Испанский гамбит

Адвокаты и депутаты объединились для помощи арестованному в Испании российскому адвокату Александру Гофштейну

14 декабря в Москве, пресс-центре РИА Новости, состоялась пресс-конференция, посвященная развитию событий вокруг ареста в Мадриде российского адвоката Александра Гофштейна. В ней приняли участие видные представители адвокатского сообщества - Генрих Падва, Генри Резник, Анатолий Кучерена, и депутаты Госдумы Алексей Митрофанов и Александр Хинштейн. Кроме того, перед журналистами выступил отец Александра Гофштейна, адвокат Михаил Гофштейн.

Краткая предыстория

Александр Гофштейн был задержан испанскими правоохранительными органами 23 ноября 2006 года в здании мадридской тюрьмы Сото-дель-Реаль. Задержание было произведено непосредствено после посещения Гофштейном своего клиента, Захария Калашова (он же "вор в законе" Шакро Молодой). После задержания Гофштейн оказался в той же тюрьме, что и его теперь уже бывший клиент.

Это было уже третье свидание Гофштейна с Калашовым после того, как тот в мае был арестован в Дубаи, на военном самолете переправлен в Испанию и помещен в Сото-дель-Реаль. Все три посещения, согласно испанским законам, происходили в присутствии местных адвокатов, которые были наняты Гофштейном для защиты Калашова. Сам Гофштейн, как иностранец, не имел права на адвокатскую деятельность на территории Испании.

Калашов является клиентом Гофштейна начиная с 1999 года, когда тот помог "вору в законе" избежать тюрьмы за незаконное хранение наркотиков. В Испании, куда Калашов перебрался из России после этого случая, он возглавил, по утверждению испанских правоохранительных органов, преступную группировку и получил прозвище "генерал грузинской и русской мафии". При этом, по данным полиции, деятельность Шакро продолжалась и в России - через своих посредников он контролировал в Москве гостиничный, игорный и нефтяной бизнесы.

Аресты и Калашова, и его адвоката Гофштейна были произведены в ходе второго этапа операции "Оса", направленной на пресечение деятельности в Испании "русской мафии". Первый ее этап прошел летом 2005 года, когда на территории страны было задержано по разным сведениям от 30 до 200 выходцев из России и Грузии. Осенью 2006 года, в ходе второго этапа, задержано около 20 человек.

Сразу после появления информации о задержании Александра Гофштейна в Мадрид вылетел его коллега, управляющий адвокатским бюро "Падва и партнеры" Генрих Падва, а также еще несколько российских адвокатов. Однако никому из них так и не удалось встретиться с Гофштейном в тюрьме, несмотря на то, что на то имелись все законные основания. Администрация Сото-дель-Реаль при этом ссылалась на некие "указания сверху".

В ночь с 24 на 25 ноября судьей мадридского Центрального следственного суда в отношении Гофштейна была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу по подозрению в отмывании денег и участии в преступной группировке, возглавляемой Калашовым. Обвинение в отношении Гофштейна основано на "прослушке" бесед адвоката с клиентом, записях его телефонных переговоров и изъятом у него при задержании адвокатском досье. Предполагается, что Гофштейн передавал приказы своего подзащитного на волю, а также перевозил из России в Испанию крупные суммы наличных денег, принадлежащих преступной группировке. Заседание суда проходило в закрытом режиме и никто из российских коллег Гофштейна присутствовать на нем не смог.

Арест Гофштейна был обжалован 27 ноября группой испанских юристов, нанятых Генрихом Падвой. Кроме того, МИД РФ отправил ноту властям Испании, где потребовал разъяснений по поводу ареста российского гражданина.

8 декабря стало известно, что Гофштейн из тюрьмы Сото-дель-Реаль, расположенной в 38 километрах к северо-западу от Мадрида, переведен в тюрьму "Мадрид-IV", находящуюся в поселке Навалькарнеро в 31 километре к юго-западу от испанской столицы. Это перемещение помешало встрече с Гофштейном заведующего консульским отделом посольства РФ в Испании, который не был извещен администрацией тюрьмы о том, что Гофштейна уже нет в Сото-дель-Реаль, и напрасно в течение трех часов ждал, пока его пустят к россиянину. В результате консулу удалось посетить Гофштейна только 13 декабря.

