Франция традиционная, сельская и зеленая

Французские кандидаты-традиционалисты, претендующие на пост президента

Помимо уже ставшего привычным деления кандидатов в президенты Франции на правых, ультра-правых, центристов, левых, ультра-левых, существует еще одна весьма самобытная группа претендентов, которых можно назвать традиционалистами. Разумеется, их тоже можно причислить либо к левым, либо к правым, согласно тому, какие традиции они защищают, и самое главное, как и против кого, однако то общее, что их объединяет, кажется гораздо сильней, чем существующие между ними различия - сохранить и оградить от разрушительных изменений сложившийся за десятилетия или даже века уклад жизни.

Дворянское гнездо

Пожалуй, самым видным представителем традиционалистов можно назвать лидера "Движения за Францию" (MPF) Филиппа де Вилье. Он родился в 25 марта 1949 года в Булони, департамент Вандея. Его полное имя Филипп ле Луи Жоли де Вилье де Сантиньон (Philippe Le Jolis de Villiers de Saintignon): предки де Вилье были произведены в дворяне еще в 1595 году. Дед погиб в Первой мировой войне в чине капитана, отец сражался во Второй мировой и был близким другом маршала Делатра де Тассиньи.

Филипп де Вилье обучался в "Сиенс-по" ("Институт политических исследований") и в престижной Национальной школе администрации (ENA), служил в префектуре, с 1986 года входил в правительство Жака Ширака, занимая пост государственного секретаря при министре культуры. В 1994 году основал свою собственную партию "Движение за Францию". Участвовал в президентских выборах 2002 года, набрав 4,7 процента голосов. В 2004 году стал депутатом Европарламента.

Однако наибольшую известность де Вилье приобрел, прежде всего, в качестве бизнесмена, а потом главы Генерального совета департамента Вандея, о котором можно сказать, что это самый традиционный из всех департаментов Франции. Еще во время революции 1789 года вандейские крестьяне - шуаны - отказались принять республику и остались верными королю, став первыми в истории жертвами массового террора, развязанным революционным правительством против собственного населения.

Де Вилье питался традиционным духом Вандеи и как бизнесмен, и как политик. В 1977 году он организовал ставшее ежегодным костюмированное историческое представление в полуразрушенном замке Пюи-де-Фу, где рассказывалось о борьбе шуанов против якобинских войск во время революции. В 1988 году рядом с замком был построен исторический парк развлечений, благодаря чему место стало популярным среди туристов: ежегодно его посещают более миллиона человек, что дает организаторам и самому департаменту с населением в 550 тысяч солидные поступления.

Кроме того, де Вилье создал популярную радиостанцию "Alouette FM", частный институт коммуникаций, а также общество со смешанным капиталом для организации и проведения ставшей знаменитой парусной регаты "Vandee Globe". Успешный бизнесмен, де Вилье не забывает при случае упомянуть, что он единственный из всех кандидатов в президенты, который умеет обращаться с бухгалтерскими книгами. В 1988 году он был избран председателем Генерального совета Вандеи и направил все усилия на развитие департамента, сконцентрировавшись прежде всего на развитии мелкого и среднего бизнеса.

Де Вилье считается автором так называемого "вандейского чуда". Уровень безработицы в Вандее благодаря развитию мелких и средних предприятий (PME) один из самых низких по стране. Более того, 40 PME, таких как "Fleury-Michon" (производитель мясных продуктов питания) или "Beneteau" (ведущий производитель яхт и парусников), являются мировыми лидерами в своей области. Строительство густой сети автодорог сделало Вандею вторым департаментом Франции по туристической посещаемости.

Злые языки, впрочем, поговаривают, что забота де Вилье о жителях департамента - это забота феодала о своих крестьянах и что этот "дворянчик" настолько высокомерен и самоуверен, что за пределами своего "фьефа" не способен ни с кем ни сойтись, ни договориться. Отчасти эта аналогия поддерживается самими вандейцами, которые иногда в шутку называют штаб-квартиру Генерального совета "замком".

