Новости партнеров

Реинкарнация

Туркмения выбрала продолжателя дела Ниязова

Президентские выборы для жителей Туркмении в диковинку - последний раз республика выбирала главу государства 15 лет назад и, судя по всему, за это время успела соскучиться по голосованию. Иначе чем объяснить тот факт, что в воскресенье, уже спустя четыре часа после открытия избирательных участков, выборы были признаны состоявшимися, а явка избирателей к концу голосования составила 98,65 процента (оппозиция настаивает на 25 процентах). Причем уникальность туркменских выборов в том, что, кроме местных оппозиционеров, вряд ли кто-то поставит под сомнение их легитимность, тогда как случись подобное (с аналогичными цифровыми выкладками) в любой другой стране, международные организации разнесли бы такое голосование в пух и прах. Но для Туркмении сам факт проведения выборов - уже достижение. Поэтому новоизбранный глава государства, а им, если верить прогнозам, стал Гурбангулы Бердымухаммедов, с полным правом может именовать себя всенародно избранным.

По поводу прогнозов. В случае с туркменскими выборами только им пока и остается верить, поскольку никаких предварительных итогов голосования обнародовано не было. Ни про какие exit-polls в прошедшее воскресенье тоже никто и слыхом не слыхивал. Вероятнее всего, итоги выборов будут озвучены только во вторник. В среду их утвердит Народный совет, после чего сразу же последует инаугурация нового президента. Чтобы стать главой республики, кандидату необходимо набрать больше половины голосов избирателей. В самой республике и за ее пределами мало кто сомневается, что Бердымухаммедову удалось обеспечить себе необходимую поддержку.

По словам председателя Центризбиркома Туркмении Мурада Каррыева, всего в республике в прошедшее воскресенье открылись 1625 избирательных участков, куда с воодушевлением направились 2,6 миллиона граждан, имеющих право голосовать. За ходом голосования, конечно, следили местные наблюдатели, в том числе представители Института Демократии и прав человека при президенте Туркмении. От международных организаций на выборах присутствовали делегации ОБСЕ и Секретариата ООН. Эксперты ОБСЕ также присутствовали ранее и на встречах кандидатов в президенты с избирателями. Однако представители обеих организаций уточнили, что у них не было полномочий наблюдать за выборами, и они не будут выносить какой-либо вердикт по поводу их проведения. Для подготовки к полноценному мониторингу у представителей ОБСЕ просто не хватило времени - несмотря на великую любовь к покойному Сапармурату Ниязову, туркменские руководители не стали откладывать выборы в долгий ящик - между смертью великого Сердара и избранием его преемника прошло всего 42 дня.

Наблюдатели от СНГ приглашения от официального Ашхабада не получили, поэтому, руководствуясь старой поговоркой, в которой фигурируют татары, в Туркмению не приехали. "Наша миссия осуществляет наблюдение только по приглашению государств. Поскольку приглашения от Туркмении не поступило, мы в наблюдении за предстоящими выборами не участвуем", - пояснил руководитель отдела Исполкома СНГ по организационно-техническому обеспечению миссии наблюдателей от государств Содружества Евгений Слобода. При этом он напомнил, что Туркмения даже не подписывала положение о миссии наблюдателей СНГ, утвержденное Советом глав правительств Содружества.

Поскольку как таковых наблюдателей в Туркемении не было, а доступ СМИ на выборы также был жестко ограничен, голосование проходило практически в условиях полной изоляции (по информации Государственной службы новостей Туркмении, весь ход голосования "был предметом пристального внимания международной общественности и мировых СМИ"). Но, судя про просочившейся информации, выборы напоминали праздник: возле избирательных участков звучала патриотическая музыка, повсюду были установлены государственные штандарты, развешаны цветы. Не хватало только экранизации сценок из "Рухнамы", но то ли еще будет.

Возвращаясь к легитимности прошедшего голосования, которая, как уже говорилось, вряд ли будет поставлена под сомнение даже взыскательными деятелями с Капитолийского холма (хотя полностью исключать критики с Запада все же нельзя, пусть она и будет выдержана в снисходительных тонах), следует вспомнить о туркменских оппозиционерах, ни одного представителя которых к участию в выборах не доспутили. По словам лидера Объединенной демократической оппозиции Туркменистана Авды Кулиева, противники прошлой, нынешней и, можно почти со стопроцентной уверенностью сказать, будущей власти считают прошедшее волеизъявление туркмен "незаконным и недемократическим". "Конечно мы не можем их признать", - заявил Кулиев, присовокупив, что туркменская оппозиция будет требовать от Ашхабада проведения новых выборов, "в которых могли бы принять участие и оппозиционные силы и все заинтересованные в этом граждане страны, а не только чиновники, получившие такое право по должности". Другой оппозиционер, представитель Республиканской партии Байрам Шихмурадов высказался более дельно. По его словам, пусть выборы и прошли "с многочисленными нарушениями, если рассматривать их с точки зрения общепринятых норм", однако с учетом сложившихся в Туркмении условий "было бы неконструктивным ставить вопрос о легитимности выборов".

