Рассказ несостоявшегося уголовника

Особенности национальной регистрации автомобилей

"То, что у вас пока нет судимости, не ваша заслуга, а наша недоработка", - эту расхожую фразу приписывают обычно товарищу Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому. В России можно очень легко превратиться из законопослушного гражданина в уголовника и обратно. Карусель правоохранительных органов работает безостановочно, подобно колесу фортуны. Предугадать, чем обернется для тебя следующий шаг, практически невозможно. Несколько недель, не совершив ни одного противоправного поступка, я проходил в "подозреваемых в совершении преступления" - в отношении меня решался вопрос о возбуждении уголовного дела.

Вводная

Автомобили, которые строят в США, заметно отличаются от тех, которые производят в России. И не только качеством - американские машины сделаны по другим стандартам. Зачастую отличия не заметны снаружи, но они есть. К примеру, задние сигналы поворота на многих "американцах" красного цвета. Для Соединенных Штатов это повсеместная практика, а в России, как, впрочем, и во всей Европе, они должны быть исключительно желтыми.

Или идентификационные знаки. Для того чтобы зарегистрировать машину в США, достаточно, чтобы на штатном месте присутствовал VIN - идентификационный номер самого автомобиля. Остальные обозначения никакой роли не играют. Номера шасси, кузова, двигателя - для американских автоинспекторов они не более, чем пустой звук. Соответственно, на двигателе автомобиля, изготовленного для американского рынка, никакого номера может и не быть. Но если машину, купленную в США, доставить в Россию, то номер на ее двигателе обязан появиться. Таков закон.

Регистрационная эпопея

Купив с рук подержанный минивэн Grand Caravan производства американской компании Dodge (стопроцентной дочки Chrysler), я как законопослушный гражданин попытался было его зарегистрировать. Приехав в свой районный МОТОТРЭР и отстояв все положенные очереди, я дошел, наконец, до площадки осмотра. Это один из этапов регистрации, на котором машину по очереди осматривают несколько экспертов на предмет ее технического соответствия нормам и выявления различных криминальных подозрений.

Надо сказать, появление "Каравана" на площадке вызвало легкую радость в глазах экспертов. "Американец? - сказал первый, - Ты капот не открывай, нечего там смотреть. Нет у "американцев" номеров на двигателях". - "Подожди, - поправил коллегу второй. - Этот, по-моему, с японским двигателем, а значит, номер должен быть". После непродолжительного спора победил тот, который считал, что номер должен быть. Далее инспекторы заявили, что идентификационный номер сильно испортила ржавчина и поэтому его не удается найти на штатном месте. Меня вместе с машиной направили на экспертизу. При этом забрали ПТС, выдав вместо него заверенную ксерокопию и маленькую квитанцию об изъятии документа.

Кстати сказать, "японский" двигатель был на самом деле сделан в США по лицензии фирмы Mitsubishi, но инспекторы об этом не догадывались (или не хотели догадываться). У такого мотора идентификационного номера тоже нет - на нем проставлены последние шесть цифр VIN, которые американцы считают технологическим номером и о сохранности которого совершенно не заботятся. Обычно номера двигателей делают в местах, наименее подверженных коррозии, часто - на алюминиевых табличках. Тут же номер либо стоял на днище и за несколько лет эксплуатации действительно совершенно проржавел, либо его там вообще не было - найти его никому не удалось.

Ситуация с оформлением этого инцидента оказалась несколько дикой, учитывая, что никакого правонарушения я не совершал. Документы, которые выдают в ГАИ взамен отобранного ПТС, не дают права ездить на машине - только хранить. То есть если вас, не дай Бог, отправили на экспертизу, то везти машину на нее вы должны на эвакуаторе. Экспертиза проходит дней через 10 после назначения. Это значит, что сначала на эвакуаторе домой, а затем, на нем же на экспертизу. Смешно? Но именно так мне пришлось поступать.

Пока я ждал экспертизы, закончился срок действия транзитных номеров. Теперь ездить на машине стало еще опаснее. Несколько раз я выбирался, чтобы забрать ребенка из школы, и в одной из поездок меня остановил инспектор ГАИ. Неожиданно для меня, он, выслушав сбивчивый рассказ о злоключениях, не стал меня штрафовать (2500 рублей без гарантии того, что на следующем перекрестке меня не встретит следующий инспектор), посоветовав поставить машину на стоянку до лучших времен.

Примерно через месяц после начала эпопеи транзитники мне продлили. Счастливый, я гордо выехал на дорогу, посматривая на остальных автомобилистов как на равных. Но не тут-то было. Проездив эдаким гоголем пару дней, я был пойман другим бдительным стражем порядка. Тот, осмотрев "транзитник", бодро посоветовал мне "сменить печать, так как эта уже ни на что не похожа". К счастью, в машине в тот момент сидел сын, который талантливо изобразил на лице полное отчаяние, чем смутил строгого инспектора. Он нас отпустил, но так и не поверил, что печать поставили в ГАИ.

Далее настал день экспертизы. Эксперт номер на двигателе не нашел - его действительно не существует (либо коррозия уничтожила, либо не было никогда). Однако, согласно установленным правилам, он должен был сфотографировать место, где когда-то стоял номер, чтобы эту фотографию вклеили в Паспорт транспортного средства. Не разобравшись, что именно нужно снимать, он написал в акте экспертизы, что номер находится в месте, исключающем возможность его фотографирования. В ГАИ потом даже отказывались регистрировать машину - "снимайте двигатель и ищите номер, но чтоб фотография была", - сказали мне. Только беседа с начальником отделения решила проблему - многострадальный "Караван" зарегистрировали.