Таково вкратце положение дел на 14 декабря 2006 года.

Испанское правосудие и Александр Гофштейн

Если вывести общий знаменатель из выступлений всех участников пресс-конференции, то он может получиться таким: арестовав Гофштейна, Испания нарушила как международные, так и свои собственные юридические нормы и правила, касающиеся прав адвокатов, в связи с чем как юристы, так и депутаты единодушно выразили недоумение - зачем ей это, собственно, надо? Кроме того, все собравшиеся, лично знакомые с Александром Гофштейном и знающие его как честного и добросовестного человека, в один голос утверждали, что он не может быть причастен к совершению тех преступлений, в которых он обвиняется.

Александр Хинштейн высказал предположение, что арест российского адвоката - очередное звено антироссийской истерии, которая нагнетается в Испании в последнее время в связи с арестами по делу так называемой "русской мафии". По его словам, он уже направил обращение министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову с просьбой со своей стороны активно включиться в освобождение Гофштейна.

Кроме того, Хинштейн намерен апеллировать к испанскому коллеге Лаврова Мигелю Анхелю Моратиносу, который должен в ближайшие дни посетить Россию с официальным визитом. Удивление депутата также вызывает молчание министра юстиции РФ Владимира Устинова, которому по должности положено отреагировать на арест российского адвоката.

Поддержал товарища по Государственной Думе и депутат Алексей Митрофанов, считающий, что Россия слишком вяло реагирует на задержание своего гражданина в другой стране. По мнению депутата, в случае ареста испанского адвоката на территории РФ реакция мирового сообщества была бы несоизмеримо более резкой.

Митрофанов распространил со своей стороны обращение к подданным Испании, работающим в России или имеющим с Россией деловые контакты. Арест Гофштейна наносит серьезный урон репутации Испании как государства в целом, говорится в обращении депутата, а также отбрасывает тень на лиц, являющихся подданными этой страны и безмолвствующими в данной ситуации. Этот эпизод может повлиять в целом на развитие отношений между Россией и Испанией, в том числе в сфере экономики и туризма, считает Митрофанов. В свете происходящего, по мнению депутата, российские граждане должны дважды задуматься, прежде чем решиться на приобретение недвижимости в Испании или даже на обычную турпоездку в эту страну.

Кроме того, Митрофанов от имени депутатов Госдумы заявил, что представители нижней палаты готовы, если потребуется, вылететь в Испанию для оказания помощи Гофштейну.

Представители адвокатского сообщества также выражают готовность в любой момент отправиться на выручку коллеге, а также собираются обратить внимание на происходящее мирового адвокатского сообщества.

По словам члена Общественной палаты, известного адвоката Анатолия Кучерены, палата рассмотрела на своем заседании ситуацию с арестом Гофштейна, и приняла решение в ближайшее время обратиться с письмом как к Моратиносу, так и к юридической общественности Испании.

Как рассказал старший коллега Гофштейна Генрих Падва, в настоящее время положение Гофштейна осложнено тем обстоятельством, что пока не удается урегулировать вопрос, кто же будет его защищать. По словам Падвы, местные испанские юристы, к которым обращается он сам и его коллеги, отказываются взять на себя эту обязанность, так как "чего-то боятся". При этом, отметил Падва, без адвокатской защиты сейчас фактически оказался и бывший клиент Гофштейна Калашов. Жена Калашова, по словам Падвы, обратилась с письмом в МИД РФ, в котором она просит, чтобы юридическую помощь ее мужу оказывал именно российский адвокат (как это делал Гофштейн, руководя действиями группы испанских юристов). "Сейчас мы пытаемся как-то решить эту проблему, но пока ничего не выходит", - грустно сказал Падва. В настоящее время пришлось обратиться к адвокату Кириллу Ильину, выходцу из России и испанскому гражданину, но это не решает проблему, так как он не является специалистом по уголовному праву, отметил Падва.

