Настоящий "Индиан" на фоне призраков

Премьеры 20 июля

На этой неделе в прокат выходят фильмы "Самый быстрый "Индиан", "2001 маньяк", "Дублер" и "Призрак Красной реки". Обозреватели журнала Time Out Москва выяснили, что за таинственными названиями скрываются роуд-муви, веселый студенческий ужастик, комедия ошибок и готический триллер.

Самый быстрый "Индиан" / The World's Fastest Indian

Жанр: проверка на дорогах. Режиссер: Роджер Дональдсон. В ролях: Энтони Хопкинс, Саджино Грант, Дайан Лэдд. Новая Зеландия - США, 2005. 127 мин.

В "Самом быстром "Индиане" Роджер Дональдсон пунктуально реконструирует события 1967 года, когда новозеландский механик-пенсионер Берт Манро прибыл в Соединенные Штаты и поставил мировой рекорд в мотогонках на соляном плато Бонневилль. Казалось бы, перед нами заурядный спортивный байопик, с бесконечными сценами ночных тренировок и перекошенным лицом Энтони Хопкинса, первыми неудачами его героя и финальной победой трудолюбия и режима над возрастом.

Так вот - ничего подобного. Фильм Дональдсона - не о каком-то там рекорде, а о самом настоящем покорении Америки; о едва замеченном человечеством невероятном приключении 70-летнего дедушки в перешитом армейском комбинезоне. Будущий чемпион высаживается в Новом Свете эдаким провинциальным Крокодилом Данди, ничего не ведающим ни о таможенной бюрократии, ни о правилах дорожного движения, ни о существовании чаевых. Но едва нога Манро касается калифорнийского берега, как нудноватая история престарелого эксцентрика (пьющего воду из той же бочки, в которой он охлаждает стальные чушки) превращается в ирреальное роуд-муви вроде "Простой истории" Дэвида Линча. Золотые руки и открытое сердце деревенщины покоряют всех - таможенников и грузчиков, трансвеститов из Лос-Анджелеса и индейцев из Юты, прокуренных дам за барной стойкой и соперников по гонкам. Любой разговор с незнакомцами герой начинает с горячего рукопожатия: "Здравствуйте, меня зовут Берт".

Богиня победы берет Манро под ручку еще в порту, триумф следует за триумфом. Сперва чудаковатый механик собирает из металлолома вполне пристойный автомобиль, потом овладевает правым рулем, затем покоряет крупногабаритную ковбойскую вдову и в три секунды излечивает свою аденому. Ну и, конечно, выигрывает гонку на мотоцикле, собранном из запчастей времен Первой мировой и разного подручного хлама - от кожаных заплаток до винных пробок. Перечислять маленькие свершения героя можно до бесконечности - как и всякое дорожное приключение, история рекорда Манро выкладывается из россыпи анекдотичных случаев. И удивительных встреч - не новозеландца с американцами, а добра с добром.

Василий Корецкий, Time Out Москва

2001 маньяк / 2001 Maniacs

Жанр: кэмп-хоррор. Режиссер: Тим Салливан. В ролях: Роберт Инглунд, Питер Стормаре, Джей Гиллеспи, Марла Малколм, Мэтью Кэрри. США, 2005. 87 мин.

Не успел демонический профессор американской истории (Питер Стормаре) закончить лекцию об ужасах гражданской войны и подвигах генерала Шермана, как прозвенел последний звонок, и группа представленных к отчислению студентов отправилась на каникулы во Флориду. На ногах - сандалии, в багажниках - доски для серфинга; маршрут пролегает через самое сердце тьмы - южные штаты. На бензоколонках здесь работают психи, в кабриолетах разъезжают сногсшибательные девчонки, а самым часто встречающимся дорожным указателем оказывается "Объезд". Пролетев нужный поворот, компания оболтусов заезжает в райцентр Плезант Вэлли, население которого насчитывает ровно 2001 жителя. С городком явно что-то не так: местные одеты как на карнавал, а здешний мэр (Роберт Инглунд), щегольски прикрывающий выбитый глаз повязкой с миниатюрным конфедератским флагом, скачет вокруг приезжих козлом и обещает им "праздник-праздник-праздник". И, в общем-то, уже понятно, кто действительно повеселится на этом пикнике.

Наполовину ремейк, наполовину сиквел стародавнего хоррора "2000 маньяков" (1964), нынешний фильм режиссера Тима Салливана - вещь симптоматичная. Кризис идей в киноиндустрии, видимо, перерос в настоящую катастрофу, если даже трэш-хоррор-студия Илая Рота "Роу Нерв" взялась за переделки. Как и положено в фильмах категории "Б", за привлечение аудитории здесь отвечает свадебный генерал. В данном случае это Роберт Инглунд, смотреть на которого приятно до дрожи в коленках; на фоне остальных он смотрится настоящей суперзвездой. А сам "2001" представляет собой вроде бы улучшенную версию классической ленты. Чем улучшенную? Сиськами и кровью. Их теперь больше. Ура. Даешь.

