенсионных накоплений - один из самых болезненных. В течение 25-30 лет трудового стажа случаются самые разные вещи - одни профессии исчезают, появляются другие, законодательно меняются отношения между государством, работодателем и работником, а также условия самого пенсионного страхования.

Ранее пенсионная система России являлась распределительной. Каждый гражданин отдавал определенную долю от своей зарплаты в Пенсионный фонд. При этом взносы не были индивидуальными, то есть на размер пенсии сумма взносов напрямую не влияла. В этой системе существует одно слабое место - при общем старении населения она может сломаться. Фактически, в новой России один работающий человек кормит одного пенсионера или льготника, что приводит к гигантскому дефициту Пенсионного фонда. Дополнительным фактором образования дефицита стал и пенсионный возраст россиян - один из самых низких в мире.

У государства был невеселый выбор - либо сократить пенсии, либо увеличить часть зарплаты, уходящей в Пенсионный фонд, либо резко сократить число пенсионеров. Как и любую трудную проблему, эту стали решать комплексно. Помимо всем известной монетизации льгот, было предложено сменить сам тип российской пенсионной системы с распределительной на накопительную.

Накопительная система пенсионного страхования предполагает деление пенсии на три части: базовую, страховую и накопительную. Базовая и страховая выплачиваются при помощи старого распределительного механизма. При этом базовая часть - социальный минимум, который выплачивается всем без исключения. Страховая часть пенсии зависит от стажа и зарплаты, которую получал пенсионер. Накопительная же часть поступает на накопительные счета граждан и станет доступна им после выхода на пенсию.

Фактически, данная схема сокращает объем пенсии, которую должно выплачивать государство, и перекладывает ответственность за размер накопительной части пенсии на управляющую компанию и самого потенциального пенсионера. При этом государство намеревалось создать рынок компаний, управляющих пенсионными накоплениями, передать этим компаниям значительную часть средств в управление, стимулировать тем самым фондовый рынок, диверсифицировать финансовые риски и обеспечить большую, чем традиционная, доходность по пенсионным деньгам.

Если бы в руках частных компаний оказалась хотя бы половина пенсионных накоплений, возможно, появился бы эффект, которого ждали чиновники. Ведь не зря, например, были разрешены вклады в ипотечные бумаги - что может быть лучше для "длинных" денег, чем ипотека? Разве можно придумать более элегантную схему, нежели стимулирование рынка жилья пенсионными накоплениями тех, кому это жилье в первую очередь необходимо?

Однако жизнь распорядилась иначе.

Немного об управлении большими деньгами

В результате реформы пенсионные накопления распределились неравным образом. Большая часть пенсионных денег оказалась у Внешэкономбанка, являющегося государственным управляющим пенсионными накоплениями. Их у него без малого 100 миллиардов рублей. Это очень большая сумма, и эффективно управлять ею непросто.

К тому же инвестиционная декларация Внешэкономбанка лишь усложняет задачу управления. Она содержит, по сравнению с Федеральным законом "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации", несколько ограничений. Это очень важно, потому что в руках Внешэкономбанка сконцентрировано 97 процентов накоплений, которые банк может вложить лишь в рублевые гособлигации (до 80 процентов активов), валютные гособлигации (до 80 процентов), ипотечные ценные бумаги (до 40 процентов) и в валюту (до 20 процентов). Так что эффективно управлять не получится. С другой стороны, потенциально более эффективные управляющие компании находятся в меньшинстве, и это меньшинство нельзя воспринимать как следствие обдуманного решения граждан России.

Понятно, что Внешэкономбанк как управляющий пенсионными накоплениями занимается тем, что называется "длинными" деньгами. Когда вклад рассчитан на 30 и более лет, самые небольшие взносы успевают значительно вырасти. Проблема заключается в том, что доходность накоплений пока все еще ниже уровня инфляции. При этом нелепо требовать от управления пенсионными накоплениями, да еще при указанных органичениях, скажем, 15 процентов годовых. Значит, необходимо снизить инфляцию, и мы видим, что в среднесрочных планах правительства записаны привлекательные темпы инфляции: 4-5 процентов в год. Пока, конечно, ни Минфин, ни МЭРТ четко не знают, как им удержать инфляцию на таком уровне. А это означает, что наши с вами деньги по-прежнему находятся под угрозой.

Пустите нас на рынок

История пенсионной реформы получила продолжение 21 апреля, во время утверждения правительством долговой политики на 2006-2008 годы, когда были предприняты сразу два реформаторских шага. Во-первых, чиновники решили изменить правила инвестирования накоплений людей, не выбравших себе управляющую компанию. А во-вторых, Внешэкономбанк, согласно решению правительства, будет лишен монополии на управление пенсионными накоплениями. Министр финансов Алексей Кудрин пообещал, что изменения в законодательство и в инвестиционную декларацию Внешэкономбанка внесут в конце 2005 или начале 2006 года.

