Перемирие в текстильной войне

Китай пошел на уступки ЕС по вопросу экспорта текстиля, но эксперты считают их тактическими

Началась эта история в тот момент, когда ВТО отменила с 1 января 2005 года квоты на текстиль, которые в течение 30 лет сдерживали экспансию китайской одежды на рынки ЕС и США. Эксперты предполагали, что после отмены квот доля китайского текстиля на внешних рынках вырастет примерно втрое - с учетом ожидавшейся тогда ревальвации юаня и экспортных пошлин, которые Китай обещал установить на свои товары. Однако, ни ревальвация, оказавшаяся вполне косметической, ни пошлины на текстиль, введеные лишь в июне 2005 года, не помогли - экспорт китайского текстиля на рынки США и Европы увеличился на сотни и даже тысячи процентов.

Именно за счет экспорта текстиля скорость роста профицита торгового баланса Китая увеличилась в этом году в пять раз, и в июне 2005 года его прирост составил почти 10 миллиардов долларов. При таких темпах роста Китай увеличил бы профицит торгового баланса к концу 2005 года вдвое (эта цифра могла бы достичь 70 миллиардов долларов), и практически полностью мог бы вытеснить американских и европейских производителей с рынка уже в 2006 году.

Но этого уже не произошло - оценив обстановку, сначала США, а потом и ЕС ввели в обход ВТО квоты на ввоз китайского текстиля. Ввести квоты вновь США и ЕС могли, не опасаясь нарушить правовых норм ВТО: при вступлении Китая в эту организацию возможность введения заградительных пошлин для китайских товаров была специально оговорена, к тому же, ЕС вообще не признает КНР страной с рыночной экономикой. США при этом обвиняли Китай в том, что американская текстильная отрасль из-за китайских поставок потеряла 16 тысяч рабочих мест, аналогичные обвинения выдвигал и Евросоюз.

Однако европейские компании-импортеры поступили очень хитро: воспользовавшись паузой между подписанием договора и вступлением его в силу, они не просто заказали на 4 миллиарда долларов китайской одежды, но и оплатили эти поставки вперед. И когда огромное количество сверхквотной продукции стало поступать на таможенные склады, власти ЕС оказались в патовой ситуации: растаможить эти товары - означало дезавуировать соглашение о квотах, однако, если их не растаможить - тоже получилось бы плохо: разорились бы не китайские производители одежды, а свои, местные ее импортеры.

Поэтому переговоры по этому вопросу с Китаем получились, во-первых, долгими и трудными, а во-вторых - достичь соглашения удалось только на самом высшем уровне, да и то после того, как функционеры Евросоюза специально для этого прибыли в Пекин.

Из трех предлагаемых сторонами вариантов решения текстильной проблемы - за счет ввезенного сверх квот в счет 2006 года, растаможивания за счет квот на другие китайские товары и растаможивание всего ввезенного вообще вне квот - был выбран компромисс между вариантами номер один и номер три, хотя изначально китайская сторона заявляла о том, что предложения ЕС неприемлемы.

Казалось бы, Евросоюз победил, но победа эта может оказаться пирровой. Во-первых, принятое решение может внести раскол в дружные ряды стран-участниц ЕС: производящие текстиль Франция, Италия, Португалия и Испания окажутся противниками заинтересованных в поставках дешевой китайской одежды Великобритании, Германии и Швеции. И, что более важно, многие эксперты предсказывают, что Китай станет поставлять свой текстиль на европейские рынки в обход квот, посредством экспорта через третьи страны. Кстати, в качестве одного из наиболее вероятных торговых партнеров Китая в этой связи называют Россию.

При этом, даже в достигнутом соглашении отчетливо прослеживается объективная выгодность переговорной позиции Китая: половина сверхквотного текстиля будет отнесена на квоты будущего года, а половина будет растаможена просто так. При этом издержки, возникшие при хранении текстиля на таможенном складе, стороны тоже договорились поделить поровну.

Прокомментировать сложившуюся ситуацию Лента.Ру попросила Дмитрия Кормилицина, координатора Экспертного центра Chinacom, который заявил: "Есть такая китайская стратегема, которая предлагает уступить в малом, чтобы получить многое. Иными словами, ключевая задача для быстрорастущей производящей экономики Китая - обеспечить рынки сбыта для своей продукции - будь то текстиль, электроника, игрушки и т.п. Поэтому и в случае Евросоюза, и в случае США Китай будет идти на компромисс, будет соглашаться на не самые выгодные в тактическом плане условия. Стратегически его задача - занять уверенные позиции на внутренних рынках стран мира, а уж затем диктовать условия игры. Пока он этого позволить себе не может, потому что жесткие санкции, "торговая война" будут автоматически означать гораздо более серьезные проблемы для экономики Китая, нежели согласованное сокращение экспорта.

Таким образом, если говорить о краткосрочной и среднесрочной перпективе, Китаю придется идти на некоторые уступки производителям США и Евросоюза, одновременно повышая качество своей продукции и параллельно "переманивая" к себе, за счет дешевой и квалифицированной рабочей силы, сами национальные производства. Конечно, превращение Китая в "мировую фабрику" далеко не у всех вызывает энтузиазм, но вряд ли сегодня есть предпосылки, которые способны помешать этому процессу, особенно если учесть, что в Китае уже активно начинают действавать транснациональные корпорации, которые однозначно ставят экономические интересы превыше каких-либо политических".

Павел Рябиков