Умер Георгий Жженов

Скончался исполнитель ролей резидентов, генералов и летчиков

Георгий Жженов, фото с сайта www.krugosvet.ru

В Москве на 91-ом году жизни скончался народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР, артист театра и кино Георгий Степанович Жженов. Самый обаятельный инспектор ГАИ, самый любимый (после Штирлица) советский разведчик, самый ответственный командарм, самый лучший пилот самолета Ту-154. Один из любимейших актеров советского кино.

Начало пути

Георгий Жженов родился 22 марта 1915 года в Петрограде, в семье бывших крестьян-бедняков из Тверской губернии. Когда над Финским заливом подули ветры революций, мать увезла младших детей в деревню - так было проще пережить неспокойное время. В 1919 году вернулись обратно в Питер.

Начало жизни прошло на Васильевском острове, на углу Первой линии и Большого проспекта. В 1930 году Жженов окончил 7-й класс трудовой школы с математическим уклоном. Чтобы продолжить обучение в 8-м классе, необходимо было сдать экзамены, однако математика Жженова интересовала мало - куда интереснее были цирк, кино и театр.

В том же году Жженов поступил на акробатическое отделение Ленинградского эстрадно-циркового техникума. Чтобы пройти приемную комиссию, рослый 15-летний юноша одолжил документы для поступления у старшего брата, Бориса, и под его именем был зачислен в списки студентов. Впоследствии это вскрылось, но дирекция техникума, учитывая любовь студента к искусству, подобную шалость Жженову простила.

Уже через год студент Жженов вместе с приятелем начал выступать в Ленинградском цирке "Шапито", где его заметили работники кино и пригласили сниматься на "Ленфильм". После проб Жженов был взят на главную роль в фильме "Ошибка героя" (1932) режиссера Иогансона. Вместе с ним в этом фильме дебютировала еще одна будущая звезда советского кино - Ефим Копелян, атаман Бурнаш и закадровый голос Штирлица-Тихонова.

До отмены крепостного права, один мой прадед какой-то банился и сжегся в деревенской печке. И он, и все его близкие стали называться "жжеными". А когда после отмены крепостного права стали выдавать паспорта, "жженые" превратились в Жженовых.

Георгий Жженов

После кино возвращаться в цирк не очень хотелось, и Жженов стал студентом отделения киноактера Ленинградского театрального училища. С преподавателем ему повезло - актерскому делу Жженова учил будущий постановщик "Молодой гвардии" и "Тихого Дона" Сергей Герасимов. Параллельно с учебой Жженов успел сняться в нескольких фильмах, в том числе и в "Чапаеве". Жженову досталась роль Сережки, ординарца Фурманова. При монтаже фильма тема ординарцев комдива и комиссара была порядком сокращена, но несколько эпизодов с участием Жженова остались в прокатном варианте.

Заключенный Георгий Жженов

В 1936 году неласковое время обратило свой взор на семью Жженовых. Старшего брата Бориса за "контрреволюционные высказывания" исключили из университета и лишили права жить в Ленинграде. Искать правды Борис Жженов поехал в Москву, где добился приема у Вышинского - суровый генеральный прокурор, вникнув в суть дела, приказал восстановить студента. Но учиться ему пришлось недолго: 12 декабря 1936 года его вызвали в Большой дом, где предъявили обвинение в "антисоветской деятельности и террористических настроениях". Обратно Борис не вернулся: его осудили на 7 лет за "антисоветскую деятельность". В 1943 году он умер в Воркуте от дистрофии, надорвавшись в угольной шахте.

Фото Жженова, снятое после ареста, из эфира телеканала
Фото Жженова, снятое после ареста, из эфира телеканала "Россия"

В то время вина одного ложилась на всех: семью Жженовых выслали в Казахстан, но за Георгия вступился "Ленфильм". Актер уже начал сниматься в картине "Комсомольск", и дирекция киностудии обратилась с ходатайством в органы о поездке актера в киноэкспедицию в город Комсомольск. Жженов съездил на Дальний Восток, благополучно отснялся, а по возвращении, летом 1938 года, был арестован как американский шпион. Вся вина молодого артиста заключалась в том, что в поезде, в котором ехал Жженов, оказался американский военно-морской атташе, направлявшийся во Владивосток.

