Новости партнеров

Генпрокуратура помогла приговоренному бизнесмену

Ведомство поставило под сомнение законность действий милиции, а заодно и компетентность прокуроров и судей

28 апреля 2005 года произошло неслыханное: Генпрокуратура добилась оправдания бизнесмена, ранее признанного виновным в уголовных преступлениях и уже полностью отбывшего наказание. В роли реабилитационной комиссии Генпрокуратура выступила для московского предпринимателя Барегама Петросяна. Именно по ее кассационному представлению суд взялся пересматривать дело Петросяна - человека, которого некогда подозревали в причастности ко взрыву в подземном переходе под Пушкинской площадью.

Сообщения о том, что в рамках расследования дела о взрыве был задержан владелец палаток, расположенных в переходе, появились в СМИ еще 12 октября 2000 года. Однако, по данным следствия, арест был произведен лишь в марте 2001 года. Утверждалось, будто информацию о бизнесмене МУР получил от ФСБ и будто сотрудники этой спецслужбы подозревали, что причиной взрыва мог стать передел сфер влияния между предпринимателями, контролирующими торговые точки в переходе. В результате этого взрыва погибли 13 человек и почти 100 были ранены.

Позже выяснилось, что к взрыву предприниматель непричастен, однако к этому моменту у него обнаружили оружие и небольшое количество наркотиков. В результате соучредитель ООО "Старград" (именно так называется фирма, владевшая сетью магазинов у станций метро и в переходах) в сентябре 2001 года был приговорен к полутора годам лишения свободы. Защита бизнесмена пыталась оспорить решение суда, однако Мосгорсуд оставил этот приговор в силе.

О деле Барегама Петросяна Генпрокуратура вспомнила, когда летом 2004 года начала расследование в отношении "оборотней в погонах" – бывшего начальника управления безопасности МЧС Владимира Ганеева, замначальника 2-й оперативно-розыскной части при управлении уголовного розыска ГУВД Москвы Евгения Тараторина, заместителя начальника пятого отдела той же части Юрия Самолкина, а также сотрудников угрозыска Николая Демина, Игоря Островского, Вадима Владимирова и Александра Брещанова.

Всех их обвинили в коррупции, вымогательстве и незаконном привлечении граждан к уголовной ответственности. Тогда-то следствию и понадобились предприниматели из тех, кто находился в разработке "оборотней". Стал свидетелем обвинения и Петросян. Генпрокуратура и сотрудники департамента собственной безопасности МВД России установили, что муровцы подкинули ему оружие и наркотики, так как он отказался отдать им долю в своем бизнесе.

28 марта 2005 года на выездном заседании Московского окружного военного суда Петросян дал показания против "оборотней". А через месяц, 28 апреля, президиум Мосгорсуда снял с предпринимателя все обвинения и полученную за них судимость. Между тем позиция защиты муровцев как раз и сводилась к тому, что по всем уголовным делам, которые расследовались с их участием, суды нескольких разных инстанций вынесли обвинительные приговоры (то есть ни о какой фальсификации дел говорить не приходится).

По данным ряда СМИ, аналогичные представления уже поданы и по делам остальных потерпевших от "оборотней". Теперь Генпрокуратуре будет гораздо легче доказать, что сотрудники Московского угрозыска фальсифицировали уголовные дела, и добиться обвинительного приговора для муровцев. Однако при этом возникает другая проблема.

Дело в том, что Генпрокуратура, добившись оправдания свидетеля, фактически поставила под сомнение не только законность действий милиционеров, но и компетентность прокуроров и судей. И если положение судей, выносивших тюремные сроки невиновным гражданам, не слишком уязвимо (существует, в частности, специальный термин "умышленное введение суда в заблуждение", предполагающий, что сколь угодно строгий и справедливый суд может быть обманут), то репутация сотрудников прокуратур в подобном случае может серьезно пострадать. Зачем же нужны надзорные органы, не умеющие разобраться в деле?

Впрочем, если предположить, что и сотрудники прокуратуры не должны отвечать за достоверность расследования, то российские правоохранительные органы будут выглядеть еще плачевней - с честными, но не способными дойти до сути дела судьями, прокурорами и отправляющими невинных граждан в тюрьму милиционерами... А мы ведь, если кто не в курсе, уже несколько лет строим правовое государство! И как теперь прикажете с ним быть?

Мария Мстиславская

Другие материалы