Марш, которого не было

Акции националистов и антифашистов прошли в Москве и других городах с различной степенью подлинности

Новейший праздник 4 ноября, День народного единства, отмечается уже второй раз и второй раз подряд не удается избежать скандала. В прошлом году по Москве прошли около трех тысяч националистов, среди них было много радикальной правой молодежи, короткостриженных или бритых налысо парней, высказывавшихся весьма неполиткорректно и время от времени вскидывавших вперед и вверх правые руки. В этом году националисты обещали вывести на свой "Русский марш" от 7 до 10 тысяч человек. От оргкомитета откололись несколько православных организаций, зато идею поддержали депутаты Госдумы Рогозин, Савельев, Алкснис, Курьянович и другие.

Как только в начале недели стало известно о запрете "Русского марша" в Москве и Санкт-Петербурге, Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ), выступавшее основным мотором мероприятия, заявило, что марш состоится в любом случае. Появилась версия о том, что националисты соберутся в метро, где милиции запрещено применять спецсредства. Приводились даже расчеты, сколько тысяч человек можно будет выставить на станции "Комсомольская-кольцевая", сколько на "Комсомольской-радиальной", а сколько в переходах между ними. Всего там получалось около 10 тысяч человек - слишком неправдоподобная цифра для московской политической реальности, особенно если учитывать, что акция запрещена. Тем не менее, "ходынкой" в метро активно пугали, количество публикаций в прессе возросло, пиар-маховик вокруг акции националистов продолжал набирать обороты.

В пятницу организаторы запрещенного марша все-таки вынуждены были признать: никакой акции в метро не будет, будет согласованный с властями митинг партии "Народная воля" около памятника Льву Толстому. Стало ясно, что "Русский марш" "сливают" сами его организаторы.

Момент истины наступил, впрочем, как и положено, в строго назначенный час, 4 ноября. С самого раннего утра по столице рыскали десятки, если не сотни разведчиков от фашистов и антифашистов, журналисты тоже встали ни свет ни заря, перезванивались друг с другом и с ньюсмейкерами, стремясь вызнать малейшие подробности перемещения сторон и планов милиции. Мобильная связь в метро не работала, к 12-ти лег и до вечера не вставал Живой Журнал, самый популярный блог-сервис в российском сегменте интернета. Казалось, еще немнного, и небо разверзнется над нашей многострадальной родиной. Небо не развезлось, по небу в районе Девичьего поля просто летал милицейский вертолет и наблюдал за тем, как около тысячи националистов (максимум - полторы, хотя внимательно рассмотрев снимок, сделанный корреспондентом "Ленты.ру" с верхней точки, в этом приходится усомниться) продвигаются по улице Льва Толстого к месту митинга.

Пересказывать скучные речи господ ораторов не имеет смысла (заметим только, что не было среди них ни депутата Дмитрия Рогозина, ни академика Игоря Шафаревича, ни артиста Василия Ланового, заявленных членами общественного совета марша, причем двух последних никто здесь вообще не видел, а Рогозин, видимо, довольствовался телеинтервью - это значительно полезнее для политической карьеры в начале XXI века, чем драть горло на холоде). Думается, и участники митинга слушали их без особого интереса. В воздухе повисло ожидание - все вертели головами и чего-то ждали, то ли налета ОМОНа, то ли нападения антифашистов, то ли, опять же, кары небесной. Но ничего из этого не случилось, ничто, кроме холодной погоды, националистам на этот раз в Москве всерьез не угрожало. Да, около 200 или 300 человек было задержано. Но ОМОН в городе - это такое стихийное явление, его действия всегда приводят к задержаниям, это условие его выживания, ведь каждой структуре свойственно оправдывать свою деятельность, особенно если находишься на дотационном содержании. Ничего удивительного поэтому не было в том, что в какой-то момент, как пишут коллеги, ОМОН начал забирать почти всех молодых людей, выходящих из метро. Попал под общую гребенку и корреспондент Газеты.ру. Видимо, набирали процент. Набрав, стали закрывать глаза на многое - и на то, что заявленное число участников митинга на Девичьем поле было превышено (1000-1200, может быть, 1500 - вместо заявленных 500 человек), и на то, что по окончании митинга лидер ДПНИ Александр Белов-Поткин придал отходу своих людей черты, позволяющие считать этот отход отчасти демонстрацией: Белов постоянно выкрикивал в мегафон лозунги, заводил скандирование, ребята, следовавшие за ним, подхватывали, вскидывали руки - словом, если бы милиция захотела, она бы нашла немало поводов все это пресечь, благо количественно намного превосходила собравшихся националистов.

Если бы хотела - это ключевая фраза.