Постановлением ОСО НКВД СССР Жженов был приговорен к 5 годам заключения. Отбывать срок его направили на колымские золотые прииски, в край, где двенадцать месяцев зима, а остальное - лето. Когда срок заключения подошел к концу, Жженова вызвали к начальству и вручили официальную бумагу с гербом - распишитесь в том, что ознакомлены с постановлением о дополнительном сроке, еще 21 месяц лагерей. В марте 1945 года за хорошее поведение и добросовестную работу Жженова досрочно освободили, и бывший "зэка", а ныне "вольняшка" устроился работать по своей специальности - в Магаданский заполярный драматический театр.

Когда меня вызвали получать премию КГБ СССР, я поблагодарил, а потом, уходя, говорю: вы мне за это хотя бы место солнечное дадите в камере, если снова посадите? Шутку не поняли, промолчали.

Георгий Жженов

Весной 1947 года он вернулся в Москву за назначением на работу. В паспорте стояла отметка, запрещавшая ему жить в сколь-нибудь крупных промышленных городах, где были киностудии. Но за бывшего ученика походатайствовал учитель, Сергей Герасимов - с его помощью Жженов поехал в Свердловск на киностудию художественных фильмов. Однако в 1948 году студию закрыли, а фильмы, находившиеся в работе, передали в Москву. В столице Жженову жить было запрещено, и он устроился в драмтеатр в Павловск-на-Оке.

Летом 1949 года за ним пришли второй раз. Полгода он провел в тюрьме в Горьком, после чего был сослан в Норильск, где до 1953 года проработал в драматическом театре. В декабре 1955 года военный трибунал Ленинградского военного округа полностью реабилитировал Жженова.

...И все начать сначала

Ему было 38 лет - возраст, в котором многие считают, что пора свершений навсегда осталась позади. За плечами были 17 лет лагерей и ссылок, впереди была неопределенность. Жженов не принадлежал ни к неисправимым оптимистам, ни к законченным пессимистам, ни к сломленным судьбой фаталистам. Он воспринимал жизнь такой, как она есть, а потому просто принялся спокойно делать свое дело. После реабилитации он начал служить в Ленинградском областном драмтеатре, позже перешел в Театр Ленсовета. Там он трудился до 1962 года, после чего неожиданно для всех перебрался в Москву, в Театр имени Моссовета.

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Берегись автомобиля", из эфира телеканала НТВ

Причина переезда была одна - он не хотел и не мог играть жалких людей, которых не понимал и в душе презирал. В театре Моссовета его пригласили на роль Льва Толстого в пьесе "Бегство в жизнь" о последних днях писателя. Пьеса не была поставлена, поскольку ее запретила тогдашний министр культуры Фурцева, но Жженов был принят в труппу. И до последнего дня оставался верным этому театру.

Параллельно с работой в театре Жженов вновь начал сниматься в кино. В 1955 году он снялся в "Чужой родне", затем последовали "На острове Дальнем...", "Гибель эскадры", "День первый". Известность пришла к нему после картины "Исправленному верить" (1959), с которой началась определенная мода на Жженова. Но по настоящему он стал популярным после комедии Эльдара Рязанова "Берегись автомобиля" (1966). Роль была небольшая, но образ добродушного улыбающегося инспектора ГАИ запомнился миллионам зрителей, а фразу "и у меня привычка: ты удираешь - я догоняю" с удовольствием цитировали от Бреста до Владивостока.

Этот инспектор ГАИ был и остался самым любимым милиционером советского экрана. Немолодой уставший человек с простой улыбкой сделал для популярности автоинспекции больше, чем все остальные актеры. Другие экранные представители закона, будь то "Деревенский детектив" Михаил Жаров, "Знатоки" Каневский, Мартынюк и Леждей, дуэт Ланового и Юматова с "Петровки, 38", тихий районный страж дорог "Инспектор ГАИ" Никоненко, проигрывали теплоте, обаянию и доверительным интонациям Жженова.

Я люблю играть сложные роли...

