Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Бунт в Ферганской долине

Захват тюрьмы в узбекском городе Андижан и последовавшие за этим народные волнения мало напоминают "бархатные революции" в Грузии и на Украине

Известно, что людям в пустыне, измученным жаждой и мечтающим о глотке воды, всегда являются миражи в виде прохладных оазисов с обязательными пальмами и чистым озерцом. То, что часть мировой общественности, радеющая за демократию и поддержавшая в свое время смену власти в Грузии, на Украине и в Киргизии, ждет аналогичных событий в других постсоветских республиках, известно всем. Среди возможных жертв грядущих "цветных революций" часто упоминался и Узбекистан. Поэтому неудивительно, что выступление, организованное исламистами в Андижане, многие восприняли как еще один демократический порыв местного населения.

Военные действия в Ферганской долине

Андижан, четвертый по величине город Узбекистана, расположен примерно в 400 километрах от Ташкента. В нем проживают более 300 тысяч человек. Здесь, как и везде в Ферганской долине, традиционно достаточно сильны антиправительственные настроения. И все же никто не ожидал, что в ночь на пятницу, 13 мая, многочисленная группа экстремистов нападет на военный городок Андижана и захватит множество единиц стрелкового оружия.

Около 500 военнослужащих спешно покинули базу. Многие солдаты, по словам очевидцев, бежали в город и просили помощи у местных жителей. После этого, вооружившись, мятежники напали на местную тюрьму. По сообщению ряда СМИ, вооруженные люди на 15 машинах подъехали к зданию, расстреляли нескольких охранников и выпустили на свободу около 2 тысяч заключенных. Всего в тюрьме находилось около 4 тысяч человек, многие из которых попали за решетку за участие в радикальных исламистских группировках, но были среди них и самые обычные уголовники. Позже стало известно, что главной целью нападавших было освобождение 23 членов религиозной организации "Акрамия", которых судили за терроризм и попытку переворота.

После того как улицы города наполнились возбужденными и зачастую вооруженными людьми, начался стихийный мятеж. Воспользовавшись замешательством силовых структур, мятежники захватили центральную площадь и здание местной администрации. Утром на площадь вышла многотысячная толпа - по некоторым данным, ее численность составила около 50 тысяч человек. Митинг носил откровенно антиправительственный характер - ни для кого не секрет, что условия жизни простых людей в Узбекистане оставляют желать лучшего, а власть часто позволяет себе перегибы во внутренней политике.

По свидетельству очевидцев, лишь немногие из участников митинга былли вооружены - именно они обращались к собравшимся, говорили о "даровании свободы и работы" и призывали к отставке президента и правительства страны. Основную часть толпы составляли обычные граждане, которые жаловались друг другу на "тяжелую жизнь". "Звучат лозунги об отставке Каримова и правительства Узбекистана, но по большей части люди просто изливают свои эмоции: говорят о тяжелой экономической ситуации, об отсутствии работы, элементарных продуктов питания", - утверждал очевидец. Причем, по его словам, участники митинга всячески отрицали свою причастность к ваххабизму или какому-либо другому радикальному мусульманскому течению.

В городе еще долгое время после ночных событий слышалась беспорядочная стрельба. Пресс-служба президента Узбекистана сообщила о 9 погибших сотрудниках охраны тюрьмы и 36 раненых. В городе сожжены местный театр и кинотеатр. В близлежащем к центральной площади здании развернут медпункт, туда приносят раненых, среди которых есть дети. На улицах много сожженных машин со сгоревшими телами внутри. Сотрудники правоохранительных органов практически полностью покинули город. Сами активисты "Акрамии", спровоцировавшие весь этот беспредел, заявляют, что будут сражаться до конца. "Мы – смертники", - заявил они, объясняя это тем, что после совершенных ими действий власть не станет церемониться с ними. Всего экстремистов около 100 человек, у них, как утверждают источники из Андижана, есть три бронетранспортера и множество единиц стрелкового оружия.

Узбекистан - это вам не Киргизия

Те, кто рискнул назвать все происшедшее в Андижане попыткой народных масс свергнуть режим в очередной постсоветской республике, скорее всего, глубоко ошиблись. Речь идет о чем угодно, только не о демократии. Кстати, в данном случае буквально ни одно западное СМИ не рискнуло хоть в мало-мальски положительных тонах отозваться об андижанском бунте. "Вспышка насилия" - вот главная формулировка западных журналистов о происшедшем.

Но даже если предположить, что кто-то из увидевших в мятеже андижанских экстремистов какие-то признаки "цветной революции" был хоть на йоту прав, то радоваться им все равно не пришлось бы. Узбекистан - это не Киргизия, где массовые беспорядки привели к смене власти. Ведь в соседней с Узбекистаном стране и ситуация была несколько другая, и обошлось все без человеческих жертв. И главное - народ возглавляли политики-оппозиционеры, а не люди, поступившие откровенно по-бандитски. И еще одно важное отличие. Совершенно очевидно, что руководство Киргизии в момент восстания проявило исключительную дряблость и полное отсутствие воли. Ислам Каримов и подчиненные ему силовики такой хворью не страдают. Уже к вечеру пятницы стало ясно, что киргизский сценарий в Андижане не повторится. Узбекистан не ослаблен внутриполитическими дрязгами, как это было в соседней республике.

