Новости партнеров

Агент влияния Москвы

СВР рассекретила своего "крота" в британской разведке

Служба внешней разведки РФ рассекретила документы о сотрудничестве небезызвестного агента британской секретной службы Виктора Богомольца с советскими спецслужбами. До начала Второй мировой войны этот российский эмигрант успел поработать на несколько европейских разведок и был известен впоследствии по успешной операции ОГПУ "Тарантелла". Британцы считают агентурную деятельность Богомольца одной из самых больших своих удач в разведывательных операциях против СССР, однако документы СВР говорят об обратном.

О самом Викторе Богомольце российской, да и мировой общественности впервые стало известно еще в 2000 году, когда СВР исполнилось 80 лет и служба рассекретила материалы об операции под кодовым названием "Тарантелла". Она проходила в 1930-годы и была инициирована начальником Иностранного отдела ОГПУ (внешняя разведка) Артуром Артузовым. Суть ее заключалась в том, чтобы пресечь деятельность английской агентуры из числа выходцев из эмигрантской среды на территории СССР и выявить резидентуру британских спецслужб в приграничных государствах. Secret Intelligence Service (SIS, она же внешняя разведка Великобритании MI6) после эвакуации белогвардейской армии из Крыма в Турцию проявляла повышенный интерес к эмигрантам. Причем добилась немалых успехов в вербовочной работе, учредив даже специальный институт помощников для своих резидентов.

Одним из таких помощников и стал Виктор Богомолец. Он служил в контрразведке генерала Деникина и впоследствии работая на британцев стал достаточно авторитетной фигурой, поскольку неплохо проявил себя в деле вербовки агентуры. С территории Румынии и Польши (позднее его перебросили в Германию, а затем во Францию) он должен был выходить на источники информации в советских верхах, используя для этого представителей русской эмиграции. Чтобы вскрыть эти каналы связи английской разведки со своей агентурой в СССР и была начата операция "Тарантелла". Правда, в итоге она превзошла свой первоначальный замысел. И произошло это не без деятельного участия другого эмигранта и бывшего сотрудника контрразведки Деникина Бориса Лаго.

Еще в 1922 году он сам предложил свои услуги советской разведке. Причем Лаго до сих пор считается одной из заметных фигур русского зарубежья - он был активным участником группы "Борьба" и выступал с разоблачительными материалами о деятельности разведслужб СССР в Западной Европе. Однако все это делалось для прикрытия. Бориса Лаго фактически "подставили" Виктору Богомольцу. Он смог зарекомендовать себя как надежный агент, получив расположение у помощника SIS. Лаго смог убедить Богомольца, а через него и британскую разведку в том, что в Московском комитете ВКП(б), Всесоюзном совете народного хозяйства (ВСНХ) и авиационном институте ЦАГИ создана агентура, которая будет поставлять информацию о ситуации в Советском Союзе.

Естественно, вся эта "агентура" работала под строгим контролем советских спецслужб. Хотя в самой Великобритании ее деятельность всегда заслуживала высокую оценку и не вызывала ни малейших подозрений. Лондон через этот канал получал "направленную" информацию о положении дел во внешнеполитической, экономической и военно-технической сферах СССР. Следует отметить, что эти сведения не всегда были ложными, поскольку главная цель операции заключалась уже в вовлечении Великобритании "в более тесное экономическое сотрудничество с СССР" и поиск "договоренностей по обеспечению коллективной безопасности с участием других стран".

Таким образом, еще перед нападением Германии на Советский Союз Лондон оказался фактически на крючке у Кремля. В донесениях, предназначенных для британских властей, затрагивались вопросы о положении в высшем руководстве СССР, состоянии экономики и отдельных отраслей народного хозяйства, а также международной деятельности советского правительства. В структуре ОГПУ даже появилось особое бюро, которое должно было передавать руководителям других государств и в иностранную печать материалы для "содействия в решении актуальных для СССР задач". Вся эта информация позволяла манипулировать мнением политического руководства Великобритании, поскольку оно убеждалось в том, что власть в СССР сильна и делать ставку на белоэмигрантские круги и оппозицию внутри страны бесперспективно. Специалисты уверены, что именно благодаря "Тарантелле" сразу после начала восточной кампании Германии британцы объявили себя союзниками Москвы.

Вместе с тем, помимо этой "стратегической функции", в ходе операции через тандем Богомольца и Лаго советская разведка получила сведения, добытые польскими и румынскими спецслужбами. За счет этой информации в Москве смогли сделать вывод о степени осведомленности западных разведок относительно боеготовности вооруженных сил Советского Союза, а также перекрыть каналы утечки секретных данных за границу. Иностранный отдел ОГПУ также через Виктора Богомольца и Бориса Лаго получил сведения, касающиеся перевооружения германской армии, в частности, о начале массового выпуска бомбардировщиков и истребителей. Кроме того, было добыто резюме доклада о разработках японского генштаба на случай войны с СССР, которое в полном объеме было направлено Сталину.

Операция "Тарантелла" завершилась в 1945 году. Виктор Богомолец по заданию британцев перебрался в Египет, однако там у него неожиданно начались трения с кураторами из MI6. Сам того не зная, к тому времени он уже давно находился в оперативной разработке советских спецслужб, которые поспешили использовать его противоречия с британцами и открыто предложили ему работать на СССР. "Специалист британской разведки по России" (так его называли в SIS) согласился на вербовку и уже "осознанно" начал передавать секретные сведения спецслужбам Советского Союза.

Так после войны с санкции начальника Первого управления НКГБ Павла Фитина в каирской резидентуре появился агент под оперативным псевдонимом "Бритт". Советскую разведку он интересовал, прежде всего, как человек, близкий к полковнику из SIS Гибсону, который долгие годы его курировал и был региональным резидентом MI6. В поле зрения спецслужб СССР Виктор Богомолец находился без малого тридцать лет, пока в 1960 году не умер Гибсон. Как отметили в СВР, Богомолец "внес значительный вклад в понимание оперативных устремлений" британской разведки.

Таким образом, материалы СВР дополнили образ одного из персонажей и активных участников тайной войны спецслужб в XX веке Виктора Богомольца, который сначала был использован как инструмент для влияния, а потом стал двойным агентом или, говоря на слэнге спецслужб, "кротом".

По словам специалистов, вся информация на агента Виктора Богомольца британской разведкой до сих пор держится в тайне, поскольку она по-прежнему считает его агентурную работу одной из самых больших своих удач в операциях против СССР. Рассекреченные СВР документы, касающиеся деятельности "Бритта", могут привести к тому, что MI6 постарается еще больше засекретить собственные сведения о Богомольце, чтобы этот малоприятный эпизод в истории британской специальной службы не вспоминали в Великобритании.

Руслан Кадрматов