Восточный синдром американского доллара

В чьих руках находится судьба американской валюты

Курс евро падает… За пять месяцев этого года европейская единая валюта потеряла 9 процентов своей стоимости по отношению к доллару. Но на нынешнем этапе борьбы вечных соперников на рынке Форекс все большую роль играют не только макроэкономические показатели ЕС и США, но и позиция азиатских стран. Особенно Китая.

Я конституцию не читал, но скажу…

Пришла беда - отворяй ворота. Удары на этой неделе посыпались на единую европейскую валюту со всех сторон. Здесь и твердое "нет" Конституции ЕС, сказанное французами и голландцами, и сокращение производства в евро-зоне, после чего Европейский Центробанк снизил свой прогноз экономического роста в этом году с 1,6 до 1,4 процента. Кстати, результаты референдума в той же Франции говорят не столько о нежелании пускать Турцию в ЕС, сколько о возмущении нынешней ревизией доктрины "социального государства". Но итогом этого возмущения вполне может стать замедление либеральных экономических реформ, что наверняка скажется на экономике ЕС. Как, например, это уже сейчас происходит в Германии, которая планирует ввести у себя минимальную зарплату, чтобы защитить своих граждан от нашествия дешевой рабочей силы из Восточной Европы.

Между тем, на этой же неделе в немецком журнале "Штерн" опубликовали статью о совещании экспертов по экономике во главе с министром финансов ФРГ Хансом Айхелем и президентом Бундесбанка Акселем Вебером. И обсуждали там якобы не что иное как будущий развал европейского валютного союза. Немецкие чиновники уже успели заявить, что все это полная чушь и евро был, есть и будет. Но осадок, как говорится, остался. Уже начинают припоминать и плюсы раздельного существования европейских государств. Например, это касается ускорения институциональных реформ в странах, не связанных узами ЕС, вследствие конкуренции за потоки капитала.

Услышав эти новости, многие вновь стали кивать на Европейский центробанк. Базовая процентная ставка Европейского центрального банка находится на уровне 2 процента уже два года. Нынешняя курсовая политика ЕЦБ уже получила у аналитиков название TWIRP (2% interest rate policy). Мало того, что решение об изменении процентной ставки принимается мудрецами из Франкфурта на основе консенсуса, а не простым большинством голосов, как в Федеральной резервной системе США. ЕЦБ неоднократно на протяжении последних лет критиковался за то, что большее внимание уделял показателю инфляции в евро-зоне, нежели стимулированию экономического роста. Некоторые склонны взвалить часть вины за медленный рост экономики именно на ЕЦБ. С другой стороны, нынешняя разница между процентными ставками в ЕС и США, где они выше, играет в пользу доллара. И увеличивать этот разрыв, значит играть на стороне отнюдь не евро.

На что стоит рассчитывать сейчас европейской валюте? Прежде всего на плохие новости из США, у которых проблем хватает. Кроме этого вполне вероятно, что через некоторое время следует ожидать новостей в пользу евро. Ведь ослабший евро позволит поднять голову экспортерам из ЕС, чья продукция уже несколько лет становилась постепенно все менее конкурентоспособной за рубежом из-за роста единой европейской валюты. Да и внутренний спрос может оживиться, который хотя и не играет в экономике ЕС такой значительной роли, как в США, но тем не менее является таким же важным источником экономического роста. Главное - как долго продлится ралли доллара на рынке и на какой отметке он закрепится.

Ответы на многие вопросы относительно курса доллара следует искать в Азии, в частности, в Китае. Можно сказать, что эта страна напрямую влияет на курс доллара. Причем может как повысить его, так и отправить далеко вниз.

Да отвяжись ты от меня!

Нынешняя экономическая ситуация в США все больше напоминает пир во время чумы. Какая еще страна может позволить себе снижать налоги во время ведения масштабных боевых действий в разных точках мира? Кто еще может потреблять на 660 с лишним миллиардов долларов в год больше, чем производит? Где еще потребительский бум может принять такие масштабы, что кредитные карты выдают чуть ли не безработным?