Говоря о том, как долго Гофштейн может пробыть в заключении, Падва отметил, что в испанском законодательстве, в отличие от российского, отсутствует понятие "официальное предъявление обвинения", а также не ограничивается срок предварительного заключения в статусе подозреваемого, все зависит от тяжести обвинений, поэтому Гофштейн теоретически может просидеть и год, и больше. Однако он не исключил, что вскоре судьба Гофштейна может измениться к лучшему - по испанским законам, арест может быть обжалован дважды. Первый раз это уже было сделано 27 ноября, однако тогда положительного решения принято не было на том основании, что в деле наличествуют некие засекреченные материалы. При этом срок секретности этих документов истек 13 декабря, поэтому, выразил надежду Падва, после второго обжалования, в случае положительного решения судебных инстанций, Гофштейн может быть выпущен под залог.

Еще больший оптимизм испытывает по поводу дальнейшей судьбы Гофштейна глава Адвокатской палаты Москвы Генри Резник. Он уверен, что российского адвоката отпустят на свободу уже через месяц-полтора. Оптимизм Резника основан на его предыдущем опыте общения с испанской судебными инстанциями (он был адвокатом Владимира Гусинского в то время, когда того внезапно арестовали в Марбелье несколько лет тому назад, а затем столь же внезапно отпустили). По словам Резника, при всех недостатках юридической системы Испании, в ней есть и кое-что хорошее - это абсолютно независимый суд, на который в принципе невозможно оказать воздействие.

Резник подтвердил свою уверенность в скором освобождении Гофштейна тем фактом, что задержанные в последнее время в Испании в рамках все той же операции "Оса" граждане Украины, Молдавии и Израиля, якобы ввозившие в страну крупные суммы денег, практически все уже оказались на свободе.

Коснувшись возможных причин ареста Гофштейна, Резник высказал предположение, что к этому могут быть причастны российские силовые структуры. По его словам, за десять дней до задержания Гофштейна в Испанию на один день приезжала группа силовиков из России. Резник считает, что в ходе этой поездки представители российских силовых структур могли предоставить испанской стороне документы или данные, которые "могли бросить тень на нашего коллегу", в связи с чем и было установлено прослушивание переговоров Гофштейна с его клиентом.
В последнее время, заявил Резник, в среде силовиков растет ненависть к успешным адвокатам, к числу которых относится и Гофштейн, которые добиваются оправдательных приговоров, дискредитирующих правоохранительные органы.

Кроме того, все, что произошло с Гофштейном, весьма наглядно показывает тенденцию, набирающую в последнее время силу на Западе - общее понижение планки первоначального задержания и атака на адвокатскую тайну, считает Резник. Все это связано, по его мнению, с антитеррористической и антимафиозной истерией, царящей в мире.

Завершило пресс-конференцию выступление отца главного героя, Михаила Гофштейна, которого Генри Резник представил собравшимся как "совесть адвокатского сообщества России". Отец уверен в невиновности сына и надеется на помощь общественности и адвокатского сообщества, служению в котором посвятил более пятидесяти лет. Отвечая на вопрос, не звонил ли ему сын из Испании, он рассказал, что дома сына ждет беременная жена, которая вот-вот должна родить, и поэтому все положенные Александру пять телефонных звонков в неделю он тратит на нее.

Михаил Гофштейн. Фото Александра Котомина, Лента.Ру
Михаил Гофштейн. Фото Александра Котомина, Лента.Ру

Выдержка из заключения научно-экспертного совета при федеральной палате адвокатов РФ относительно законности задержания российского адвоката в Испании с точки зрения международного и европейского права

  • Если властям четко известно, что иностранный адвокат прибыл на территорию государства в качестве адвоката, власти обязаны соблюдать все принципы, установленные Советом Европы, даже несмотря на то, что данный адвокат не является адвокатом по местному законодательству, так как он является адвокатом по законодательству другой страны - члена Совета Европы.
  • Юристы не отождествляются со своими клиентами или интересами своих клиентов в результате выполнения ими своих функций.
  • Правительства признают и обеспечивают конфиденциальный характер любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений.
  • Ключевым составляющим для правильной квалификации данной ситуации является то, что Александр Гофштейн прибыл на территорию Испании (страны - члена Совета Европы) не как турист, а как адвокат своего подзащитного, либо как минимум как юрист для оказания юридической помощи. Этот факт был известен испанским властям. Именно поэтому на данный случай должны распространяться европейские и международные гарантии независимости адвокатов.
  • Таким образом, задержание Гофштейна должно быть обжаловано в испанский суд, а затем может быть передано в Европейский суд по правам человека.
  • Татьяна Щеглова