Вообще во всей этой истории с "Русским маршем" есть немало "скромных" умолчаний и недомолвок, все участники постановки попрятали свои фиги в карманы и думают, что никому их не видно. Националисты обещали провести "Русский марш" в любом случае - и сделали вид, что провели. Ладно, что какой-то жалкий километр, полубегом до метро, вдоль глухих стен пивзавода и непроницаемых шеренг ОМОНа и внутренних войск. Ладно - ведь для галочки же. ОК, допустим, зачтено. Власти обещали "Русского марша" не допустить - и сделали вид, что не допустили. Ведь он был запрещен, а разрешен только митинг. Ведь он как бы и не состоялся (а то, что кричали по дороге обратно и делали "хайль" - так на это можно закрыть глаза). Для убедительности (то есть чтобы убедить себя в своей победе над условным противником) решили не показывать сборища националистов по федеральным телеканалам. Несколько тысяч ОМОНовцев, десятки тяжелых грузовиков в центре города, вертолет и нацистские жесты возбужденной молодежи - разве это повод для телевизионной картинки? Нет, в субботу надо показывать благостное. Что-то такое и показали - покраску подъездов во Владивостоке, празднование в Нижнем Новгороде, убедительное лицо первого вице-премьера Дмитрия Медведева... Наконец, антифашисты тоже обещали "Русский марш" остановить. Но вместо этого постояли примерно в том же численном составе (1000 человек, может быть, немного больше) в другом месте и в другое время. Лишь несколько десятков молодых активистов левых и правозащитных организаций кружили вокруг Девичьего поля, готовые начать контракцию по условному сигналу, но сигнала так и не последовало: сначала кто-то опоздал с транспарантами, потом кто-то пошел слишком большой группой и привлек к себе внимание (20 членов АКМ были задержаны ОМОНом около метро "Спортивная"), затем кто-то решил отойти к Болотной, а кто-то оставался до самого последнего момента и ждал, ждал...

В Питере не ждали. Сколько было - человек 50 - столько и встало на пути националистов по Невскому проспекту. На пути у "Русского марша", который был торжественно и гневно запрещен Валентиной Матвиенко, но все равно отчего-то пошел по главной улице города. Интересно получается у них в Питере - куда это смотрел ОМОН, если 50 безоружных антифа вынуждены были принять удар костяноголовых? И ведь опять Валентина Ивановна будет гневаться. Высказывать возмущение. Ведь она же запретила, ну, в самом деле?

В других городах России прошло без особых приключений. Подробности можно узнать в "Ленте.ру" - здесь.

Белов-Поткин обещает в следующем году миллион человек на "Русском марше". Конечно же, врет. Как врал уже вечером в субботу сайт ДПНИ, рассказывая сказки про 7000 участников марша и 3000 задержанных. Марша, которого не было.

Или все-таки был?

События в Москве 4 ноября 2006 года еще раз показали, как иногда медиа-реальность отличается от реальности, данной нам в более непосредственных ощущениях - когда мы дадим себе труд пойти посмотреть, послушать, поучаствовать, прикоснуться. Страшное, подобное стихийному бедствию событие - такая картина складывалась в восприятии по эту сторону монитора относительно виртуального пиара, развернутого по ту сторону накануне 4 ноября. Не марш - смерч, ураган... В реальности - скучный митинг, знавала Москва и побольше, и посуровее, та же монетизация льгот проходила с еще каким драйвом, даром, что старики собирались. Ну а уж то, что ДПНИ теперь пытается выдать за марш - проход до метро (правильнее сказать - пробег полубесом, то ли от холода, то вслед за расшалившейся харизмой Белова-Поткина, наяривавшего в мегафон: "Кто мы? - Русские! Кто мы? - Русские! Кто мы..." Как будто кто-то сомневается... А может быть, сомневается сам Белов?). Те, кто видел, как идут фанаты после матча со стадиона, мог найти здесь много похожего. Это - марш? Это - настоящая политическая демонстрация?

Спектакль, спектакль, разыгранный по ролям и по нотам, каждый на своем шестке, не исключая журналистов.

Стремление к подлинности присутствовало, конечно, особенно у молодых. На Болотной ребята и девчонки пытались почувствовать себя настоящими антифашистами. Некоторые из них закрывали лица (это не причуда, националисты действительно собирают картотеки открытых антифашистов, с фотографиями, телефонами и адресами, случаются иногда и нападения, если кого-то узнают), все они скандировали "Фашизм не пройдет!", а более продвинутые: "Мир цветной, а не коричневый", - и: "Наше отечество - все человечество!", - это напрямую в ответ на слова лидера СПС Никиты Белых, воскликнувшего с трибуны: "Слава России!" Возможно, как причудливое подтверждение этого стремления к подлинности, к самоосознанию себя в конкретных политических условиях 2006 года, красовалось на мосту близ митинга антифашистов фантастическое граффити, нарисованное синей краской, всего два слова: "трансцендентальная апперцепция". Знакомый преподаватель философии не взялся на этот раз пояснить мне его смысл. Сказал: "Одна из самых сложных вещей у Канта. Речь о том, что субъект должен понимать, что он - это он. Когда говорит, когда живет..."

Одна из самых сложных задач, оставшихся после 4 ноября для меня лично: ребята и девчонки с противоположной стороны, с Девичьего поля, они-то кем себя хотят почувствовать, когда делают "хайль"? Настоящими фашистами?

Дожили.

Влад Тупикин