Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Теракты — отдельно, амнистия — отдельно

Непримиримые боевики пыталиcь взорвать главу МВД Дагестана

Первые тревожные сообщения из Дагестана поступили в Москву около девяти утра. Первоначально могло сложиться впечатление, что боевики начали новое крупномасштабное вторжение в республику, как это было в августе 1999 года. Ощущение войны усиливалось отсутствием телефонной связи с республикой, как мобильной, так и обычной, и сообщениями о перестрелках в пригороде Махачкалы.

Позднее дагестанский оператор объяснил проблемы техническим сбоем, подтвердив, что обычная связь отсутствовала около двух часов. Что касается сотовой связи, то, возможно, она была отключена силовиками. После восстановления связи с республикой выяснилось, что речь идет о двух крупных терактах, совершенных небольшой группой боевиков.

События развивались следующим образом. В 8:35 утра, когда прокурор Буйнакска отправился на работу, на пути следования его 600-го "Мерседеса" взорвался припаркованный у обочины дороги автомобиль. После этого неизвестные обстреляли прокурора и его охранников. Как потом выяснилось, мощность взрывного устройства была относительно невелика - всего около 1,5 килограммов в тротиловом эквиваленте. Однако оно было начинено поражающими элементами, что и сыграло свою решающую роль.

Судя по всему, "Мерседес" прокурора Битарова не был бронированным, поэтому он получил тяжелые ранения. По некоторым данным, ему оторвало руку. Битарова доставили в больницу, где он вскоре скончался. Также в больнице находятся два его охранника. Состояние одного из них расценивается как тяжелое.

Глава МВД Дагестана обычно сам выезжает на место очередного теракта. Так он поступил и на этот раз. Боевики, по-видимому, рассчитывали на это, организовав засаду на выезде из Махачкалы. Спустя всего 40 минут после первого теракта, когда кортеж министра проезжал мимо лесного массива у поселка Талги, произошел еще один мощный взрыв. Вслед за этим сдетонировали еще две бомбы, заложенные рядом, а сидевшие в засаде боевики открыли огонь из автоматического оружия.

Бронированная машина министра шла на большой скорости и проскочила место взрыва. Магомедтагиров не пострадал (по другим данным, министр получил все же легкую контузию) и вскоре вернулся в Махачкалу. Однако ранения получили четверо охранников, двое из которых скончались по дороге в больницу. Также с различными ранениями были госпитализированы трое случайно оказавшихся на месте теракта местных жителей - один мужчина и две женщины.

Сразу после покушения на министра в пригород Махачкалы была выдвинута бронетехника. Подразделения ОМОНа и внутренних войск начали прочесывать лесной массив и попали под обстрел боевиков. В результате три омоновца были ранены, один убит. На помощь была вызвана военная авиация, однако боевики успели к этому времени скрыться.

Уже к двум часам дня перестрелка прекратилась. О потерях среди боевиков не сообщается. Если даже у них были убитые или раненые, то они, скорее всего, унесли их с собой. Тем не менее, дорога на выезде из Махачкалы по-прежнему оцеплена, а движение по трассе между столицей республики и Буйнакском, расположенным с 40 километрах от нее, ограничено.

Милицейские блок-посты проверяют документы и досматривают машины в поисках боевиков и их пособников. Однако, как и в предыдущих случаях, по горячим следам задержать никого не удалось и, видимо, не удастся.

В МВД Дагестана полагают, что главной целью преступников был министр, а покушение на буйнакского прокурора было произведено, чтобы выманить Магомедтагирова из Махачкалы. Дело в том, что засада была организована на единственной действующей дороге из столицы Дагестана в Буйнакск - Талгинском шоссе. Вторая трасса, ведущая через перевал, уже неделю была закрыта на ремонт, поэтому вычислить маршрут министра не составляло труда.

По предположениям милиционеров, в нападении была задействована относительно небольшая группа боевиков - максимум пять-семь человек. Это вполне согласуется с имеющимися сведениями о тактике диверсионных групп боевиков, которые расходятся сразу же после выполнения задания, что затрудняет их обнаружение.

По факту обоих терактов возбуждены уголовные дела по статьям "терроризм", "покушение на убийство" и "незаконное обращение оружия". Расследование на себя взяло управление Генпрокуратуры по Южному федеральному округу. Замгенпрокурора по ЮФО Иван Сыдорук уже связал покушения с профессиональной деятельностью министра и прокурора.

Он также привел данные, согласно которым при покушении на Магомедтагирова было использовано взрывное устройство мощностью до 150 килограммов в тротиловом эквиваленте, о чем свидетельствует масштаб произведенных разрушений. Взрывной волной был снесен мост по дороге на Буйнакск, а также повреждено около 50 метров полотна автодороги.

По данным правоохранительных органов Дагестана, в республике действуют семь группировок боевиков. Наибольшую активность они проявляют в районе Буйнакска, где только в этом году произошло несколько серьезных боестолкновений. В последнем из них, случившемся в конце июля, были убиты один милиционер и один боевик.

Тем не менее, среди городского и районного руководства потерь не было с 2004 года, когда у собственного дома был расстрелян начальник криминальной милиции Буйнакска Магомед Гаджимагомедов. В том же году было совершено уже пятое покушение на главу администрации Буйнакского района Дагестана Абакара Акаева.

На чиновников республиканского уровня в Дагестане не покушались с прошлого года, когда нападению подверглись двое заместителей главы МВД. В феврале 2005 года в Махачкале в своем автомобиле был расстрелян генерал-майор Магомед Омаров, а в декабре преступники обстреляли машину другого замглавы МВД, Магомеда Газимагомедова. Его самого в машине не оказалось, а жертвами покушения стали сын замминистра и водитель.

Обращает на себя внимание, что сегодняшние теракты стали первыми крупными акциями боевиков с момента начала разговоров об амнистии. В середине июля глава ФСБ Николай Патрушев призвал всех, кто не совершил тяжких преступлений, вступить с властями в переговоры о сдаче до 1 августа. Затем этот срок был продлен до 30 сентября.

В Чечне местное руководство объявило в августе месячник примирения и согласия. Всего на Северном Кавказе за три недели сдались около сотни боевиков, большинство из них как раз в Чечне. Минимальной явка с повинной оказалась в Дагестане.

Как и предполагали ранее эксперты, вернуться к мирной жизни решили в основном люди, в боевики попавшие более-менее случайно. Те же, кто воюет по идеологическим соображениям или потому что им нет пути назад, сдаваться явно не собираются.

Оправдывается и еще один прогноз. Касается он того, что вытеснение боевиков из Чечни обернется их активизацией в соседних регионах. Так, в мае-июне в Ингушетии были убиты замглавы республиканского МВД и командир местного ОМОНа. Теперь очередь дошла до Дагестана.

Так и раскачиваются эти качели: в центре - Чечня, а по флангам - Ингушетия и Дагестан. Конечно, преждевременно говорить о том, что еще не начавшаяся толком амнистия уже провалилась. Но последние события лишь укрепят сомнения в ее эффективности.

Россия00:0421 октября
Светлана Прокопьева

«Ну не заберут же они меня внезапно?»

Россиянка хотела понять, почему анархист взорвал себя в ФСБ. Лишь за это ей грозит тюрьма