Прописные истины Федора Бондарчука

В российский прокат вышел фильм "9 рота"

Энергичная рекламная кампания высокобюджетного фильма о войне в Афганистане может вызывать отвращение к такой картине задолго до ее выхода в прокат. Но Федор Бондарчук в "9 роте" использовал безотказный рецепт того, как сделать крепкий фильм про войну и как заставить зрителей его полюбить.

Рекомендую критикам иногда посещать не пресс-показы, а рядовые киносеансы. Коллективная реакция зрителей замечательно обнаруживает, удался ли режиссеру замысел.

В день премьеры на первый утренний сеанс в одном из районных кинотеатров столицы собрался полный зал. Девять десятых публики составляли старшеклассники и студенты окрестных институтов. Кроме них на "Девятую роту" пришли курсанты одного из военных училищ, несколько молодых милиционеров и пяток охранников из кинотеатра и соседних магазинов. Большинство из них, наверное, не видели первых отечественных фильмов об Афганистане - ни "Афганского излома" Бортко, ни "Пешаварского вальса" Бекмамбетова. Большинство из них были детьми, когда война закончилась.

Первые полчаса зрители дружно смеялись: можно было подумать, что они смотрят продолжение комического цикла "ДМБ". После часа действия зашмыгали носами первые девушки, после полутора хлюпанье стало громче и настойчивей, охранники начали вслух вспоминать известные им случаи из военной жизни, а студенты перестали разговаривать по телефонам. По окончании фильма толпа вышла из зала молча, ее мужская часть немедленно побежала на улицу курить, а девушки забили урны мятыми носовыми платками. Что могло предрешить такую единодушную реакцию зрителей?

Наверняка, например, простой сценарий. Линейный сюжет "романа воспитания" не предполагает загадок и не отвлекает зрителя перебивками. Персонажи у сценариста Короткова предсказуемы до ходульности: нежный мальчик, домашний мальчик, умный "мажор", веселый хулиган, суровый детдомовец, гордый горец. Страшный прапорщик Дыгало, конечно же, желает своим подопечным только добра, несмотря на приступы неконтролируемого бешенства. Между героями возникают непродолжительные трения, но никакого влияния на развитие событий они не оказывают.

Больше того, после короткой экспозиции на призывном пункте становится понятно, кто из героев и в какой последовательности будет погибать. А в том, что они умрут, не остается никаких сомнений, выдержаны все правила жанра: один прощается с возлюбленной "всего на 730 дней", другому младшая сестра вручает трогательный рисунок, третий обижен на весь мир, четвертый слишком умен и циничен и т.д.

В фильме стремительно чередуются забавные и страшные эпизоды. Короткие диалоги хорошо запоминаются. Вопреки убеждению одного из героев, война в "Девятой роте" некрасива, хотя постановщики удержались от показа развороченных внутренностей. Зато есть впечатляющие натурные съемки и богатые пиротехнические сцены.

Но всего этого едва ли достаточно, чтобы завоевать сердца зрителей. Похоже, обаяние фильма зиждется на простейшем приеме: в нем нет ни одного отрицательного героя. Даже второстепенный персонаж по прозвищу Помидор (в исполнении лучшего русского характерного актера Александра Баширова) получился слишком узнаваемым и смешным, чтобы воплотить в себе хоть чуть-чуть зла.

Смерть и разрушения вокруг героев фильма сеют враги, которые так же обязательны, как снег, жара, горы или ночь. От ненастья нужно укрыться, ночь осветить, на гору залезть, а врагов отбить. В этом прямолинейном мире у героев нет ни желания, ни времени рассуждать о причинах войны. Они солдаты, их дело воевать и погибать, выручая товарища.

Общую идею фильма можно было бы сформулировать одной репликой Тараса Бульбы: "Нет уз святее товарищества". Поэтому солдаты девятой роты, безусловно, вышли победителями, пусть и ценой своей жизни.

Если бы сценарист и режиссер остановились на этом, то цены бы фильму Федора Бондарчука не было, во всяком случае, с точки зрения морально-патриотического воспитания молодежи. Но в эпилоге герой фильма констатирует, что к моменту окончания войны в Афганистане "никто не знал, что через два года исчезнет страна, за которую мы воевали". Можно, конечно, вспомнить, замечательную формулировку В.И. Ленина о необходимости защиты "мягкого южного подбрюшья России", но, кажется, война 1979-1989 годов в Афганистане была совсем по другому поводу.

В фильме Федора Бондарчука можно усмотреть цитаты из выдающихся американских военных фильмов - и из "Апокалипсиса сегодня" Копполы, и из "Тонкой красной линии" Малика. Можно заподозрить аллюзии на "Своего среди чужих" (и через него на "Буча Кэссиди"). А можно не делать этого и оставить все как есть. У фильма есть достоинства и недостатки. Каждый автор имеет право на цитаты. В конце концов, нельзя представить себе отечественный кинематограф без "Войны и мира" Сергея Бондарчука. После сегодняшней премьеры будет так же трудно представить наше кино без "Девятой роты". Сын сделал достойный оммаж отцу.

Юлия Штутина