Василий Степанов, Time Out Москва

Дублер / La Doublure

Жанр: роман поневоле. Режиссер: Франсис Вебер. В ролях: Гад Эльмалех, Алис Тальони, Кристин Скотт Томас, Даниэль Отой, Вирджини Ледойен. Франция, 2006. 85 мин.

Бизнесмен Пьер Лавассер (Даниэль Отой) влюблен в супермодель Елену (Алис Тальони) и вынужден выбирать между ней и женой Кристин (Кристин Скотт Томас). Выбор, в сущности, очевиден. Пьер и рад бы разорвать брачные оковы, но в руках жены - контрольный пакет акций его компании. И супруга, естественно, прекрасно знает о существовании Елены - все таблоиды пестрят добытыми папарацци фото выходящих из ресторана любовников.

Дальше - типичный для комедий Франсиса Вебера ход: стремясь создать видимость того, что он с Еленой даже и не знаком, Лавассер нанимает ресторанного парковщика машин Франсуа (Гад Эльмалех), который случайно попал на ту самую фотографию, изображать на людях жениха прекрасной Елены. Противоестественный роман красавицы и чудовища начинает обсасывать желтая пресса, но вместо мадам Лавассер на удочку попадается сам Пьер: он начинает ревновать Елену к Франсуа. И зря. Парковщику плевать на дольче виту, ему бы лишь командовать машинками да ухаживать за продавщицей из книжного (Ледойен).

Казалось бы, ну сколько можно! Бесконечные "ты мне - я тебе", социальные и эротические перевертыши и прочие штучки комедий веберовского типа вроде бы уже не могут никого рассмешить - взять хотя бы недавний "Кактус". Ан нет - оказывается, сам Вебер, который, собственно, и завел всю эту шарманку в 1970-х, еще в форме. И его нынешний "Дублер" даже смешнее всех "Беглецов", "Папаш" и "Игрушек". Ну, это нормально - за тридцать лет даже Уве Бёлль сможет довести свои штампы до совершенства.

Дарья Серебряная, Time Out Москва

Призрак Красной реки / An American Haunting

Жанр: готическая юмореска. Режиссер: Кортни Соломон. В ролях: Дональд Сазерленд, Сисси Спейсек, Рэйчел Хард-Вуд. США, 2006. 91 мин.

В 1817 году преуспевающий землевладелец Джон Белл (Дональд Сазерленд) влип в пренеприятнейшую историю: выиграв очередную тяжбу, он получил в нагрузку проклятие от местной ведьмы. Сглаз всей тяжестью ложится на его дочь Бетси (Рэйчел Хард-Вуд): девушке снятся дурные сны, одеяло уползает под кровать. В конце концов бесы, схватив несчастную за грудки, начинают елозить ее телом по полу, подкидывать в воздух и раздавать невидимые пощечины. Короче, все видели "Изгоняющего дьявола" Уильяма Фридкина?

Далее на сцене появляются и простыни с кровью девственницы Белл, и черный саблезубый вервольф, и потусторонний младенец с мертвым лицом, и другие ужасы. Однако - вот беда! - все это ни капельки не страшно. Если даже классического Фридкина сейчас пересматриваешь с извиняющейся улыбкой, то как прикажете понимать эту мутную легенду американского Юга? Перед нами - типичная "американская готика", и рассказывать ее надо было соответствующим тоном: с многозначительными паузами, смутно тревожными деталями, безо всяких вскриков и всхлипов. Вместо этого режиссер Кортни Соломон (автор фэнтези для геймеров "Подземелье драконов") затягивает протяжное "у-у-у-у" прямо у нас над ухом. И без того заурядный конфликт рационального и сверхъестественного он решает с постыдной прямотой. Психоанализ уверенно берет верх над мистикой - хотя с тех пор, как бессознательное казалось штукой более удивительной, чем сглаз, прошло без малого сто лет.

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Призрак Красной реки" с сайта imdb.com

Но если за все глупое в фильме отвечает Кортни Соломон, то за все смешное - Дональд Сазерленд, который никак не наиграется в своего дежурного героя, джентльмена с седой шевелюрой и баками. Он безбожно кривляется, подмигивает и демонстративно отказывается поддерживать псевдофрейдистскую затею режиссера. О каких вообще истериях и неврозах можно говорить, когда Сазерленд обводит ехидным взглядом свидетелей полтергейста, как бы ликуя: "Не верили? А я вам что говорил?!"

Глеб Борисов, Time Out Москва