Отец новой России

Ушел из жизни один из основных идеологов перестройки в СССР

В Москве в возрасте 81 года скончался известный политический и общественный деятель Александр Яковлев. В Международном фонде "Демократия", который был создан Яковлевым и носит его имя, сообщили, что "Александр Николаевич ушел из жизни после тяжелой, продолжительной болезни". Ближайшего соратника Михаила Горбачева Александра Яковлева называют "архитектором перестройки" и "отцом гласности". Он был одним из немногих, кто указывал на необходимость глубоких и постепенных реформ в России, которую большевики, по его мнению, лишили XX века.

Александр Николаевич Яковлев родился 2 декабря 1923 в деревне Королево Ярославской области. В 1941 году он ушел на фронт и воевал до 1943 года в составе подразделений морской пехоты. Яковлев дослужился до должности командира взвода, но после тяжелого ранения на Волховском фронте был уволен в запас. В 1943 году вступил в КПСС. Год спустя после окончания войны он окончил исторический факультет Ярославского государственного педагогического института и поступил на работу в Ярославский обком КПСС. Там он сначала занимался журналистской деятельностью, а затем заведовал отделом школ и высших учебных заведений. В 1953 году Яковлев начал работать в аппарате ЦК КПСС инструктором отдела школ.

С 1956 по 1959 годы Яковлев учился в аспирантуре на кафедре международного коммунистического и рабочего движения Академии общественных наук при ЦК КПСС, а в 1958-1959 годах проходил стажировку в Колумбийском университете в США. Вернувшись, он продолжил работу в ЦК КПСС и в 1965 году стал первым заместителем завотделом пропаганды, а с 1969 по 1973 годы исполнял обязанности заведующего этим отделом. Одновременно Яковлев защитил кандидатскую (1960), а затем докторскую (1967) диссертации. Обе работы были посвящены историографии внешнеполитических доктрин США. В 1969 Яковлеву было присвоено звание профессора.

В ноябре 1972 Яковлев опубликовал в "Литературной газете" статью "Против антиисторизма", в которой он критиковал идеологию национал-патриотов, группировавшихся вокруг литературных журналов "Октябрь" и "Молодая гвардия", и которая стоила ему работы в партийном аппарате. По решению Секретариата и Политбюро, он был направлен послом в Канаду, где прожил 10 лет. В Москву Яковлев вернулся в 1983 году после визита в Канаду секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. Он возглавил Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР. Под руководством Яковлева была составлена записка в ЦК КПСС о целесообразности создания в стране предприятий с участием иностранного капитала и записка в Госплан о надвигающемся экономическом кризисе и углубляющемся отставании СССР от развитых западных стран.

В 1985 году Яковлев вновь занял должность завотделом пропаганды ЦК КПСС. К этому времени он уже год был депутатом Верховного Совета СССР. По предложению Яковлева были назначены редакторы "перестроечных" изданий – газет "Московские новости", "Советская культура", "Известия", журналов "Огонек", "Знамя", "Новый мир". В 1986 Яковлев стал членом ЦК КПСС, секретарем ЦК, курирующим вопросы идеологии, информации и культуры, а на пленуме в июне 1987 года был избран членом Политбюро. В 1988 году обозначилось противостояние между Яковлевым и сторонниками другого секретаря ЦК Егора Лигачева, что вызвало перераспределение обязанностей в комитете. Яковлев был назначен председателем Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики, что не помешало ему принимать активное участие в публикации в СССР произведений Набокова, Солженицына, Рыбакова, Приставкина, Дудинцева, выходу на экраны около 30 ранее запрещенных фильмов.

Весной 1989 года Яковлев был избран народным депутатом СССР от КПСС и в декабре того же года на II съезде он сделал доклад о последствиях подписания в 1939 году Договора о ненападении между СССР и Германией ("пакта Молотова – Риббентропа") и секретных протоколов к нему. Со второй попытки съезд принял резолюцию, впервые признавшую наличие секретных протоколов к пакту (оригиналы документов были обнаружены только осенью 1992 года) и осудившую их подписание.

С марта 1990 по январь 1991 года Яковлев был членом Президентского совета СССР. На следующий день после назначения на этот пост он подал заявление о выходе из состава Политбюро и сложил с себя обязанности секретаря ЦК. В этом же году он стал действительным членом Академии наук СССР по Отделению проблем мировой экономики и международных отношений. После роспуска Президентского совета в январе 1991 года Яковлев был назначен советником по особым поручениям Президента СССР.

Находясь на этом посту, 18 апреля 1991 года он направил письмо президенту Горбачеву, в котором предупреждал об угрозе государственного переворота. 1 июля Яковлев вместе Аркадием Вольским, Гавриилом Поповым, Анатолием Собчаком, Эдуардом Шеварднадзе, Николаем Петраковым, Иваном Силаевым и Станиславом Шаталиным подписали обращение о создании Движения демократических реформ. Название движения было предложено Александром Яковлевым, который также вошел в его Политсовет. 29 июля Яковлев подал в отставку с поста советника президента, а 15 августа, за 4 дня до начала путча, Центральная Контрольная комиссия КПСС рекомендовала исключить его из партии за действия, направленные на раскол КПСС. На следующий день Яковлев заявил о выходе из коммунистической партии.