Обложка кассеты с фильмом
Обложка кассеты с фильмом "Ошибка резидента", с сайта www.ozon.ru

Звездный час Жженова наступил после приключенческого фильма Вениамина Дормана "Ошибка резидента" (1968). Матерый шпион "Надежда", резидент немецкой разведки, белая кость "из бывших", отправился на родину предков с заданием построить агентурную сеть, отловить заблудшие души и подорвать обороноспособность первого в мире социалистического государства. Враг был умен, хитер и беспощаден - не зря против него выставили чуть ли не все 2-е управление КГБ. Позже критики не могли внятно объяснить, почему обычный шпионский роман, перенесенный на экран, получил такой оглушительный успех. А разгадка лежала на поверхности - исключительно благодаря Жженову. Его Михаил Тульев хоть и был врагом, но не вызывал ни ненависти, ни отторжения, а заставлял задуматься над судьбой и сопереживать человеку, которого носило как осенний листок, и который менял города и менял имена. И шаблонный ход авторов детективных романов, когда пойманный шпион раскаивается и начинает работать на щит и меч родной страны Советов, воспринимался с абсолютным доверием. Жженову зритель не мог не верить.

Стать самым популярным разведчиком советского народа Жженову помешало только появление Штирлица. Полковник Исаев бился не на жизнь, а на смерть не с какими-то абстрактными разведцентрами, а с самыми лютыми врагами-фашистами, и проигрыш в битве означал немедленную смерть. За такой риск, а также за недюжинное умение обводить вокруг пальца Третий рейх, штандартенфюрер Штирлиц занял в советском пантеоне бойцов невидимого фронта почетное первое место.

Потрясающий успех "Ошибки" в какой-то степени вынудил авторов взяться за продолжение - в 1970 году вышел второй фильм, "Судьба резидента". А еще через двенадцать лет постановщик Вениамин Дорман снова вернулся к героям шпионской саги. В 1982 году появилось "Возвращение резидента", а в 1986 - "Конец операции "Резидент". И все 20 лет за судьбой героя следили с неослабным вниманием. Как позже признались Жженову руководители КГБ, тетралогия о резиденте использовалась контрразведкой КГБ СССР как учебное пособие для тех, кто приходит работать в органы безопасности.

Когда я играл Вилли Старка, то решил, что моя задача - показать все человеческие стороны его характера, чтобы он был представлен на суд телезрителей как полноценный человек, в котором есть и плохое, и, безусловно, хорошее. Ведь он весьма не прост, потому что он мыслящий и даже творческий человек.

Георгий Жженов

Для самого актера любимой ролью навсегда остался Вилли Старк ("Вся королевская рать", 1972 год). Первоначально на эту роль планировался Павел Луспекаев, но его смерть заставила создателей фильма искать замену. Режиссер Владимир Орлов остановил свой выбор на Олеге Ефремове, но в дело вмешался случай. Чтобы убедиться в достоверности декораций, на "Мосфильм" пригласили американца, консультанта. В резиденции губернатора повесили портреты американцев и среди них фото Жженова. На вопрос, кто из портретных соответствует американцам, а кто - нет, американец ответил: "Все достоверны, а особенно вот этот", - и показал на фотографию артиста.

После выхода фильма коллеги и критики упрекали Жженова, за то, что тот наделил Старка, персонажа отрицательного, долей благородства. На что Жженов отвечал, что все кажется примитивным только на первый взгляд. В любом человеке есть и плохое, и хорошее, а играть людей простых - неинтересно.

"Горячий снег"

В том же 1972 году на экраны вышел фильм "Горячий снег" снятый по роману Юрия Бондарева, в котором режиссер Гавриил Егиазаров взял Жженова на роль генерала Бессонова. Та же критика посчитала роль слабой в драматургическом отношении, но зритель рассудил иначе. Лента о жизни и смерти противотанковой батареи стала одним из лучших военных фильмов 1970-х годов. Это была честная картина о войне. Там не было места экзистенциализму, как в "Ивановом детстве" Тарковского, или полевым цветам и лирике, как в "Женя, Женечка и Катюша" Мотыля. Там были будни войны, ее некрасивая проза, про которую знали все, но старались избегать.

Над лейтенантами-танкистами и капитанами-артиллеристами, комбатами и комдивами стоял жесткий и неумолимый командарм, гроссмейстер судеб, отправлявший на верную гибель батальоны и полки. Он запрещал себе думать, о том, что пешки на шахматной доске являются людьми: "Завтра я начну думать, что у них есть отцы, матери, дети, что их ждут дома - не могу, не имею права!". Он запрещал подчиненным рисковать: "Вам 28? Хочу, чтоб вам было 29. Идите и исполняйте обязанности командира дивизии, а не командира полка". Только мастерство Жженова спасло образ от плакатности - никто другой более не смог бы показать на экране, что такое "царь, бог и воинский начальник".

