В августе 91-го

Мнения и воспоминания о несостоявшемся путче ГКЧП

19 августа демократическая Россия отмечает свое пятнадцатилетие - в 1991 году в Москве провалилась попытка коммунистического путча под руководством так называемого ГКЧП (государственного комитета по чрезвычайному положению). Несмотря на то, что это событие круто повернуло историю российской государственности, отношение к событиям пятнадцатилетней давности у наших соотечественников сложилось очень неоднозначное. Настолько, что представители сегодняшней политической элиты предпочитают обходить их молчанием, а официальная российская власть год за годом делает вид, будто не имеет никакого отношения к победе москвичей над ГКЧП. В преддверии очередной годовщины Lenta.Ru выяснила, что о событиях 17-19 августа в прессе готовы говорить или политологи, или непосредственные участники тех событий.

Геннадий Янаев, вице-президент СССР и руководитель ГКЧП. "Новые Известия", 18 августа 2006

Можно было бы обойтись и без ввода войск, а если уж ввели, то надо было не просто демонстрировать военную мускулатуру, которая оказалась очень дряблой, и не церемониться, как с нами не церемонились. Без каких-либо юридических доказательств вины нас называли изменниками родины. Мы 15 лет ходили под угрозой смертной казни!

Олег Бакланов, секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам, член ГКЧП. "АиФ", 16 августа 2006

Развал СССР, который мы пытались сохранить, создав ГКЧП, привёл к тому, что сегодня каждый год население страны уменьшается на 1 миллион человек. Как и в 1991 году, сейчас надо принимать экстренные меры, чтобы восстановить положение дел в стране.

Василий Стародубцев, народный депутат СССР, член ГКЧП. "АиФ", 16 августа 2006

Россию по вине Горбачёва и Ельцина превратили в страну рабов и господ. И во спасение страны я снова принял бы участие в любом мероприятии, которое направлено на улучшение жизни простых граждан.

Александр Руцкой, вице-президент РСФСР. "Новые Известия", 18 августа 2006

Мне неохота говорить про путч. Я уже все сказал. А результаты вы сами видите.

Михаил Горбачев, экс-президент СССР. "Московские новости", 18 августа 2006

Если бы не состоялась эта авантюра, а состоялась она потому, что гэкачепистам не удалось в открытой легальной борьбе избавиться от Горбачева, все бы пошло по-другому. Чего только они не делали, чтобы сорвать движение вперед! В конце концов в апреле на пленуме я сказал, что раз они хотят возвращаться к старым порядкам, то я ухожу. И покинул пленум. Через два часа дебатов они пришли ко мне с покаянием, просили снять свои требования, до сих пор жалею, что подписал.

Они думали, что справятся со всем в одиночку. Но для этого надо было развалить страну, они так и поступили - перерезали все кровеносные сосуды, нервы, ткани. Представьте себе человека, лежащего в таком виде. Вот и страна оказалась в этом положении. Мы до сих пор не вышли на уровень 90-го года, а это был трудный год для страны.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ. Высказывание на сайте КПРФ

Со дня образования ГКЧП прошло уже ровно 15 лет. Его создание высшими руководителями СССР 19 августа 1991 года стало шагом во спасение великого многонационального государства. И основная масса населения страны была на их стороне. Действуй инициаторы более решительно, многих бед последних полутора десятилетий удалось бы избежать.

Александр Проханов, главный редактор газеты "Завтра", в 1991 году поддержал ГКЧП. Программа "Ищем выход" на радио "Эхо Москвы"

Это была смесь бездарно проведенной военно-политической акции, которую проводили последние коммунисты, и вашингтонской, блестяще проведенной разведоперации американцев.

Катализатором распада, который побудил ГКЧП дернуться бездарно, был Горбачев с его политикой дезинтеграции нашего социума. И он преуспел бы, если бы не было ГКЧП. Мы были при Горбачеве обречены на распад. ГКЧП это была трагическая, может быть, трагикомическая попытка…

Владимир Рыжков, депутат Государственной Думы. Программа "Ищем выход" на радио "Эхо Москвы"

15 лет спустя это разочарование гигантское, в этом смысле это преданная революция. Если это была революция народа за свободу, это преданная революция, преданная, прежде всего, элитами, о которых вы говорили, элитами, которые растаскивали, элитами, которые разворовывали, разрушали, которые не удосужились за эти 15 лет создать стабильные институты – права, защиты закона. Социальной помощи людям, и так далее. Поэтому разочарование гигантское и у вас, и у меня.