Решение на месте

К чему я столь подробно об этом рассказал? Проведя мини-опрос среди владельцев американских машин, я выяснил, что большинство из них (особенно те, кто регистрировал свое авто не в Москве) вообще не знают о подобных неприятностях. Оказывается, ГИБДД иногда доверяет производителю и пишет в документах "двигатель без номера". А иногда и нет. Причем понять логику инспекторов, проанализировав с десяток историй, мне не удалось. Даже в одном и том же МОТОТРЭРе одинаковые машины регистрировались по-разному - все зависело, по-моему, от настроения сотрудника ГАИ.

На счастье, судьба свела меня с человеком, который имеет некоторое отношение к производителям американских машин. Этот человек объяснил мне, что даже не всякий официальный представитель компании-производителя может знать, какие на той или иной машине есть идентификационные обозначения, кроме VIN, - настолько это несущественно в США. Год от года, модель от модели эти знаки менялись. На одних двигателях стоит часть VIN, на других - технологический номер, на третьих ничего не стоит.

Разумеется, те машины, которые ввозятся в Россию официально - через дилерскую сеть, застрахованы от подобных неприятностей. Они сертифицированы в России, и в их конструкции учтены все соответствующие ГОСТы. То есть, покупая новую машину в салоне, вы совершенно не рискуете оказаться в такой неприятной ситуации.

Однако большинство американских машин все-таки ввозятся в Россию из США частным образом. Они собраны для американского рынка, и у нас в стране не проходят по многим стандартам (по тому же цвету "поворотников" или наличию номера на двигателе). По идее, раз существует такая проблема (выйдите на улицу и посмотрите, сколько на проезжей части американских машин), то ее должны регулировать российские законы. То есть необходимо либо запретить несертифицированные автомобили, либо установить отдельные правила для их регистрации.

Ни того, ни другого не существует. Регистрация некоторых марок регулируется подзаконными актами - должностными инструкциями, распоряжениями, но такие документы учитывают далеко не все модели даже одного только "Крайслера". Выходит, принципиальное решение по каждому конкретному вопросу принимается лично инспекторами МОТОТРЭР. Можно, конечно, попытаться решить проблему "традиционным" способом - эта мысль мне тоже в голову приходила. Однако я от нее отказался - уж очень хотелось узнать, чем вся эта история кончится, если не форсировать события при помощи простых и общеизвестных финансовых процедур.

Кстати сказать, в моем случае эта проблема могла решиться достаточно просто и без взяток (это я выяснил уже потом - в ГАИ мне никто об этом не сказал). Надо было еще на площадке добиться от инспекторов, чтобы они направили в российское представительство "Крайслер" запрос о наличии номера на двигателе. Обычно в ответ на имя начальника МОТОТРЭР на официальном бланке корпорации приходит письмо, в котором говорится примерно следующее:

"Настоящим информируем вас, что автомобили марки Crysler (Dodge, Plymouth), а также другие автомобили группы "Крайслер", не имеют номерного знака на двигателе, однозначно характеризующего связь агрегата с автомобилем. Все номера и коды на корпусе двигателя являются технологическими (т.е. однотипными для семейства агрегатов). Единственным официально утвержденным однозначным опознавательным кодом того или иного автомобиля группы Крайслер, произведенного корпорацией DaimlerChrysler, является табличка с номером VIN..."

В официальном российском представительстве "Крайслера" мне подтвердили, что письма с подтверждением наличия или отсутствия идентификационных знаков периодически направляются в ГАИ - дилеры стараются помочь каждому владельцу машины, сделанной на заводе их корпорации. У каждого начальника МОТОТРЭР должно уже скопиться по крайней мере несколько подобных документов.

Однако никаких изменений в порядке регистрации не происходит. Пока это не будет прописано в законе или инструкции, сотрудники ГАИ будут решать судьбу вашего автомобиля так, как им захочется. Возможно, лучшим выходом было бы принять последний и окончательный подзаконный акт, согласно которому в спорных ситуациях ГАИ должно обращаться за разъяснениями к производителю - ну кто лучше него знает, где находятся номера на агрегатах автомобиля?

Кстати, не стоит думать, что с подобными проблемами сталкиваются только владельцы американских машин - у "европейцев" зачастую неприятностей бывает не меньше. К примеру, один мой знакомый столкнулся с тем, что на его "Мазде" действительно надо было снимать некоторые агрегаты, чтобы прочитать номер двигателя. В результате он уговорил инспектора снять с учета машину, просто поверив ему на слово в том, что номера совпадают. Выходит, на Западе ("Мазда" была леворульной) при регистрации машин также стали меньше обращать внимания на номера двигателей.

P.S.

В течение всего времени, пока в ГАИ решался вопрос о судьбе моего автомобиля, я был фактически подозреваемым в совершении преступления - формально эксперт проверял, не перебивал ли я номер на двигателе. Пока проходила экспертиза, и в течение месяца после нее следователи решали вопрос о возбуждении в отношении меня уголовного дела. Не возбудили, за что им большое человеческое спасибо.

Павел Аксенов