За двое суток до начала августовского путча 1991 года Яковлев публично заявил о неизбежности переворота. В ходе событий 19-21 августа он выступал на митингах у здания Моссовета, на Лубянке и у Белого дома. В своих выступлениях Яковлев поддерживал действующую власть и критиковал оппозиционеров, назвав их действия большевистской контрреволюцией. Через месяц после путча он был назначен членом Политического консультативного совета при Президенте СССР. Яковлев продолжал деятельность в рамках созданного до переворота Движения демократических реформ - в декабре 1991 года он был избран одним из его сопредседателей. 23 декабря в Кремле проходила встреча, в ходе которой президент СССР Михаил Горбачев формально передал власть президенту России Борису Ельцину. Среди присутствовавших был и Александр Яковлев.

После ликвидации Советского союза Яковлев с января 1992 года занимал пост вице-президента Фонда социально-экономических и политологических исследований ("Горбачев-фонда"), а в конце того же года был назначен председателем Комиссии при Президенте России по реабилитации жертв политических репрессий, деятельность которой продолжается до сих пор. Яковлев возглавлял аналогичную комиссию еще будучи членом Политбюро ЦК КПСС, однако тогда ее работа была ограничена изучением политических процессов 1930–1950-х годов. Теперь полномочия комиссии распространились на весь период советской власти. За время работы обеих комиссий было реабилитировано более четырех миллионов человек.

Кроме общественно-политической деятельности в 1990-е годы Яковлев также занимался журналистикой. Первые свои шаги в этой сфере он сделал еще в конце 1940-х годов в областной ярославской газете "Северный рабочий", в 1966-1973 годах был членом редколлегии журнала "Коммунист". В 1993 году президентским указом Яковлев был назначен руководителем Федеральной службы по телевидению и радиовещанию и Государственной телерадиокомпании "Останкино". Он вспоминал: "Когда я пришел на телевидение в декабре 93-го после провальных выборов для демократии, мне захотелось избавить телевидение от пошлости". В феврале 1995 года Яковлев стал председателем совета директоров Общественного российского телевидения (ЗАО "ОРТВ"). Спустя три года на собрании акционеров ОРТВ он был утвержден почетным председателем совета директоров.

До последнего времени Александр Яковлев возглавлял Международный фонд "Демократия" (Фонд Александра Н. Яковлева), который был учрежден в 1993 году как благотворительная, неправительственная и некоммерческая организация. Кроме того, Яковлев был президентом Общественного совета газеты "Культура" и сопредседателем Конгресса интеллигенции России, а также возглавлял Международный фонд милосердия и здоровья и Клуб "Леонардо". Также Яковлев входил в Наблюдательный совет "Московских новостей", сложивший с себя полномочия в результате конфликта с новым главредом газеты Евгением Киселевым. Яковлев имел звание академика Российской академии наук, имел степени почетного доктора Даремского и Экзетерского университетов (Великобритания), университета Сока (Япония).

За время жизни Яковлев опубликовал более 25 книг, переведенных на английский, японский, французский, китайский, немецкий, испанский и другие языки. Среди них можно назвать "От Трумэна до Рейгана. Доктрины и реальности ядерного века" (1985), а также выпущенные после перестройки "Реализм – земля перестройки" (1990), "Муки прочтения бытия" (1991), "Предисловие. Обвал. Послесловие" (1992), "Горькая чаша" (1994), "По мощам и елей" (1995), "Постижение" (1998), "Крестосев" (1999), мемуары "Омут памяти" (2000). Кроме того Яковлев является автором десятков статей, в которых он анализирует теоретические и практические аспекты реформ в СССР и постперестроечной России.

Александр Яковлев был политиком с глубоким, философским мышлением. Рассматривая конкретные политические процессы в современной России, он всегда искал первопричины явлений и предсказывал их последствия. В частности, он утверждал, что неправильно "сваливать все зло" на "вождей" советской системы, так как они - "дети" эпохи царизма "с ее моноидеологией, моновластью и монособственностью".

Перестройку Яковлев определял следующим образом: "Это стихийно вызревшее в недрах общества стремление покончить с произволом и безнравственностью уголовного строя в пользу созидательного начала – духовного и материального". В отличие от других "отцов" перестройки он с самого начала понимал, что необходима не просто модернизация существовавших политической, экономической и социальной систем, которая в итоге и не удалась. В перестройке Яковлев видел возможность заложить "принципиально отличные от прежних основания общественной жизни".

Последовавший за перестройкой социальный взрыв он объяснял тем, что для "нормального человеческого развития" не хватило "разума и культуры". Причем, по его словам, по законам истории за "иллюзорным развитием" всегда следует подобная расплата. Видимо, именно это понимание исторических принципов помогло Яковлеву понять неизбежность народного выступления в августе 1991 года. В одном из интервью он признался, что у него не было никаких подтверждающих фактов, он лишь чувствовал надвигающуюся угрозу. И все же, несмотря на то, что Яковлев не одобрял конкретных решений Горбачева, его имя все равно для большинства людей неразрывно связано с кризисом, охватившими СССР в конце 1980-х.

После августовского путча, который Яковлев подверг жесткой критике, он практически оставил политику. Перемены, произошедшие в России, расстраивали Яковлева. Он не жалел выражений, критикуя нынешнюю политическую систему. К примеру, он утверждал, что "наше чиновничество до сих пор мечтает об авторитарном режиме, укреплении собственной власти, ненавидит народ всеми фибрами своей души". Еще в 2001 году Яковлев заявил, что в России нет открытого, гражданского общества и связано это, по его мнению, с присутствием во власти людей "из прошлого". На входе в новый век Яковлев увидел Россию "нищей, с убогой экономикой, дикой социальностью, анархической вольницей в политике". Однако идеолога перестройки до конца не оставляла уверенность в "свободное будущее" России, когда "человек будет освобожден от удушающего произвола чиновника, его ненасытной жажды власти и денег".

Екатерина Рогожникова