Хурма революции и мандарины сепаратизма

Россия запретила импорт грузинской плодоовощной продукции

19 декабря у президента Грузии Михаила Саакашвили случилось пополнение в семье - первая леди республики родила ему второго сына, которого родители нарекли Николозом. Первым счастливого отца поздравил его коллега из страны победившей демократии апельсинового цвета - президент Украины Виктор Ющенко. Не остались в стороне и россияне - Министерство сельского хозяйства РФ также подготовило для Саакашвили презент. Правда, не совсем приятный, но зато тоже с цитрусовым оттенком - Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) запретила импорт из Грузии продукции растениеводства. Следовательно, грузинские мандарины, хурма, укроп, петрушка и даже прославившие революцию 2003 года розы не попадут на стол россиян ни в качестве деталей натюрморта, ни как лакомство.

Свое решение чиновники Россельхознадзора объяснили тем, что грузинская сторона неоднократно нарушала международные и российские требования при оформлении фитосанитарных сертификатов, сопровождавших растительную продукцию из Грузии в Россию. По словам главы надзорной службы Сергея Данкверта, результаты проверок грузинской плодово-овощной продукции в последнее время оказывались "чрезвычайно тревожными". В целом, отметил чиновник, речь идет о "недоверии к работе грузинской фитосанитарной службы", которая не брезговала фальсификацией сопроводительных документов.

С июля этого года Россия ввела единый сертификат на всю продукцию растениеводства, включая цветы. Как известно, именно цветочную продукцию, цитрусовые, хурму, гранаты, а также различные приправы и специи поставляют на российский рынок грузинские производители. Отныне россияне останутся без грузинских роз и укропа, а грузины – без доходов от их продажи. Не надо быть экспертом, чтобы понять, что второе в государственном масштабе куда существеннее первого.

Запрет, как утверждают в Россельхознадзоре, будет действовать до предоставления Грузией убедительных доказательств о принятых мерах по устранению нарушений. К слову, в этом году Москва уже не раз обращалась к Тбилиси с подобными требованиями. В частности, в Грузию на подтверждение было направлено 106 номеров фитосанитарных сертификатов, выданных службой защиты растений республики и оформленных с нарушением международных правил. Но на два последних письма, отправленных в октябре и ноябре, грузинская сторона не ответила.

Стоит заметить, что это уже не первый случай административного ограничения растениеводческого импорта в этом году. В мае Россельхознадзор запретил ввоз цветов, фруктов и овощей из Молдавии и Турции. По турецкой продукции решение через месяц было пересмотрено, но 1 ноября, после того как в одной из партий тамошних персиков были обнаружены насекомые-вредители, запрет снова вступил в силу. С Молдавией же (как, впрочем, и в случае с Грузией) плодовоовощное противостояние настолько хитро переплетено со всеми прочими аспектами взаимоотношений Москвы и Кишинева, что это тема для отдельного разговора.

Согласно экономическим выкладкам, доля грузинской растениеводческой продукции на российском рынке составляет 15 процентов. Любопытно, что, по подсчетам Россельхознадзора, на непризнанную в Тбилиси Абхазию приходится столько же даров щедрой кавказской земли, ввозимых в РФ. В Сухуми прекрасно представляют, сколь значимым для самопровозглашенной республики является экспорт мандаринов - по сути, это единственный в стране стабильный источник дохода для казны. В России это тоже понимают - в конце прошлого года правительство РФ запретило ввоз абхазских мандаринов на свою территорию, введя карантин. Сделано это было, как справедливо сочли наблюдатели, чтобы вмешаться во внутриполитическую ситуацию, которая сложилась в Абхазии после президентских выборов. Впоследствии ситуация разрешилась к обоюдному удовольствию сторон, и сейчас абхазские мандарины по-прежнему сметаются с прилавков российских рынков, благо по своим вкусовым качествам и по цене они не имеют конкурентов - их оранжевые собратья из Марокко, Турции и Израиля, как правило, дороже, вкус у них не имеет того цитрусового аромата, какой есть у абхазских мандаринов (произрастающих, кстати, только в пределах республики и нигде более в мире), а в самих импортных плодах полным-полно косточек.

Для Тбилиси мандарины, конечно, не являются таким же стратегическим продуктом - экспорт сельхозпродукции республики по объему поступлений в бюджет уступает доходам от поставок за рубеж ферросплавов, самолетов (за счет крупных заказов тбилисскому авиастроительному заводу "Тбилавиамшени"), вин и минеральных вод. Это, однако, не умаляет важности стабильных каналов сбыта продукции АПК для грузинской экономики.

Запрет Россельхознадзора вызвал в Тбилиси уныние. Руководитель фитосанитарного Департамента грузинского Минсельхоза Омар Цхвитаридзе высказал удивление подобным решением российской стороны в адрес всей грузинской растениеводческой продукции, а не конкретно провинившейся хурмы. По мнению Цхвитаридзе, если Россия и вводит запрет, то его следует отнести только к той продукции, которая поступает в РФ через непризнанные республики - Абхазию и Южную Осетию. За нее в Тбилиси ответственность с себя снимают. Подтверждая сообщения российского министерства, Омар Цхвитаридзе рассказал, что на днях из Москвы был получен список сертификатов на продукцию с просьбой установить их подлинность. Некоторые сертификаты вызвали сомнения. Продукция предназначалась, судя по сертификатам, для других стран, попадала же в Россию. Вот эти поддельные сертификаты могли быть изготовлены в Абхазии и Южной Осетии, считает Цхвитаридзе. Иного предположения от официального грузинского лица ожидать было наивно.

Сертификаты, фитосанитарные требования и прочие протокольные определения - это все вещи, разумеется, важные, ведь никому не понравятся на праздничном столе гнилые гранаты и увядший укроп. Но отношения у России с Грузией в последние годы стали настолько сложными и запутанными, что политику находят и в решениях Минсельзохпрома, и в футбольных матчах. На этот раз запрет Россельхознадзора также увязали с событиями весьма далекими от качества грузинской петрушки. Например, с заявлениями Тбилиси относительно вступления России в ВТО, куда Грузия готова пустить своего северного соседа только в том случае, если ее саму пустят на таможенные пункты в Абхазии и Южной Осетии. В споре, чьи мандарины предпочтительнее для россиян - выращенные на правом или на левом берегу Ингури, победу уже который год одерживают абхазские цитрусы. И никаких предпосылок к тому, что ситуация изменится, нет, о чем и свидетельствует решение Россельхознадзора.

Когда паны дерутся - у холопов чубы трещат. Так и в данном случае - запрет на ввоз грузинской продукции, который, не будем отрицать, все же может иметь отношение к высокой политике, должен сказаться в первую очередь на российских любителях грузинских фруктов. Однако в данном случае эксперты не проявляют особого пессимизма по поводу возможного резкого роста потребительских цен. В частности, председатель совета директоров Фруктово-овощного альянса Игорь Котов рассказал "Новым известиям", что объемы ввоза мандаринов из Грузии почти в 10 раз меньше тех же марокканских. По словам же председателя Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрия Янина, серьезный рост цен (10–15 процентов) на цитрусовые возможен, но только в случае, если под запрет Россельхознадзора попадет абхазская продукция. При этом он отметил, что это маловероятно, поскольку соглашения между российским и абхазским руководством предусматривают режим экономического благоприятствования для местных производителей. Поэтому россияне и дальше могут восполнять дефицит витамина С в своем организме за счет недорогих и вкусных фруктов, выращенных в непризнанной стране.