Полет над гнездом гризли

Премьеры 26 октября

На этой неделе в прокат выходят пять новых фильмов: "Сады осенью", "977", "Сезон охоты", "Жестокие Люди" и "Эскадрилья "Лафайет". Обозреватели журнала Time Out Москва провели собственное расследование и выяснили почему лень вреднее пьянства, что делает любовь с любителями "9 дней одного года", зачем бобру бензопила, как провести лето, чтобы не было мучительно больно, и зачем хорошим американским парням лезть в лапы немецкого асса.

"Сады осенью"/ (Jardins en automne).

Жанр: алкомедия. Франция, 2006. Режиссер Отар Иоселиани. В ролях: Северин Бланше, Жасинт Жаке, Отар Иоселиани, Лили Лавина.115 мин.

Лысеющий француз Винсент, потрепанный министр не пойми чего (его служебные обязанности в кадре ограничиваются разрезанием красных ленточек и сокрытием початых бутылок от нежданных посетителей), отправлен завистниками на заслуженный отдых. Министерское наследство подвергается немедленному разграблению. Молодая сожительница экс-чиновника отходит некоему "серому кардиналу" при шелковом кашне и ручном леопарде, старушка-секретарша и официальные подарки (среди которых есть даже экзотическая птица тукан) - счастливому преемнику. А сам Винсент, практически нищий, почти бездомный и совершенно беззаботный, начинает привольную жизнь отставной козы барабанщика.

Не откроем большого секрета, если скажем, что режиссер Иоселиани, певец интеллигентного безделья, концептуальной лени и осмысленного пития, своим новым фильмом вторгся - и довольно глубоко! - на территорию другого противника скуки и обязаловки, Жака Тати. Очевидно, что своей подпрыгивающей походкой, трогательно консервативной страстью к пиджакам и бастеркитоновской невозмутимостью горе-бюрократ Винсент и вправду похож на дядюшку Юло, вечного фигуранта комедий Тати. Но дело в общем-то даже не в этом, а в умении делать серьезную мину при игре в дурака, которая и составляет соль картин Тати и многих кинозарисовок Иоселиани (тот же хитрый блеск глаз наблюдался у мэтра и тридцать лет назад - в "Пасторали", к примеру).

"Сады" сняты как бесконечная прелюдия к гэгу, который, разумеется, так и не наступает (неужели Отар Давидович может допустить такую пошлость!). Иоселиани отказывается от крупных планов и принципиально упирает на долгие, без склеек, эпизоды. В них тонет миллион мелких смешных деталей (непросто, скажем, заметить, что персонаж, напивающийся сильнее всех - его играет Сам, - притрагивается лишь к воде).

Но, собственно, эта затянутость сцен и создает ощущение комичной неловкости всего - от министерской охоты на ручных кабанов до флирта героя с уборщицей и самогоноварения. О выпивке, конечно, стоит сказать особо. Иоселиани знает, что он силен в застольных сценах, и лихо ими злоупотребляет - если заменить каждый глоток на удар, из "Садов" вышел бы неплохой гонконгский боевик. Впрочем, это и без того жестокое кино: понимать, что тебе-то до пенсии еще лет тридцать ныкать бутылки под рабочим столом, невыносимо.

Василий Корецкий, Time Out Москва

"977".

Жанр: психологическая фантастика. Россия, 2006. Режиссер: Николай Хомерики. В ролях: Федор Лавров, Клавдия Коршунова, Екатерина Голубева, Ольга Демидова. 70 мин.

На экране телевизора идут "9 дней одного года": насмешливый Баталов ернически отшучивается от Евстигнеева. Теле-зрители в актовом зале не сильно отличаются от героев фильма Ромма - половина одета в белые халаты, другая - в треники и тапочки. Но это не клиника, а полузаброшенный НИИ. Его население, испытуемые и испытатели, побросав все дела во внешнем мире, с энтузиазмом предается замерам какого-то магнетического излучения. Изучаемый феномен не называется, но в общем нетрудно догадаться, что это любовь.

Последние лет десять российское кино изживало в себе тонкий психологизм. Луцик, Балабанов или Иван Вырыпаев последовательно превращали персонажей в героев и дальше - в функции. "977", дебют Николая Хомерики в полном метре, снят так, словно этих десяти лет не было вовсе.
Функции героев тут весьма ограничены, а сами они заперты в сталинском здании, словно чеховские дачники на веранде.

Новаторские опыты проходят буднично: главному герою, правда, все время удается извлекать из лабораторного бокса девушку явно потустороннего происхождения, но на этом экстраординарное заканчивается. Так что внутренние бури персонажей находят отдаленное выражение в мелких психологических жестах. Эта жестикуляция довольно скоро становится такой же плотной, как воздух на коммунальной кухне, - с той существенной разницей, что персонажи Хомерики пихаются в борьбе за душевную теплоту, а не за свободную конфорку.

Принципиальное отсутствие конфорок, не говоря уже об осторожном обращении режиссера с "русским стилем" (вменить Хомерики тарковщину может только человек с аллергией на металлолом), превращают "977" из "нового российского кино" в просто кино. А это, поверьте, стоит дороже, чем все золото "Кинотавра".

Василий Корецкий, Time Out Москва

"Сезон охоты"/ ("Open Season").

Жанр: танцы с полками. США, 2006. Режиссеры: Роджер Аллерс, Джилл Калтон, Энтони Стакки. Роли озвучивали: Федор Бондарчук, Михаил Боярский. 99 мин.