Кстати, о чиновниках. Действительно, все претенденты называться вторым в истории главой "независимого Туркменистана" - номенклатурщики времен Ниязова. Это заместитель министра нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Ишанкули Нурыев, мэр города Абадан Оразмурат Караджаев, мэр города Туркменбаши (некогда - Красноводск) Аширнияз Помманов, первый заместитель главы администрации Дашогузской области Аманнияз Атаджиков и глава администрации Карабекаульского района Лебабской области Мухаммедназар Гурбанов. Все они для широкой публики личности практически неведомые, как, впрочем, и Гурбангулы Бердымухаммедов, считавшийся явным фаворитом голосования с самого начала президентской кампании. В том, что президентство достанется именно ему, сам указанный персонаж, видимо, не сомневался, отказавшись даже от телеэфира для проведения предвыборной агитации. Но теперь-то Гурбангулы Мяликкулиевича знать будут все.

Что касается внутренней политики, то ожидать от нового президента каких-либо кардинальных изменений не приходится. Нет, конечно, часть врагов покойнного Ниязова несмоненно попадет под амнистию и вернется домой из затерянных в песках Каракумов камер. Не факт, правда, что вакантные места на нарах не заполнятся уже врагами Бердымухаммедова. Пусть все кандидаты в президенты и клялись в случае своей победы следовать заветам Туркменбаши, маловероятно, что новоизбранный глава государства с ходу прибегнет к драконовским методам своего предшественника. По крайней мере, в первое время, пока у граждан республики будут отмечаться признаки рефлексии при взгляде на портрет президента. А вот дальше - возможно все.

Ожидать каких-либо перемен во внешней политике было бы наивно. Ведь новому президенту прежде всего надо будет утвердиться не только в душах и умах соотечественников, но и на международной арене, а для этого надо продемонстрировать стабильность и предсказуемость. А поскольку практически вся внешняя политика Туркмении - это, прежде всего, газ и еще раз газ, то нынешний баланс в энергетическом взаимодействии Ашхабада и стран-импортеров "голубого топлива", скорее всего, сохранится.

А если так, то избрание на президентский пост большого поклонника поэзии Ниязова (в 2002 году Бердымухаммедов предложил заменить традиционное приветствие "Салам Алейкум" на цитаты из ниязовской "Рухнамы" и "Шамчирага") можно рассматривать как простую реинкарнацию великого Сердара. Тем более, что по неподтвержденной информации (знать бы, подтвердится ли она вообще когда-нибудь), Бердымухаммедов является внебрачным сыном Туркменбаши. Есть, правда, и вполне законный отпрыск - Мурад Ниязов, но с момента смерти его отца о младшем Ниязове не было ни слуху ни духу, что подтверждает предположения некоторых экспертов о том, что братья (по отцу) успешно разобрались с семейными вопросами, то есть в данном случае - с вопросами государственного значения.

Во время своей предвыборной кампании, которая как две капли воды была похожа на аналогичные действа, устроенные остальными кандидатами, Бердымухаммедов обещал улучшить социальное обеспечение, восстановить пенсии, которые в прошлом году были снижены на 20 процентов, провести приватизацию в некоторых отраслях промышленности, провести реформу системы образования, увеличив срок обучения в средней школе (с девяти до десяти лет) и вузах (с четырех до пяти лет), разрешить людям строить собственные дома, восстановить транспортное сообщение с Россией и открыть для сограждан все прелести Всемирной паутины, поскольку сейчас доступ в интернет есть лишь у одного процента жителей Туркмении. Все это очень похвально, и будет интересно понаблюдать за тем, как новый президент впряжется в тяжелое ярмо выполнения своих обещаний. Но еще более интересно, появится ли в Ашхабаде сразу после инаугурации Бердымухаммедова, намеченной на День всех влоюбленных - 14 февраля, новый монумент Сапармурату Ниязову. Его открытие анонсировали на 19 февраля. Что характерно - в открытие памятника верится почему-то гораздо больше, чем в то, что предвыборные обещания Бердымухаммедова сбудутся в ближайшем будущем.

Бывший СССР00:02 5 августа
Александр Лукашенко

Поперек Батьки

Они готовы были сесть в тюрьму за союз Белоруссии с Россией. Их посадили