Герои из канализации

Премьеры 22 марта

На этой неделе в прокат выходят фильмы "300 спартанцев", "Выборы", "Последний король Шотландии", "Черепашки-ниндзя" и "Ренессанс". Обозреватели Time Out Москва выяснили, чем спартанцы отличаются от зомби, посочувствовали нелегкой судьбе гонконгских гангстеров, определили общие черты всех диктаторов, нашли маньяка в черно-белом Париже, созвали мутантов из канализации и нашли простое человеческое счастье.

"300 спартанцев"

Жанр: древнегреческий слэшер. США, 2007. Режиссер: Зак Снайдер. В ролях: Джерард Батлер, Лена Хиди, Доминик Уэст. 117 мин.

Строгий рейтинг R, который с перепугу впаяли фильму цензоры, не помешал ему собрать в Америке рекордные 70 миллионов уже в первый уикенд. Больше из таких "взрослых" картин с ходу брали только вторая "Матрица" и "Страсти Христовы". Строго говоря, "300 спартанцев" не традиционное кино, а грандиозная фреска из храма войны или даже батальное порно - в общем, зрелище завораживающее и убедительное.

Лучшей подготовкой к просмотру этого полотнища было бы чтение Геродота, который посвятил греко-персидской войне изрядное количество страниц своей "Истории". Там он подробно объясняет расклад политических сил, рассказывает, почему спартанцев было только триста и как они сдерживали на порядок превосходившую их армию персов.

Тем более что автору комикса "300" (а фильм верен ему на 90%) Фрэнку Миллеру было плевать на военную историю. Это и отличает здешних спартанцев от других героев меча и сандалий. Вольфганг Петерсен в своей "Трое" прилаживал к Гомеру исторический контекст, Оливер Стоун поверял биографию Александра Македонского психоанализом, а художник Фрэнк Миллер и режиссер Зак Снайдер просто отдались во власть преувеличений и мифов.

У Геродота ведь и спартанский царь Леонид - прямой потомок Геракла, и стрелы буквально закрывают солнце. Продолжая в том же духе, режиссер Снайдер превращает героев в мясные машины, насылает на них чудищ во вкусе Питера Джексона, красит небо золотом, пускает в него фонтаны алой крови и засевает землю отрубленными конечностями.

Снайдер вообще большой мастер по расчлененке и мифам. Три года назад он с той же изуверской прытью перетасовал хрестоматийный "Рассвет мертвецов" Джорджа Ромеро. А теперь с помощью Миллера передал кровавый привет знаменитым пеплумам 60-х.

Василий Степанов,Time Out Москва

"Выборы"

Жанр: гангстерская драма. Гонконг, 2005. Режиссер: Джонни То. В ролях: Саймон Ям, Тони Люн Ка Фай. 110 мин.

"Выборы", получившие три гонконгских "Оскара" (Hong Kong Film Awards), часто называют китайским "Крестным отцом", хотя сходства между этими картинами не больше, чем между двумя любыми масштабными гангстерскими фильмами. Не похожи "Выборы" и на стандартный гонконгский боевик - здесь недостаточно смачно дерутся, совсем не стреляют, а фабула вовсе не в противостоянии хороших полицейских и плохих бандитов, а в предвыборной борьбе.

Гонконгские "триады" должны избрать нового председателя, и первую половину фильма интрига крутится вокруг чайных столиков, за которыми решаются кадровые вопросы - когда трезвыми аргументами, а когда и подкупом. Кандидата два: глуповатый и бешеный Большой Ди (Тони Люн Ка Фай - это он был любовником в "Любовнике" Жан-Жака Анно) и тихий с виду, рассудительный и семейный Лок (Саймон Ям, безумно популярный в Гонконге, а остальному миру известный разве что по мелкой роли во второй "Ларе Крофт"). Их конфликт выходит за рамки обычного спора за кресло, вернее - за особый резной жезл, символ верховной бандитской власти.

Лок стоит за старые уголовные традиции (им вроде бы симпатизирует и сам режиссер, дающий в фильме пафосную пятиминутную хронику ритуального посвящения в гангстеры). Большому Ди плевать на вековое братство работников ножа и веревки - его интересует лишь ближайшая выгода, ради которой он готов развязать самоубийственную войну между кланами и отдать приказ выкрасть тот самый жезл, хранящийся где-то на материке. Тут-то и начинается экшен - без пальбы, зато с мордобоем, погонями и резней.

Гангстеры всегда были у Джонни То людьми благородными, а в "Выборах", где речь идет о верности бандитским законам, они и вовсе образцово-самоотверженны, словно Овод из романа Войнич. Но на обычную для То "братскую могилу" этот фильм не похож - в нем непривычно много дискутируют, и, что еще удивительнее, некоторые из спорщиков доживают до финальных титров - те, кто хитрее, разумеется.