"Экипаж"

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Экипаж", из эфира телеканала "Россия"

Когда Александр Митта решил снять "Экипаж", первую в СССР картину в жанре фильма-катастрофы, то первоначально на роль командира экипажа он пригласил Алексея Петренко. Тот почему-то отказался, и Митта остановил выбор на Жженове, о чем ни разу не пожалел. После выхода фильма на экран Андрей Васильевич Тимченко стал для летчиков гражданской авиации тем, кем были для лейтенантов Советской армии "Офицеры" Иван Варрава и Алексей Трофимов - человеком, за которым можно идти в огонь и воду, кому хочется подражать и с кого хочется делать жизнь. Командир лайнера переживал из-за ветреной дочки, с подчиненными был строг, но справедлив, летал как ас и ответственность брал прежде всего на себя.

Экипаж для него был как семья: был "младший брат", второй пилот с незадавшейся семейной жизнью, был "сын", отличный бортинженер и при этом бабник и пижон, которого необходимо было держать в строгости, была "дочка", смешливая стюардесса, у которой на любовном фронте также не ладилось - и за всеми нужен был догляд. А еще каждый раз, возвращаясь в Москву из Токио, из Франции, из Дели, Тимченко помнил о том, что за жизни 160 пассажиров отвечает он и только он. Можно только догадываться, чего стоила персонажу Жженова фраза: "Значит, так... Взлететь нельзя. Оставаться - погибнем. Отсюда вывод - будем взлетать". И поврежденный самолет взлетел и сел благодаря железной воле старшего пилота. Только Жженов смог виртуозно сыграть чудовищное напряжение командира экипажа, когда единственный раз повышает голос, отдавая приказ: "Выполнять!", а после этого спокойно сообщает жене: "Нормально слетали".

Высшая награда

Жизнь Георгия Жженова, сыгравшего больше ста ролей в кино и театре, сама похожа на кино. Другому человеку на его месте хватило бы и половины тех испытаний, которые жестокий век подкинул артисту. Любому, но не Жженову. Он не сломался, не озлобился и никогда не жаловался - человек познавший цену жизни и смерти, жил и работал с удовольствием, делясь теплотой с окружающими. Прихотливая судьба проверила его на прочность, вынесла вердикт: "правильный человек". И наградила высшей наградой - всенародной любовью.

Сергей Карамаев

Обсудить
Два года для развода
Сколько времени понадобится Британии, чтобы выйти из ЕС
FILE - In this Saturday, June 4, 2011 file photo made by Associated Press photographer Anja Niedringhaus, injured U.S.Marine Cpl. Burness Britt reacts after being lifted onto a medevac helicopter from the U.S. Army's Task Force Lift "Dust Off," Charlie Company 1-214 Aviation Regiment. Location:
Sangin, AfghanistanПадение Сангинграда
Десятилетнее сражение за столицу наркоторговли завершилось победой «Талибана»
Больно, но полезно
Китай готовится к реформе госкорпораций, чреватой социальным взрывом
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Фарту масти
Как простые русские парни становятся легендами киберспорта
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
Красный — новый черный
Зачем люди скупают допотопные компьютеры и свитеры Apple
«Меня не напугать сильной, умной женщиной»
Режиссер «Большой маленькой лжи» Жан-Марк Валле о работе с Кидман и Уизерспун
Глубины глубинки
Редкие картины русского авангарда на выставке «До востребования. Часть II»
«Клетка»Приятного аппетита
Как балерины Большого театра убили и съели всех мужчин труппы
Первый тест премиального «корейца» Genesis
Смог ли обновленный Genesis G80 догнать «немецкую тройку»? Спойлер: нет
Все конкуренты новому SsangYong Rexton
С кем будет бороться за покупателей новый корейский внедорожник
«Мерседес», который предсказал будущее
Забытые концепт-кары: Mercedes-Benz Auto 2000
50 оттенков Блока
Вспоминаем раскраски всех автомобилей Кена Блока
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше