Новости партнеров

Домино как девушка и принцип

Кинопремьеры 24 ноября

24 ноября в прокат выходят четыре фильма: "Домино" Тони Скотта, "Столкновение" Пола Хоггиса, "Оправданная жестокость" Дэвида Кроненберга, "И грянул гром" Питера Хайэмса. Обозреватели журнала TimeOut Москва обнаружили, что из-за хрупких девушек и небольших бабочек в мире происходят страшные и интересные события.

Домино / Domino

Режиссер Тони Скотт. В ролях: Кира Найтли, Микки Рурк, Эдгар Рамирес, Люси Лью, Жаклин Биссе. 127 мин.

Для начала краткая справка: Домино Харви была дочерью голливудского актера Лоуренса Харви, работала моделью компании Ford, в 90-х стала "охотником за головами", потом обвинялась в перевозке наркотиков, а совсем недавно умерла в бассейне своего особняка в Лос-Анджелесе. Кино о Домино основано на реальных событиях или "типа того", как ернически оговариваются вступительные титры. Оговорка вполне разумная: трудно поверить в то, что история последнего дела Харви - какой-то головокружительной, сложносочиненной аферы с похищением миллионов мафии и взятием в заложники Яна Зиринга и Брайана Остина Грина (если кто забыл - это звезды сериала "Беверли Хиллз, 90210") - могла случиться где-нибудь кроме как в воображении сценариста Ричарда Келли, большого затейника, сочинившего, между прочим, "Донни Дарко".

Веселое приключение девушки с нунчаками (Найтли), хромого солдата удачи (Рурк) в майке байкерского клуба и длинноволосого латиноамериканского кабальеро (Рамирес) на раскрашенном автобусе даст сто очков вперед любому эйсид-тесту Кена Кизи (кстати, также уважавшему расписные рыдваны). Тут как в Зазеркалье: чем дальше, тем чужестраньше. Отстреленная по недоразумению рука пленного, неприступный сейф, сделанный из старого холодильника, психоделическое путешествие по пустыне (весь отряд, включая сидящего за рулем афганца-подрывника, хрюкает под мескалином), Том Уэйтс в эпизодической роли то ли странствующего проповедника, то ли самого Господа Бога, взрыв смотровой площадки казино "Стратосфера" в Лас-Вегасе и назойливо повторяющийся мотив золотой рыбки (существо из личной мифологии самого режиссера, а вовсе не Домино Харви)…

Вероятно, когда-то за этими кадрами стояла какая-то сложная история. Но после монтажа, судя по всему проведенного с помощью осколочной гранаты, она отправилась прямиком в реанимацию. Конечно, судорожно рвущиеся картинки, плывущие контуры и бензиновые переливы выглядят круто и смачно, как к месту ввернутое "ёпт". Но тут Тони Скотт умудрился заменить лихими междометиями и прилагательные, и существительные, и даже глаголы. К его чести это выглядит скорее хлебниковской заумью, чем люмпенским трехаккордным мычаньем.

Дарья Серебряная, Time Out Москва

Столкновение / Crash

Режиссер Пол Хоггис. В ролях: Сандра Буллок, Дон Чидл, Мэтт Диллон, Тэнди Ньютон, Дженнифер Эспозито, Терренс Дешен Ховард. 113 мин.

В зимнем Лос-Анджелесе пара гордых "черных братьев" в порядке восстановления исторической справедливости отбирает черный же джип у белого прокурора. Этот возмутительный случай запускает домино совпадений, которые поочередно сталкивают друг с другом американцев разных профессий и цветов кожи: белых копов и афроамериканских интеллигентов, черных копов и их белых начальников, лавочника-иранца и слесаря-латиноса, странного китайца и негров-угонщиков - варианты можно перебирать и дальше.

Эта карусель судеб являет собой как бы срез американского общества, и на национальную значимость происходящего намекает возвышенный саундтрек, в котором преобладают псевдо-средневековые хоралы и органные наигрыши. И верно: за каждым столкновением стоит по типовой драме, каждая из которых вполне могла бы претендовать на "Оскара". Предельно серьезен Мэтт Диллон в роли "плохого сержанта" Райана, склонного к пристрастному ощупыванию арестованных дам, но готового сгореть заживо ради них эпизодом позже (а на заднем плане вечным огнем горят сцены ночных ухаживаний Райана за пожилым, больным аденомой простаты, отцом). Праведно разъярен Терренс Дешен Ховард: его персонаж, кинорежиссер Кэмерон - сама совесть черного народа, страдающая от позорного поведения несознательных "братьев" из гетто, с одной стороны, и предубеждений белого большинства - с другой. Прокурор без джипа, но с печатью значимости на лице (Брендан Фрейзер), его жена (Сандра Буллок) на грани нервного срыва, полицейский детектив (Дон Чиддл), преисполненный любви к старушке-матери - все они тоже недовольны социальным положением своего этноса и копят в себе ярость. Разве что взбалмошная семейная пара китайских контрабандистов ведет себя спокойно и, вероятно, специально введена в сюжет как прививка от бешенства.

