Новости партнеров

Поторгуемся

Российская нефть выйдет на нью-йоркскую биржу уже в 2006 году

Нью-йоркская товарно-сырьевая биржа NYMEX согласилась начать торговлю российской нефтью уже с конца 2006 года. Для России это означает, что REBCO (Russian Export Blend Crude Oil - под этой аббревиатурой скрывается знакомая нашим соотечественникам нефть марки Urals, от экспорта которой зависит очень многое в нашей экономике) впервые будет оценена рынком не через дисконт к североморской Brent, а на основе собственных торгов. Но слишком маленькие объемы, которые Россия может поставить в Нью-Йорк, не позволят изменить несправедливую цену на отечественную нефть на мировом рынке. А для американских инвесторов поставки REBCO станут лишь очередным финансовым инструментом.

Экспорт нефти приносит российскому бюджету огромные прибыли. Однако продавцы сырья за рубеж по-прежнему остаются незащищенными. Во многом это связано с тем, что точную цену российской нефти не знает никто, поскольку она торгуется с традиционным дисконтом к марке Brent. Разрыв в ценах отчасти обусловлен объективными причинами, ведь в российской нефти больше серы, а европейские НПЗ строились под образцы нефти Brent.

Но есть в разрыве и спекулятивная составляющая, поскольку рыночные цены на отечественную нефть отслеживают и публикуют специализированные агентства. Иными словами, механизм ценообразования на REBCO не рыночный, а основан на данных участников сделок.

На такую несправедливость высшие российские чиновники обратили внимание только когда цены на нефть резко выросли, и разрыв в 10 процентов стал означать потерю 6 долларов с каждого барреля. В середине 2005 года, когда цены на нефть били рекорд за рекордом, ситуацию в отрасли заметил даже Владимир Путин. Он заявил, что дисконт к Brent в 5-6 долларов за баррель является необоснованным, и попросил подчиненных подумать над этой проблемой.

В условиях рыночной экономики проверить реальную стоимость российской нефти можно только одним способом - начав продавать ее в разных местах на рынке. При сопоставлении стоимости на разных площадках и получалась бы настоящая цена на Urals-REBCO.

Вот только где именно продавать российскую нефть? Европейские торговые площадки, скорее всего, сохранят прежний дисконт из-за того, что их НПЗ, как уже было сказано, больше подходят для Brent. Можно было бы торговать нефтью в Азии – Японии или Корее, но тогда возникает вопрос о том, как обеспечить поставки. Поэтому до завершения строительства трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан этот вариант не подходит.

Остается Северная Америка. Трубопровода в США у России, естественно, нет, зато можно попробовать поставлять нефть на танкерах по морю. О том, что такой вариант возможен, свидетельствует хотя бы собственный проект канадской компании Petro-Canada о транспортировке российского газа из Санкт-Петербурга в Квебек. Нефть, конечно, не газ, но попробовать доставку нефти по морю тоже возможно.

Именно по этому пути и пошло российское правительство, начав договариваться с NYMEX о торговле фьючерсами на поставку REBCO. Правда, изначально речь шла только о торговой площадке в Лондоне. В ноябре 2005 года президент NYMEX Джеймс Ньюсом объяснил, что новая совместная идея нью-йоркской биржи и России поможет отвязать российскую нефть от цен на Brent.

Торговлю контрактами обещали начать в третьем квартале 2006 года. Однако к июню-июлю о договоренностях как-то подзабыли. К тому же правительство стало активно разрабатывать новую идею – создание собственной нефтяной биржи, причем в рекордно короткие сроки.

На отечественной биржевой торговле полезными ископаемыми настоял Владимир Путин в послании к Федеральному собранию весной 2006 года. О том, что идея не забыта, свидетельствуют недавние слова главы Минэкономразвития Германа Грефа. Выступая в сентябре перед журналистами, министр заявил, что российская нефтяная биржа начнет работать уже к концу 2006 года. Ее создание поможет не только поднять цену на Urals, но и укрепить национальную валюту – все торги на нефтяной бирже должны быть в российских рублях.

Однако от своей идеи не отказались и на NYMEX. 14 сентября исполнительный директор компании Джеймс Оливер заявил, что торговля фьючерсами на российскую нефть начнется уже в 2006 году. Программа торгов предполагает реальные поставки из российского порта в Приморске. Именно поэтому за основу контракта взяты 730 тысяч баррелей. Именно столько способен перевозить один танкер.

Объемы торгов получатся небольшими, что вызывает опасения экспертов. По их словам, рыночно установленная цена на такое маленькое количество нефти не сможет изменить цену на российскую нефть в мире. Следовательно, инструмент будет носить только спекулятивный характер и будет использоваться американскими трейдерами как очередной финансовый инструмент. За примерами торговли бумажной нефтью далеко ходить не надо – с лета 2006 года "фиктивным" топливом торгует РТС.

8 июля трейдеры на российской бирже впервые могли купить и золото и нефть. Вот только поставок по контрактам не было – полезные ископаемые продаются и покупаются только на бумаге. При этом торги по Urals рассчитываются на основе цен агентства Platts.

Вывод

Начало торговли российской нефтью на бирже вписывается в общую концепцию правительства на поддержку экспортеров сырья как главных доноров отечественной экономики и на установление хороших отношений с нефтяниками. Ведь биржу нефтепродуктов в России правительство позиционирует как реальную помощь и взамен просит стабилизации цен на бензин на внутреннем рынке. Биржа, естественно, не единственный аргумент министров, но явно один из центральных. К тому же неясно, кто именно будет поставлять нефть на свободную продажу.

Структура российской нефтяной отрасли такова, что доминирующее положение в ней занимают вертикально интегрированные компании. Это означает, что такие производители как "Лукойл", "Роснефть", "Сургутнефтегаз" или ТНК-ВР предпочтут продавать добытую нефть не на биржу, а на экспорт через собственные каналы или на свои же НПЗ, где из нее сделают бензин. Да и со спросом на бирже остаются неясности, ведь пока непонятно, как правительство собирается стимулировать покупки через рынок, а не напрямую у компаний.