Новости партнеров

Арбатская оборонительная операция

Минобороны готовится защищаться от Главной военной прокуратуры

В противостоянии Главной военной прокуратуры и Министерства обороны, которое длится с ноября 2004 года, начался новый виток. В течение года глава военного ведомства Сергей Иванов довольно вяло отражал удары ГВП, не в силах сдержать напор статистики преступлений в армии, которую публиковали главный военный и генеральный прокуроры России. А в начале 2006 года произошел скандал в Челябинском танковом институте, который еще более упрочнил позиции ГВП. Наконец Иванов нашел в себе силы достойно ответить военным юристам. 26 марта министр подписал приказ, утверждающий методические рекомендации "по вопросам взаимодействия личного состава вооруженных сил с органами предварительного расследования".

Выдержки из этого документа публикует в понедельник газета "Коммерсант". Согласно им, фактически любое общение военнослужащего срочной службы с представителями ГВП должно проходить в присутствии военного адвоката - офицера Минобороны. Кроме того, само это общение солдата должно будет происходить только с разрешения командира и после консультации с сотрудниками юридической службы МО. Сама эта служба станет своего рода адвокатской конторой, призванной защищать права солдат и офицеров - юристы будут присутствовать на всех допросах военнослужащих, помогая им юридически грамотно отвечать на вопросы следователей ГВП.

Страдают ли на самом деле солдаты от действий военных прокуроров, сказать сложно. Минобороны утверждает, что страдают, и достаточно серьезно. "Это 37-й год. Военных обвиняют без суда и следствия. Просто хватают и увозят в прокуратуру... Если военная прокуратура вызывает рядового или офицера на допрос, командиру не остается ничего другого, как сказать ему: "Иди", - рассказал "Коммерсанту" представитель Минобороны.
Сотрудники военного ведомства утверждают, что следователи оказывают моральное давление на подозреваемых военнослужащих, заставляют их давать нужные им показания и подписывать заранее составленные протоколы. Соответствуют ли действительности эти утверждения, неизвестно.

Интересно, что в ходе расследования дела Сычева позиции ГВП и Минобороны по отношению друг к другу проявили себя весьма ярко. Напомним, рядовой роты обеспечения Челябинского танкового института Андрей Сычев лишился ног и половых органов - в начале года ему была проведена срочная ампутация в связи с начавшейся гангреной. Согласно версии ГВП, гангрена у Сычева

стала развиваться из-за издевательств старослужащих. Минобороны настаивает на том, что у рядового было заболевание - гомозиготная тромбофлебия, из-за которой он и лишился ног. В этом конфликте пока побеждает ГВП - согласно материалам предварительного расследования, версия о неуставных отношениях фигурирует в качестве основной.

В ходе расследования дела Сычева Минобороны поначалу воздержалось от критики действий ГВП, ограничившись собственной версией случившегося. Однако в конце концов главком сухопутных войск Алексей Маслов, возглавлявший проверочную комиссию Минобороны по делу Сычева, обвинил ГВП в "превышении служебных полномочий отдельными должностными лицами, которые пытаются различными способами выбивать признательные показания у подозреваемых". Министр Сергей Иванов также позволил себе пригрозить законом тем, кто использует общественный резонанс истории с Сычевым в своих политических целях.

Напомним, противостояние ГВП и Минобороны началось в конце 2004 года, когда министр обороны Сергей Иванов, выступая на ежегодном совещании в министерстве в присутствии президента предложил "упразднить или хотя бы уменьшить лимиты на прикомандирование офицеров ВС в соответствии с их списочной численностью". Министр имел в виду именно военных прокуроров, которые, будучи офицерами вооруженных сил, на самом деле

лишь прикомандированы к военному ведомству. Это предложение стало частью политики "невынесения сора из избы", которую проводит Иванов (несмотря на то, что он сам стал первым в истории СССР гражданским министром обороны). В рамках этой политики глава военного ведомства летом 2005 года отказал российским правозащитникам в надзоре за военными частями.

Возможно, именно это выступление министра заставило ГВП начать масштабную кампанию по борьбе с преступностью в армии. В течение прошлого года главный военный прокурор несколько раз выступил с достаточно резкой критикой министерства, приводя в качестве иллюстрации статистику армейской преступности. Против фактов не поспоришь - Иванову оставалось лишь признавать упущения в воспитательной работе с военнослужащими и копить компромат на ГВП.

Еще одной причиной противостояния ГВП и Минобороны аналитики считают политическую борьбу в высших эшелонах власти. За последние несколько месяцев Сергей Иванов получил два назначения, которые усилили его позиции в администрации президента - он стал сначала вице-премьером

правительства, а затем главой Военно-промышленной комиссии, получив под свое начало весь российский военно-промышленный комплекс. Такая перестановка могла вызвать резко негативную реакцию у тех, кто контролировал ВПК до недавнего времени.

"Нынешние события - проявление жесточайшего аппаратного и экономического конфликта между Сергеем Ивановым и Игорем Сечиным. К проблемам армии этот конфликт прямого отношения не имеет. Иванов и Сечин борются за контроль над финансовыми потоками ВПК и кадровой политикой в оборонке. До недавнего времени в ВПК царил Сечин, однако в последние четыре месяца Иванов резко потянул одеяло на себя... ГВП получила указания сделать все, чтобы дискредитировать Иванова в глазах его избирателя - Владимира Путина. Иванов защищается и отбивается как может", - прокомментировал "Коммерсанту" эту ситуацию политолог Станислав Белковский.

Идея со встречным контролем действий органов надзора за правопорядком в принципе не может быть плохой. Система "противовесов", в которой две структуры следят друг за другом гораздо демократичнее, чем "вертикали", которые выстраиваются в России в последние годы. Однако не стоит забывать, что создание демократических механизмов в данном случае стало следствием закулисных интриг, и права военнослужащих в этой борьбе являются всего лишь одним из аргументов.

Павел Аксенов

Повелитель батута

Раньше он топил такс, а теперь убивает «Роскосмос». На кону сотни миллиардов
Наука и техника00:0630 ноября 2017
Красноармейцы в финском плену. Лагерь в области Париккала

«Красноармейцы — голодные и нищие колхозники»

Сталин обрек тысячи солдат на мучительную смерть и подарил Финляндию Гитлеру