Политические и социальные воззрения де Вилье основаны на убеждении, что традиционная структура французского общества и республиканские ценности являются залогом успешного развития Франции в будущем и что основной хранительницей этих принципов остается провинция, сельская Франция. Ему тяжело наблюдать, как то, чему он привержен и во что он верит - де Вилье, кстати, ревностный католик - постепенно разрушается под воздействием европейской интеграции или притока иммигрантов-мусульман.

Именно поэтому его предвыборная кампания разворачивается под лозунгом "Я горд тем, что я француз!". "Мой проект - это патриотизм", - заявил он. Предвыборная программа де Вилье строится вокруг пяти основных пунктов: сельская Франция, а не страна, руководимая технократами и мелкими парижскими интеллектуалами; традиционная семья, а не однополые браки (у самого де Вилье семь детей); отмена 35-часовой рабочей недели, прекращение иммиграции и "Европа отечеств".

Сторонник "Европы отечеств" - концепции, которая предусматривает большую независимость национальных правительств от Брюсселя - де Вилье считает, что единая Европа должна защищать европейцев, и выступает против ульталиберальной экономической политики Еврокомиссии. По этой причине в 2005 году он агитировал против принятия Европейской конституции. Де Вилье требует установить таможенные тарифы для защиты европейских и, прежде всего, французских производителей, в то же время настаивает на либерализации внутреннего французского рынка труда за счет снижения налогообложения мелких и средних предприятий и уменьшения бумажной волокиты.

Филипп де Вилье считает необходимым положить конец процессу перенесения производства из Франции в другие страны Евросоюза или в Китай, где рабочая сила дешевле, называя это "непатриотичным и постыдным". Он даже предложил снабжать все товары этикеткой с цветами французского флага, чтобы покупатель мог знать, где изготовлен товар, и поддержать своего производителя.

В социальной и политической сфере он предлагает принять "закон по восстановлению гражданских и моральных ценностей", а также "закон об иммиграции и против коммунитаризма" (требования меньшинств и небольших социальных групп в обязательном порядке считаться с их интересами вопреки существующим порядку, традициям и законам).

В иммиграции Де Вилье видит источник исламизации Франции и поэтому считает ее серьезнейшей угрозой. В 2006 году он выпустил нашумевшую книгу "Мечети Руасси", в которой описал сети исламистов среди сортировщиков и перевозчиков багажа в аэропорту "Руасси Шарль де Голль", и заявил без обиняков, что "ислам - почва для исламизма, а исламизм - для терроризма". Соответственно, предлагаемые им меры включают в себя усиление контроля на границах, высылку всех нелегалов обратно, запрещение воссоединения семей иммигрантов, приостановку строительства мечетей и роспуск Французского исламского совета.

Де Вилье часто упрекают в том, что он слишком близок по своим взглядам к Жан-Мари Ле Пену. Сам де Вилье отвергает это, заявляя: "Я патриот, но без эксцессов". Он готов принять иностранцев, готовых ассимилироваться, и высказался за многонациональность, но против столь любимой левыми "многокультурности".

Что касается Николя Саркози, то де Вилье упрекает его как раз в недостаточном патриотизме, или, как он выразился, в "маркетинговом патриотизме", упомянув, что за годы нахождения у власти тот не смог ни укрепить традиционные французские ценности, ни обуздать иммиграцию, легализовав 200 тысяч иммигрантов. В противовес Саркози де Вилье называет себя и своих сторонников "отважными правыми", которые, если победят на выборах, то будут последовательно осуществлять задуманное и не размениваться на компромиссы.

Каменный гость

Другой кандидат-традиционалист 57-летний Жерар Шиварди не только по своему происхождению, но и по методам, предлагаемым им для защиты сложившейся политической и общественной структуры, представляет собой почти полную противоположность де Вилье. Бывший каменщик, председатель профсоюза каменщиков, Шиварди занимает пост мэра маленькой коммуны Майо.

Сам факт его прихода в политическую жизнь весьма примечателен. Шиварди по сути одиночка и не принадлежит ни к какому политическому объединению, хотя 37 лет до 2003 года был членом социалистической партии. Он вошел в общественно-политическую жизнь на волне протеста мэров некоторых французских коммун (самой маленькой территориально-административной единицы Франции), выступающих против насильственного объединения в более крупные территориальные образования. Шиварди позиционировал себя просто как "кандидат от мэров".