Несмотря на сугубо внутренние перекосы в экономике, в США очень любят заниматься поисками врагов американского народа в разных частях мира. Два последние года главными ответственными за состояние американской экономики являются китайцы. США особенно возмущает курс юаня, привязанный к доллару, который падает вместе со своим якорем, делая недорогие китайские товары еще более дешевыми за границей. Вот уже более 10 лет колебания юаня ограничены отметкой в 8,28 юаня за доллар плюс-минус 0,3 процента. В период Азиатского финансового кризиса Вашингтону это очень нравилось, так как юань, в отличие от валют многих своих соседей, смог выстоять. А теперь чуть ли не каждую неделю кто-нибудь из официальных лиц США считает своим долгом вновь заявить, что "Карфаген должен быть разрушен". По мнению американских политиков, искусственно заниженный курс женминби ("народная валюта" - одно из названий юаня) является одной из причин рекордного дефицита в торговле США с Китаем, который отправляет в Штаты треть всего своего экспорта.

Да тут еще с 1 января развитые страны в соответствии с соглашениями в рамках ВТО вынуждены были отменить квоты на текстиль. После чего волна китайских футболок и нижнего белья превратилась в цунами, которое угрожает смыть всю текстильную промышленность США и Евросоюза. Подобный вал способен еще больше увеличить отрицательное сальдо внешней торговли США с Китаем. А это, в свою очередь, уже напрямую бьет по американскому доллару, основной болезнью которого является так называемый "двойной дефицит". То есть дефицит текущих статей платежного баланса (экспорт-импорт товаров и услуг), а также дефицит бюджета. Решения последней проблемы в условиях, когда Пентагон требует все больше денег на ведение военных действий, а налоговые поступления расти не собираются, пока не видно. Так что сейчас главный вопрос для США - когда китайские власти отвяжут юань от доллара. Кстати, политика фиксированного юаня дорого обходится Народному Банку Китая, который только в 2004 году потратил сумму в 193 миллиарда в долларовом эквиваленте на скупку иностранной валюты.

По некоторым оценкам, юань сейчас недооценен на 40 процентов. И, как считают экономисты из Asia Development Bank, даже если юань ревальвируют на 20 процентов, внешнеторговый дефицит США снизится на жалкие 0,05 процента в силу замещения товаров из Китая продукцией других стран. Вряд ли этого будет достаточно, чтобы оказать поддержку доллару…

Также сомнительно, что китайские власти решатся пустить юань в свободное плавание. Скорее, они просто удлинят поводок, то есть разрешат своей валюте колебаться в больших пределах. Или сделают как в Сингапуре, привязав валюту не к одной, а к нескольким валютам. Причем валютам главных торговых контрагентов КНР. Если это произойдет, то юань может быть привязан к корзине, в которой большее место будут занимать американский доллар, евро, йена и южнокорейская вона. Как считают аналитики, Пекин решится тем или иным способом ревальвировать юань уже в этом году.

Бывает ли долларов слишком много?

Но дело не только в юане. Китай является одним из крупнейших держателей казначейских облигаций США. Наряду с Южной Кореей и Японией. Эти страны начинают испытывать нервозность по поводу того, что они вынуждены вкладывать средства в низкодоходные инструменты, фактически финансируя государственный долг США. В Китае, например, на самом высоком уровне раздаются голоса в пользу использования валютных резервов, общая сумма которых составляет почти 660 миллиардов долларов, для финансирования проектов внутри Китая. А Центробанк Южной Кореи уже несколько раз пугал рынок информацией о диверсификации своих валютных запасов. То есть продаже долларов в обмен, как увтерждают, на австралийскую и канадскую валюту. В целом азиатские партнеры США все громче заявляют о том, что Вашингтону следует вплотную заняться своими структурными проблемами, то есть перестать рассчитывать на потребительский бум и попытаться как-то увеличить норму сбережений, которая в США сегодня находится на уровне 1 процента. Для сравнения: в Китае она составляет около 40 процентов, что является одним из главных факторов повышенной инвестиционной активности в Срединном государстве.

С мнением азиатских экономистов сложно не согласиться. США, взявшие на себя роль главной политической и экономической силы в мире, должны перестать просто стричь купоны со своего привилегированного положения. Иначе, как это часто бывает на любом рынке, будет достаточно одного легкого толчка, чтобы финансовое здание США, каким бы прочным оно ни казалось, разрушилось. И складывается впечатление, что если раньше мнение о самой подобной возможности сводилось к простому утверждению, что доллару альтернативы нет, то сейчас многие в мире начинают просчитывать варианты, насколько обломки этого здания могут повредить экономикам их стран. И это весьма тревожный сигнал для американской валюты.

Андрей Кириллов