Это означает, что Внешэкономбанку разрешат сильно расширить список активов для инвестирования средств. Теперь банк, который вложился по максимуму в гособлигации (свыше 75 миллиардов рублей), сможет использовать и другие ценные бумаги, например, традиционно более доходные (и рискованные) акции.

Это может привести к двум следствиям - хорошему и плохому. Хорошее заключается в том, что большая часть пенсионных накоплений будет вложена более эффективно. Плохое же - управляющие компании потеряют конкурентное преимущество по сравнению с огромными средствами Внешэкономбанка. А значит, неизбежно произойдет монополизация рынка, что никогда ни к чему хорошему не приводило.

Поэтому чиновники идут дальше. Они хотят провести конкурс на управляющую компанию, которая займется инвестированием средств граждан, не определившихся с тем, кому доверить свои деньги. Эта инициатива также является палкой о двух концах. Во-первых, никто не знает, по какому принципу будут распределять средства - будет ли у "ничейных" средств один хозяин или несколько, на какую долю сможет претендовать каждый из них. Конечно, с одной стороны, потеря Внешэкономбанком монополии на "ничейные" средства - дело неплохое, необходимое для того, чтобы разложить яйца по разным корзинам. С другой стороны, сложно представить себе финансовый институт, который мог бы выиграть подобный конкурс у самого Внешэкономбанка.

Кроме того, правительство подчеркивает, что речь идет о потере Внешэкономбанком монополии, а не всех накоплений. Но какая пропорция будет считаться оптимальной? С какой можно будет безопасно выпустить на рынок и "потолстевшие" управляющие компании, и "похудевший" Внешэкономбанк?

Слон в посудной лавке

Фонд пенсионных накоплений - вещь быстрорастущая потому, что постоянно пополняется из карманов граждан. Инфляция подстегивает зарплаты, зарплаты подстегивают социальные отчисления, социальные отчисления падают в кубышку Пенсионного фонда и радуют будущих пенсионеров своими круглыми цифрами. Так, если в 2005 году объем Пенсионного фонда колеблется у отметки в 100 миллиардов рублей, то уже в 2008 там будет находиться 800 миллиардов, а к 2014 - 3 триллиона рублей.

Но это страшные цифры, ведь потенциально вся эта масса денег может оказаться в руках у одного управляющего. Даже по частям - это очень большая сумма. Настолько большая, что повлияет на ликвидность ценных бумаг, как это произошло с государственными облигациями. Эксперты, например, утверждают, что на рынке может не найтись достаточного числа надежных негосударственных облигаций. Однако связывать огромные средства пенсионных накоплений абсолютно необходимо.

Заключение

С давних пор люди мечтают о надежном и доходном вкладе на "черный день". Многие пробуют различные способы - депозиты, ПИФы, игру на бирже. Некоторым (далеко не всем) даже везет.

В ЗАЩИТУ ВНЕШЭКОНОМБАНКА
Впрочем, следует отдать должное государственному управляющему: именно он в 2003 году обеспечил доходность от реализации ценных бумаг из портфеля Пенсионного фонда на уровне 30 процентов годовых - эти результаты были названы "сенсационными".

То, что сейчас старается делать правительство - это обеспечение пенсионными средствами огромного числа человек (ежегодно - свыше 40 миллионов), привлечение специалистов для вложения этих средств в надежные бумаги, осуществление жесточайшего контроля за их расходованием. Но, несмотря на то, что в этой ситуации государству можно было бы присвоить медаль "За рачительность", ту самую мечту каждого пенсионера о небольшом стабильном достатке оно, привлекая средства, которые обычным гражданам и не снились, воплотить в жизнь не может.

Вместо этого Пенсионный фонд преследует жесточайший дефицит, обесценение пенсионных средств, ограничения со стороны государственных органов. Дефицит приходится погашать из стабфонда, ограничения - отменять в результате многомесячных неторопливых обсуждений, а с инфляцией - просто биться насмерть. Сам же фонд слишком неповоротлив и (может, к счастью) консервативен, чтобы просто доверить частным управляющим компаниям эти средства.

Теперь государственная управляющая компания выйдет на рынок. Сложно сказать, к лучшему это или к худшему. Зато одно можно сказать точно - стабильно и без риска зарабатывать хотя бы гражданам на пенсию наше государство, в общем и целом, не умеет.

Другие материалы