Но победитель, который получает все (и это, пожалуй, единственное, что роднит "Выборы" с сагой о семье Корлеоне), в итоге теряет самого себя. Жизнь у бандитов - не мед, и хоть похожи они на людей, но на деле куда ближе к хищным и голодным животным. Формально выдерживая романтический, местами даже сентиментальный стиль большой гангстерской истории, Джонни То умет ненароком так показать этот звериный оскал, что любые вопросы о блатной романтике снимаются сами собой. Да, у самых отвратительных его героев из ран сочится человеческая кровь.

Но верно и обратное - в венах самых очаровательных джентльменов удачи пульсирует отрава. Их мораль озвучивает один из ветеранов: "Если хочешь стать гангстером, сынок, сделай все, чтобы добраться до самого верха! Иначе не стоит даже соваться!" Досмотрев "Выборы" до неожиданного финала, понимаешь, что соваться не стоит в любом случае.

Максим Эйдис,Time Out Москва

"Последний король Шотландии"

Жанр: портрет тирана. Великобритания, 2006. Режиссер: Кевин Макдоналд. В ролях: Форест Уитейкер, Джеймс Макэвой, Джиллиан Андерсон. 121 мин.

Едва получив степень, юный шотландский доктор Николас Гарриган (Джеймс Макэвой) опрометью бежит из дому - от чопорных родителей и участи пригородного терапевта. Добежав до далекой африканской страны Уганды, он вовсю наслаждается свободой, солнцем, горячими негритянками и игрой в футбол с черными ребятишками, которым делает прививки.

На дворе начало 70-х, и вскоре обстоятельства складываются так, что Николас получает предложение стать личным врачом только-только взявшего власть диктатора Амина (Форест Уитейкер). При дворе Гарриган продолжает развлекаться, несмотря на предостережения друзей, и только к финалу, когда крюки аминовских мясников будут угрожать уже ему самому, разглядит звериную суть своего патрона и благодетеля.

Иди Амин, бывший офицер колониальной английской армии и генерал армии независимой Уганды, пробыл у руля с 1971 по 1979 год. Это время он провел в делах и заботах: занимался исламизацией страны, немного руководил масштабными репрессиями (погибло около 300 тысяч человек) и развлекал весь мир удивительной антиколониальной риторикой за гранью клоунады. Например, назначал сам себя главой Британского Содружества, предъявлял претензии на шотландский престол, предлагал финансовую и продуктовую помощь "истерзанной кризисом" Англии. Кроме того, Амин вроде бы ел человечину и не умел ни читать, ни писать.

Разумеется, такой колоритный тип так и просится на экран, и об Амине снято несколько прижизненных документальных картин. Но в отличие от тех лент, быстрых и злободневных, игровой дебют документалиста Кевина Макдоналда может позволить себе такие удовольствия, как рефлексию, пристальный взгляд в прошлое и увлекательную смесь правды и вымысла.

Снят "Последний король Шотландии" действительно в Уганде - так что мы можем видеть буйную зелень, красную почву, толпу аборигенов, забавную прозападную архитектуру 70-х, за которой скрывался дикий режим. Но если есть такой фильм, который живет только одним актером, то это "Последний король". В нем Форест Уитейкер дает свое лучшее, взрывное, смешное и по праву заработавшее "Оскар" представление. Уитейкер изображает Амина настоящим Гаргантюа, брутальным, жизнерадостным и капризным, добродушным весельчаком и хищным параноиком одновременно - таким, говорят, и выглядит любой кровопийца в частной жизни.

По сравнению с ним тут меркнет все: местный антураж, крашенная в блондинку и сильно похорошевшая со времен "Секретных материалов" Джиллиан Андерсон в небольшой, но яркой роли, номинальный главный герой, на которого нам, по большому счету, плевать - из-за его близорукого гедонизма и порой преступной наивности. Жаль только, что к моменту коллапса аминовского режима режиссер отворачивается от "большого папочки" и следит только за удирающим из страны Гарриганом. Ведь картины падения диктаторов обычно бывают еще увлекательней, чем сцены их взлета.

Дарья Серебряная,Time Out Москва

"Черепашки-ниндзя"

Жанр: городская легенда. США, 2006. Режиссер: Кевин Манро. 90 мин.

Бригада специально обученных черепах из Нью-Йорка переживает кризис: вожак Леонардо еще у дел, остальные, увы, потеряли веру в себя и разбрелись по манхэттенской канализации. Но черепашки сразу же бросаются с печи на общего врага, технократа Макса Винтерса, который вызвал вековое зло и пообещал захватить мир.