Руководство Узбекистана поступило так, как, в принципе, и должно поступать руководство государства, которому угрожает вооруженный бунт - подняло на ноги армию и части МВД. Андижан был блокирован, связь с ним практически прервана. Но при этом попытки урегулировать ситуацию предпринимались - по крайней мере, как утверждают в Ташкенте - не только в силовом направлении. Каримов, в отличие от своего бывшего киргизского коллеги Аскара Акаева, лично вылетел в Андижан, чтобы участвовать в переговорах с восставшими. Пока, они ни к чему не привели, и тогда власти всего изолировали охваченный мятежом участок. В целом ситуация по всей стране не выходила из-под контроля и, по словам очевидцев, в том же Ташкенте, за исключением усиленных нарядов милиции, ничто не говорило о событиях в Андижане. Каримов единственный раз за этот насыщенный событиями день выступил перед журналистами и заявил, что чрезвычайное положение в стране вводиться не будет.

По скудным и разноречивым сведениям, поступавшим в пятницу из Андижана, трудно представить себе истинную картину происходившего. По отдельным сведениям, в центре Андижана появились войсковые части, у здания администрации велась стрельба, а на земле лежали трупы. Источники в Ташкенте заявили, что помимо десяти милиционеров мятежники захватили нескольких женщин и детей и, прикрываясь ими, отказывались вести какие-либо переговоры с властями. Вообще история, что и говорить, весьма темная. Как, например, объяснить, что лидеры мятежников обратились за посредничеством в урегулировании конфликта к президенту РФ Владимиру Путину, который заведомо не будет защищать интересы людей, выступивших против его сильнейшего союзника в Средней Азии?

Эхо ташкентских взрывов

Суд над 23 членами "Акрамия", которых 13 мая пришли вызволять мятежники, начался 10 февраля этого года в городском суде Андижана. Согласно обвинительному заключению, граждане Расулжон Таджихалилов, Абдумажит Ибрагимов, Абдубоис Ибрагимов, Турсун Назаров, Махаммадкодир Артиков, Одил Махсадалиев, Дадахон Нодиров, Шамситдин Атаматов, Ортикбой Акбаров, Расулжон Акбаров, Шавкат Шокиров, Абдурауф Хамидов, Мухаммадазиз Мамадиев, Музаффаржон Кодиров, Насибилло Максудов, Адхамжон Бобожонов, Хакимжон Зокиров, Гуломжон Нодиров, Мусажон Мирзабоев, Абдулвосит Игамов и Дилшодбек Мамадиев обвинялись в посягательство на конституционный строй Узбекистана посредством организации преступного сообщества, распространения материалов, содержащих угрозу общественной безопасности, и создания религиозных экстремистских организаций.

Руководителем "Акрамия" является Акрам Юлдашев из Андижана, который к моменту начала суда уже отбывал срок наказания. Согласно обвинительному заключению, брошюра Юлдашева "Иймонга йул" ("Путь к истинной вере") являлась основным руководством в деятельности подследственных. Юлдашев основал "Акрамия" в 1996 году. Ранее он являлся членом исламисткой группировки "Хизб ут-Тахрир" ("Путь к истинной вере"), которая была названа официальным Ташкентом организатором терактов в марте прошлого года , когда в результате трех взрывов в узбекской столице погибли 42 человека. Идеология "Хизб ут-Тахрир" очень схожа с идеологией талибов. Однако, в отличие от своих более экстремистски настроенных единомышленников, "Акрамия" Юлдашева проповедовала ненасильственные методы борьбы с властью, считая, что такой путь больше подходит для Узбекистана. Причем Юлдашев считал, что исламская организация должна завоевывать власть на местном, а не на общенациональном уровне.

И все-таки даже такая умеренная организация, как "Акрамия", решилась на применение оружия. Возможно, здесь действительно играют главную роль те перегибы, которые допускает в своем правлении Каримов. По мнению руководителя департамента стран СНГ Центра политических технологий Сергея Михеева, которое он высказал в интервью ИТАР-ТАСС, президент в последнее время отказался от соблюдения баланса между кланами внутри страны, несмотря на то, что кланы были и остаются одной из влиятельнейших сил на политическом поле Узбекистана. Вследствие этого в республике появились свои "обиженные", которых вдохновила скоротечная смена власти в Киргизии. Они вкупе со всеми недовольными, в том числе и с исламистами, и могли если не организовать, то поддержать начинание андижанских мятежников.

"Хлопковой революции" в Узбекистане не будет - по последним данным, войска уже пошли на штурм здания, где укрепились и те, кто нападал на тюрьму и те, кого они освободили. Хотя, учитывая всю запутанность ситуации и хаос в Андижане, не исключено, что главные зачинщики мятежа уже давно скрылись, чтобы через некоторое время снова нарушить спокойствие Ферганской долины.

Бывший СССР00:0115 октября

Пограничные отношения

Литва собиралась дружить с Белоруссией. Но пустила к ее границе американские танки