Смена радикалов

Сторонники иранского президента Ахмадинеджада проиграли выборы

В Иране состоялись первые выборы в период президентства консерватора Махмуда Ахмадинеджада, избранного в 2005 году. Иранцы определили составы влиятельного религиозного Совета экспертов и местных муниципальных парламентов. Нынешняя избирательная кампания показала, что жители страны устали от радикалов.

Выборы в исламской республике начались 15 декабря. Борьба должна была развернуться, как и все последние годы, между реформаторами и консерваторами. В 2003 году после победы на выборах последние полностью сменили состав муниципальных советов, которые тогда формировали сторонники умеренной политической линии. Ренформаторы, однако, на этот раз надеялись на реванш и рассчитывали получить места в местных парламентах.

Их ободряло то, что в стане консерваторов не было единого мнения. Оппозицию Махмуду Ахмадинеджаду на выборах в местные городские и сельские советы составила группировка нынешнего мэра Тегерана Мохаммеда Бакера Калибафа. Бывший глава национальной полиции и соперник Ахмадинеджада на президентских выборах лета 2005 года считается сторонником более "терпимой" позиции по отношению к иранским реформаторам во главе с экс-президентом Ирана Мохаммедом Хатами. Умеренные взгляды Калибафа разделяет часть неоконсерваторов. Борьба за обладание городским советом Тегерана для действующего иранского президента была особенно принципиальной, так как он выдвинулся на пост главы государства именно из кресла мэра столицы исламской республики.

Однако особое внимание наблюдателей было приковано к выборам в Совет экспертов, который является одним из самых влиятельных органов в сложной системе иранских властных структур. Согласно конституции страны, он имеет право назначать и отстранять от исполнения обязанностей духовного лидера и главу исполнительной власти. Стоит отметить, что в Иране первым лицом государства является не президент, а религиозный лидер - Великий аятолла. И хотя этот пост вот уже 17 лет занимает Али Хаменеи, что говорит о формальном статусе Совета экспертов, этот орган, в целом, задает направление внешней и внутренней политики государства.

Борьба за влияние в нем развернулась между двумя фракциями консерваторов - сторонников умеренной линии и радикалов. Первых представлял бывший президент Ирана (1989-1997 годы), а в настоящее время глава Совета по определению целесообразности принимаемых решений Али Акбар Хашеми Рафсанджани, последних - духовный наставник Махмуда Ахмадинеджада аятолла Мохаммед Таги Месбах Язди. Рафсанджани был основным соперником нынешнего иранского президента на прошлогодних выборах и явно намеревался взять реванш. Вообще, он считается последователем прагматической линии среди консерваторов, которая предполагает развитие диалога с внешним миром и неконфронтационных отношений с Западом. Он не принимал участия в парламентских выборах 2000 года, и многие полагали, что после сокрушительного поражения 2005 года 72-летний Рафсанджани в случае очередной неудачи отойдет от дел окончательно.

На вхождение в состав Совета экспертов, состоящего из 86 человек, претендовали 164 кандидата. По предварительным данным, сторонники Рафсанджани получили в два раза больше мест в этом властном органе, чем радикалы. Причем впервые он избирался не на восемь лет, а на десять. Не исключено, что неожиданному успеху Рафсанджани способствовало то, что умеренные консерваторы выступили единым фронтом с реформаторами. Некоторые эксперты видят в этой победе знак будущих серьезных изменений в политике Ирана, так как в последнее время появились слухи о серьезной болезни Али Хаменеи, которого может сменить более умеренный духовный лидер.

Сторонники Ахмадинеджада не смогли получить большинство и в тегеранском городском совете. Умеренный Мохаммед Бакер Калибаф получил девять мест из 15, остальные разделили радикальные консерваторы и реформаторами. Причем последние победили еще в нескольких городах. В муниципальные советы, в которые входят 133 тысячи членов, баллотировались 233 тысячи кандидатов. В большинстве своем местные парламенты отошли под контроль умеренных консерваторов.

Наблюдатели отмечают, что нынешние иранские выборы совпали с периодом обострения отношений Тегерана с мировым сообществом, связанным с развитием ядерной программы страны и подготовкой в этой связи резолюции Совбеза ООН. Радикальная позиция Махмуда Ахмадинеджада по этому вопросу, подкрепленная яростной антиизраильской риторикой, вызвала раскол среди иранских консерваторов. По их мнению, президент тратит слишком много времени на противостояние с Западом и не уделяет необходимого внимания экономическому развитию страны.

Такого же мнения придерживаются и многие иранские избиратели, которых не устраивает популизм речей Ахмадинеджада, его неуступчивость, способная стать причиной международной изоляции страны. Голосование за его конкурента Рафсанджани свидетельствует и о том, что президент не выполнил своих обещаний по борьбе с коррупцией, снижению цен на потребительские товары и перераспределению нефтяных богатств, с которыми он шел на выборы в августе 2005 года.

Однако очевидно, что даже умеренные радикалы, получившие с победой на выборах возможность влиять на политику официального Тегерана, не будут принципиально менять ее направление. Единственное, чего стоит ожидать, так это того, что духовный лидер аятолла Али Хаменеи при новом составе Совета экспертов уже не будет оказывать президенту полную поддержку. Это не означает, что Иран откажется от продолжения работ над ядерной программой, но уступки мировому сообществу по этому вопросу не исключены.

В целом, нынешняя избирательная кампания стала серьезным поражением иранского президента Ахмадинеджада. Все это, по мнению экспертов, свидетельствует о том, что Иран устал от радикалов. Причем иранцы на этот раз проявили активную гражданскую позицию - в выборах приняли участие 60 процентов избирателей, имеющих право голоса. Четыре года назад на административные выборы в Тегеране пришли всего 12 процентов граждан.

Руслан Кадрматов