С момента появления на свет эти гениальные ошибки природы претерпели все мыслимые мутации. Задуманные как глумливая реакция на войны нью-йоркских кланов ниндзя из комикса "Сорвиголова" Фрэнка Миллера, они пребывали в стадии люмпенского идиотизма до первой экранизации - детского сериала 1987 года. Затем были новые комиксы, сериалы и полнометражные фильмы, где добрые руки цензуры умягчали "Черепашек" до консистенции творожка: например, в погоне за "детскими" рейтингами у Микеланджело отобрали нунчаки. Так что нынешний мультфильм, с нунчаками и не только, должен, по идее, вызвать не смех, а крики ободрения.

Глеб Борисов,Time Out Москва

"Ренессанс"

Жанр: мульт-нуар. Франция - Великобритания - Люксембург, 2006. Режиссер: Кристиан Волькман. 105 мин.

В ослепительно черно-белом нарисованном Париже второй половины XXI века неизвестный молчун похищает сотрудницу косметической корпорации Илону, сажает в голографическую лесную чащу и наблюдает за ней с помощью скрытых камер. Угрюмому полицейскому Карасу поручено это дело расследовать. В ходе операции герой сочетает полезное с приятным, спутывается с сестрой Илоны и выясняет, что похищенная работала над эликсиром бессмертия. Оборачивается все понятно чем - проблемами как морального, так и вполне бытового характера.

"Недалекое будущее" в "Ренессансе" не отличается от уже привычных антиутопических картин. Зато оригинален стиль, с которым нам это будущее показывают: максималистский взгляд на мир подкрепляется воистину минималистской рисованной картинкой. Тут и в переносном, и в прямом смысле есть лишь "черное" и "белое", без полутонов - как в "Городе грехов", только радикальней.

Поначалу может показаться, что создатели "Ренессанса" были так увлечены этим маньеризмом и игрой в комикс, что не особо продумывали сюжет. К финалу, когда фильм три раза перевернется через голову и превратится, страшно сказать, в философскую притчу, уже думается, что лучше бы так оно и было. Монохромные персонажи между очаровательно кривыми диалогами с достойным французских мимов переигрыванием доказывают, что бессмертие - это плохо. Но вкладывать глубокий смысл в такой кричаще стильный антураж, где половина кадров так и просится на стены будуаров, - это все равно что заставлять манекенщиц разыгрывать "На дне".

Георгий Бергер,Time Out Москва

"В погоне за счастьем"

Жанр: драма-рецепт. США, 2006. Режиссер: Габриэле Муччино. В ролях: Уилл Смит, Джэйден Смит, Тэнди Ньютон. 117 мин.

То, что Америка сдвинута на своей пресловутой Мечте, - не новость. Голливуд знает два пути ее достижения. Первый путь - выдумать что-нибудь эдакое, вроде хулахупа или Майкрософта. Второй - потерпеть. Он сложнее, и о нем, собственно, кино.

"Счастье - это не глагол", - объясняет в начале фильма Крис Гарнер (Уилл Смит) своему сынишке. Но сам он будет ежесекундно опровергать это утверждение: для Криса, коммивояжера-неудачника, неимущего, но амбициозного счастье - это непрерывное действие. Криса достают кредиторы, от него уходит жена, его выселяют из квартиры.

Но однажды он встречает счастливца на роскошном красном авто. "Как вы это делаете?" - спрашивает застывший от восторга Крис. - "Я работаю брокером". Ага! И вот уже отец-одиночка живет с бомжами, спит в общественном туалете и учится на курсах брокеров, а потом еще полгода (то есть весь фильм) продолжает терпеть и питаться из мусорных бачков, отрабатывая учебу в зале торгов.

Стиль повествования у режиссера Муччино ("Последний поцелуй") - реалистичный: по мере приближения к мечте жизнь героя меняется только к худшему. Смотреть на его мучения очень грустно, и в первую очередь - благодаря талантам Уилла Смита. Еще более потасканный, чем в "Али", Смит так остервенело втаптывает в житейскую грязь слащавый сценарий, что кажется, еще пара пинков - и ода американской предприимчивости превратится в "Сталкера".

Елена Слабошпицкая,Time Out Москва

Культура00:09Сегодня

До дрожи

Кровь, пауки и кошмары: что таит в себе самый жуткий мультфильм года
Культура00:02 9 декабря
Выставка «Пикассо & Хохлова» в ГМИИ имени Пушкина

Женщины парижской богемы

Они встречались, страдали и расставались. Истории их любви теперь изучают толпы