Софико Шеварднадзе, внучка экс-президента Грузии. "Известия", 18 августа 2006

Я не хотела бы и сейчас давать однозначных оценок событиям пятнадцатилетней давности. Скажу только: распад Советского Союза, на мой взгляд, процесс закономерный. Рано или поздно это должно было случиться. Но чисто интуитивно считаю, что событие стало преждевременным.

Для всех было бы лучше, если б разделение проходило поэтапно, а не в один день. Тогда, как мне кажется, можно было избежать многих трагедий. Как минимум экономических: ведь в некоторых бывших союзных республиках (как, например, в Грузии) нет ни нефти, ни газа, и люди порой просто умирали с голоду.

Станислав Белковский, политолог, президент Института национальной стратегии. Интервью изданию "Главред"

Пятнадцать лет назад Украина стала независимым государством во многом случайно. Если бы не авантюра ГКЧП, то еще неизвестно, была бы Украина сейчас отдельной страной. Если бы 70 процентов украинского народа с оружием в руках боролись за независимость, то это было бы закономерно. А за независимость боролась очень небольшая часть УССР-народа. Остальные хорошо себя чувствовали в Советском Союзе и не просыпались каждый день с мыслью о вожделенном конце советской власти.

Инго Маннтойфель, руководитель русской онлайн-редакции "Немецкой волны". Колонка на DW-WORLD

Организаторы путча в августе 1991 года надеялись, что, свергнув президента СССР Михаила Горбачева, они смогут предотвратить развал Советского Союза. Результат получился обратный: благодаря сопротивлению, оказанному москвичами, был положен конец 70-летней тоталитарной диктатуре. Кроме того, августовские события ускорили процесс распада СССР.

В результате многие политики и комментаторы приравнивают сегодняшнюю Россию к Советскому Союзу. Однако при всей справедливости критики в адрес авторитарной внутренней политики Путина, сравнение это неверно. Во-первых, коммунистическая идеология больше не является в России основой политического и социального строя. Во-вторых, авторам подобных сравнений недостает знания российской истории. 1000 лет самодержавия и 70 лет советской диктатуры невозможно преодолеть за 15 лет. Ведь именно этого Запад ожидал от России в 1990-е годы, и в этом была его ошибка, результатом которой стали разочарование и неадекватная критика в адрес сегодняшней России.

Россияне, оказавшие путчистам мужественное сопротивление 15 лет назад, совершили заслуживающий уважения исторический поступок. Они сами освободили себя от советской диктатуры. Однако в последующие годы им не хватило сил и исторического опыта для построения современной демократии и рыночной экономики. И тем не менее, они создали необходимые условия для того, чтобы в России выросло новое, постсоветское, не обремененное идеологией поколение, которое и должно взять на себя решение этой задачи.

Борис Бесков, командир спецподразделения "Вымпел". "Труд", 18 августа 2006

Когда мне говорят про какой-то невыполненный приказ, то всегда отвечаю: лично я никакого приказа на штурм не получал. Руководство КГБ приняло правильное решение. Конечно, вместе с "Альфой" мы могли захватить Белый дом за каких-нибудь полчаса, но по нам обязательно начали бы стрелять. Мы знали, что на той стороне есть провокаторы. Мы бы вынуждены были ответить, и пролилось бы очень много крови. Не выходили на нас и представители Ельцина, что бы потом ни рассказывали. По прежней работе я хорошо знал и Коржакова, и Барсукова, которые в те дни постоянно находились рядом с Борисом Николаевичем. Но и они прекрасно меня знали, поэтому не делали попыток перетянуть на свою сторону.

Александр Коржаков, в 1991 начальник охраны Бориса Ельцина. "Московские новости", 18 августа 2006

Как вы думаете, в пожелании Крючкова [бывшего главы КГБ СССР, члена ГКЧП - Прим. ред.] беречь Бориса Николаевича было больше иезуитства или извечной привычки чиновника заискивать перед властью?

Думаю, что это было, скорее всего, иезуитство. Но как бы там ни было, Крючков в итоге раскаялся в содеянном, в том, что затеял этот путч. Ему надо было спокойно договориться с Ельциным, убрать Горбачева и сделать Ельцина президентом СССР. И мне кажется, это было бы намного дешевле, чем последовавший распад Советского Союза.