К чему затеваются подобные ярмарки гордости и предрассудков, мы прекрасно знаем. Во всех фильмах-калейдоскопах мораль примерно одна и та же: люди не бывают просто черными и просто белыми, в жизни всегда есть место не только подлости, но и подвигу, терпимость - широченный шаг ко всеобщему счастью, и так далее. Все верно и мудро, но по десятому разу - уже как-то скучновато. Впрочем, надо отдавать себе отчет, что режиссеров такого кино давно мучают уже не проклятые вопросы философии, а куда более приземленные вещи: кого же на этот раз взять на роль ссорящихся супругов? Какому из смертных грехов отвести больше всего экранного времени? Наконец, какой природной аномалией завершить картину - так, чтобы все вышло не хуже, чем у Андерсона в "Магнолии"? Так вот: тут - вышло не хуже.

Василий Корецкий, Time Out Москва

Оправданная жестокость / History of violence

Режиссер Дэвид Кроненберг. В ролях Вигго Мортнесен, Мария Белло, Эд Харрис, Уильям Херт. 96 мин.

Одним не самым приятным вечером Том Столл (Мортенсен), убежденный толстовец и пацифист, внимательный и ответственный отец двоих детей, технично ликвидирует парочку жутких грабителей-гастролеров, зашедших попить кровушки в его опрятный кафетерий. Тому рукоплещет весь городок, его показывают по районному телевидению - а вскоре на работу к победителю заходят три человека в черном. Серьезные ребята интересуются подробностями недавней схватки и почему-то упорно называют Тома Джоном. Том нервничает, чуть не проливает кофе и просит посетителей убраться по-хорошему. Ребята подмигивают, выходят, но вскоре возвращаются. Но это так, общая картина. На самом деле просмотр нового фильма Кроненберга - к слову, самого дорогого за всю его карьеру - больше похож на тяжелую и полную опасностей прогулку по топкому болоту, чем на лихое махалово.

Смотреть на горизонт нет времени - затягивает мохнатый ковер под ногами. Каждое предложение своей несложной истории (кино снято по мотивам не психологического романа, но комикса) режиссер цедит сквозь зубы, выдерживая точные многозначительные паузы. Картина происходящего складывается медленно: подмигивания героев камере тут слишком выразительны и красноречивы, чтобы прямо так перейти от взглядов к делу - к примеру, роковую встречу в кафе Кроненберг начинает готовить Тому заранее, чуть ли не за два дня. Словно опытный спиннингист, он управляет напряжением-саспенсом, то подсекая, то отпуская леску. До последнего момента режиссер делает вид, что разыгрывает хичкоковскую карту "не того человека" - хотя на самом деле сюжетная головоломка "Жестокости" близка к одному из рассказов Эдгара По. А после того, как все тайны будут раскрыты и правда с неестественной яркостью воссияет над семьей Столлов, появится еще один, самый интригующий вопрос - а дальше-то что? Ведь осталось еще почти полфильма!

Хорошо знающие шизофреническое творчество создателя "Автокатастрофы", "Мухи" и "Видеодрома" могут предположить, что эти полчаса будут отведены под какой-нибудь чудовищный фантазм. Все верно: на конец вивисектор Кроненберг, притворно обратившийся в мейнстрим, приберег кое-какую положительную идею - из тех, что еще Набоков считал "превеликими страшилищами".

Василий Корецкий, Time Out Москва

И грянул гром / А Sound of Thunder

Ржиссер Питер Хайэмс. В ролях Эдвард Бернс, Бен Кингсли, Кэтрин Маккормак, Джемима Рупер. 103 мин.

В одноименном рассказе Рэя Брэдбери охотник во времени, отправившийся на сафари в болота Юрского периода, вместе с динозавром случайно убивал и крохотную бабочку. Динозавр - это не беда, он и так должен был утонуть в болоте через секунду после выстрела, а вот бабочка еще пожила бы да поразмножалась. Это незначительное происшествие в миллионнолетней перспективе привело к тому, что орфография английского языка изменилась до неузнаваемости, а на выборах в США победил не Джордж Буш, а Фрэнк Заппа.

Фильм Хайэмса снят якобы по этому же рассказу, но тут все сходство с первоисточником заканчивается в момент возвращения героев в наше время - а там ни тебе букв, ни президента, город Нью-Йорк обращен в джунгли, по которым скачут полуобезьяны-полуящеры и подобная фауна. Таким вот неприветливым стал мир без одного вида чешуекрылых. Но - сюрприз! - у киношных путешественников во времени есть пара часов для того, чтобы вернуться обратно в Юрский период и восстановить статус-кво.

Такое волюнтаристское упрощение сюжета великого фантаста, разумеется, позлит многих. Но стоит войти в положение создателей фильма: им, открывшим картину ударной сценой охоты на гору мяса, приходится удерживать масштаб зрелища два часа кряду, и на одной реформе орфографии тут не выехать. Другое дело, что всего три разновидности монстров, снятые в стыдливых сумерках джунгли и довольно невнятные рассуждения о каких-то "временных волнах" тоже не очень-то удерживают внимание. В общем, не развлекли, не напугали - только выставили полным дураком великого Бена Кингсли: здесь бывший Ганди, Моисей и Ленин, явно чертыхаясь про себя, коварно ставит человечество под угрозу ради горстки баксов, над которыми, надо понимать, не властны ни "временные волны", ни бабочки.

Феликс Данкевич, Time Out Москва

Культура13:1513 сентября
Фли и Курт Кобейн

«Почему ты такой странный?»

Вечный аутсайдер, поэт-шизофреник, любимый певец Кобейна: умер Дэниел Джонстон