Раскормленного циркового гризли депортируют в лес - жители маленького американского городка, где медведь топтал сцену и катался на колесе, признали его социально опасным. Ручной мишка бродит по чаще в компании однорогого оленя, подвергается унижениям со стороны диких животных и скучает по цирку, где его кормили рыбными крекерами и пели колыбельную перед сном. Но в день открытия охотничьего сезона, когда люди начинают стрелять, а звери - прятаться, медведь перестает жевать сопли. Используя инсайдерские знания о человечестве, он организует фронт лесного сопротивления.

"Сезон охоты" опасливо гримируется под детскую анимационную комедию: герои веселятся под гитарную музыку, а на три шутки, связанных с физическими недостатками персонажей, одна приходится про дефекацию. Но по большому счету это облегченное "Храброе сердце", большая и злая драма о войне за независимость. Поначалу "Сезон" долго плутает в тех же соснах, что, скажем, и "Мадагаскар" - вся эта нравоучительная фигня о пищевых цепочках, дружбе и свободе, - но потом крепко берется за идею робота Бендера из мультика "Футурама": "Убить всех людей!". И если Бендер в основном теоретизировал, то гризли, натурально, рвет и мечет.

Затянутый, почти часовой пролог надо вытерпеть хотя бы ради батальной сцены. В ней дичь и охотники сойдутся стенка на стенку, бобры взведут ворованную бензопилу, скунсы выпустят газы, а олени, как кавалерия, в последнем рывке сомнут вражьих стрелков. Наших бьют - зато как! В последний раз такой душевный подъем в кино удавалось спровоцировать разве что Копполе - и то с помощью безотказного вагнеровского "Полета валькирий".

Кирилл Алехин, Time Out Москва

"Жестокие Люди" /("Fierce People").

Жанр: занимательная антропология. США - Канада, 2005. Режиссер: Гриффин Данн. В ролях: Дайан Лейн, Антон Ельчин, Дональд Сазерленд, Кристен Стюарт, Крис Эванс. 107 мин.

Кудрявый подросток Финн Эрл (Антон Ельчин) попался на покупке кокаина для мамы-массажистки (Дайан Лейн), пропустил за допросами срок оформления паспорта и теперь не поедет в джунгли к отцу-антропологу тусоваться с воинственными индейцами ашкенони. Вместо Амазонии Финн отправляется в деревню вместе с матерью, которая решила взяться за ум. В глуши, которая вовсе и не глушь, а настоящее родовое поместье богачей Осборнов, есть 50 акров частного леса, пара древних особнячков и карикатурное провинциальное общество.

Там живут патриарх-скопец с лицом Дональда Сазерленда (именно ему будет массировать пятки миссис Эрл), доктор Дик, у которого как раз все в порядке, и, главное, девочки - положительная Майя Осборн (Кристен Стюарт) и не чуждая промискуитета горничная Джилли. В общем, очевидно, что в сочинении на тему "Как я провел лето" кое-какие детали Эрлу придется опустить.

Что совсем не очевидно - так это то, что каникулярная история, начавшаяся вполне в духе увлекательных книжек для внеклассного чтения (режиссерская интонация тут сродни "Приключениям Гекльберри Финна"), круто свернет в сторону линчевского "черного вигвама". Чтобы не раскрывать карты, скажем только, что в фильме появятся гомоэротическая и детективные линии, а также довольно неожиданная социальная критика в духе "Смерти в Голливуде" Богдановича.

К счастью, последние служат тут не двигателями истории, а всего лишь цветными разводами на ее поверхности. Фильм Данна явно снят с оглядкой на авторское предуведомление к упомянутому "Гекльберри Финну": "Тот, кто попытается найти тут мораль, будет сослан, а кто попробует найти сюжет - расстрелян". Не будем рисковать и мы.

Василий Корецкий, Time Out Москва

"Эскадрилья "Лафайет"/("Flyboys").

Жанр: бреющий полет. США, 2006. Режиссер: Тони Билл. В ролях: Джеймс Франко, Жан Рено. 139 мин.

В Первую мировую войну на французский аэродром привозят американских парней, добровольно решивших стать пушечным мясом на франко-германском фронте. У каждого рекрута свои мотивы для самоубийственного поступка, но относятся к новобранцам одинаково: селят в особнячке и за шесть недель учат, как рулить боевыми бипланами, причем, пока американцы не потеряют на вылете хотя бы одного земляка, их принципиально не пускают в бар.

Спустя 35 минут экранного времени янки взлетают и натыкаются в небе на немецкого аса. По возвращении герои рассаживаются у стойки.
В реестре достоинств "Лафайета" - если вдруг кто-нибудь решится его составить - будет только один пункт: внимание к деталям. Например, из фильма узнаешь, что на заре авиастроения пилотам выдавали револьвер вместо парашюта и маленький молоточек, чтобы стучать по заклинившему пулемету. Но таких деталей слишком мало, чтобы уравновесить общую маразматичность картины.

Представьте, что за кадром непрерывно дудит симфонический оркестр. Малоизвестные молодые артисты с серьезными лицами разговаривают о своей скорой смерти. Первая неполадка с истребителем случается над провинциальным борделем, в результате у залетного ковбоя завязывается роман с французской проституткой. Наконец, эпизодами появляется, с выпученными глазами и в синем котелке, Жан Рено в роли летного инструктора и, манипулируя двумя игрушечными самолетами, как Чапаев картофелинами, объясняет тактику воздушного боя.

Все это и есть "Лафайет". "Но чего стоит налет на германский цеппелин!" - вспоминают американские критики. Ну да, полеты обходятся дорого. Но сколько бы тут не спустили, все - на воздух.

Кирилл Алехин, Time Out Москва