Чтобы иметь возможность участвовать в президентских выборах, Шиварди выставил свою кандидатуру от маленькой левой "Рабочей партии", впрочем, так и не войдя в ее состав. Это вызвало серьезное замешательство в прессе, которая привыкла идентифицировать кандидатов по цветам политического спектра. Неразбериха только усилилась, когда избирательная комиссия запретила Шиварди называть себя "кандидатом от мэров", чем фактически сорвала его кампанию, так как все напечатанные афиши и агитки пошли под нож.

Возник вопрос, кто же такой Шиварди и какую партию формально представляет. Ответ лежит на поверхности. Шиварди подставляет интересы жителей нескольких сотен маленьких провинциальных французских коммун. Эти люди, может, и не объединены в партию, но от этого их требования не менее значимы и важны, а политическая интерпретация, которую смогли им дать представители "Рабочей партии", выглядит весьма убедительной.

Сокращение 36 тысяч французских коммун осуществляется во исполнение директив Евросоюза, и на самом деле не так уж безобидно, как может показаться. Вместе с коммунами сокращаются находящиеся на их территории объекты социальной инфраструктуры. С 1992 года после заключения Маастрихсткого договора во Франции было сокращено 180 тысяч больничных койко-мест из 540 тысяч; закрыто 680 родильных домов из 1300; ликвидировано 11 тысяч 948 школ и детских садов из 61 тысячи 602; закрыто 11 тысяч почтовых бюро. Это приводит к весьма печальным последствиям, когда дети вынуждены вставать в шесть утра, чтобы успеть в школу, расположенную за 15 километров, а пожилые люди - отправляться вдаль для того, чтобы пройти элементарное медицинское обследование.

Более того, как отметил лидер "Рабочей партии" Даниэль Глюкштайн, сокращение коммун подрывает основу основ - республиканские традиции Франции. Деление на департаменты, кантоны и коммуны было установлено Конституционным собранием в ходе Великой французской революции. Большое количество коммун задумано специально для того, чтобы граждане на местах могли контролировать центральную власть и в случае необходимости противостоять ее антинародным устремлениям. Чем меньше коммун, тем меньше у рядовых граждан возможностей отстаивать свои права. А если учесть, что параллельно с сокращением коммун урезаются полномочия их мэров, которым остается лишь регистрировать рождения и смерти, картина получается еще более удручающей.

По мнению Шиварди, подчиняясь требованиям ЕС, Франция понемногу теряет свой суверенитет. 84 процента законов, принимаемых Национальной ассамблеей, являются переложением на французской язык правовой системы директив ЕС. При этом Шиварди убежден, что большинство из этих директив прямо или косвенно направлены на разрушение республиканских традиций. Главная цель Маастрихсткого договора, как полагает он, состоит в повсеместном введении принципов свободной конкуренции, уменьшении государственного вмешательства в экономику и, как следствие, наносит удар по социальной защищенности граждан. В подтверждение своих слов Шиварди приводит недавние приватизации крупных государственных предприятий, сокращение рабочих мест, рост безработицы и т.д.

Меры, которые предлагает Шиварди для восстановления республиканских традиций, довольно радикальны. Первое, что он собирается сделать, став президентом, это созвать конституционное собрание, которое "вернет власть народу", подтвердит суверенитет Франции и выйдет из Маастирихсткого договора. Потом будет проведена национализация некоторых крупных предприятий и всех банков без исключения, осуществлено восстановление в коммунах социальной и коммунальной инфраструктур и наложен запрет на перенос производства из Франции в другие страны. Шиварди можно было бы отнести к ультра-левым, однако он сам постоянно это опровергает, называя себя республиканцем и "последним социалистом". В какой-то степени это верно: он борется не столько за приобретение, сколько за сохранение и возврат назад - своеобразная революция наоборот.

Человек с ружьем

В отличие от Жерара Шиварди, Фредерик Ниус, кандидат от партии "Охота, рыбалка, природа и традиции", также вступает за сохранение традиций, но при этом куда менее воинственен и радикален, несмотря на то, что сам является заядлым охотником. Вообще участие кандидата от охотников в президентских выборах может показаться абсурдным и даже откровенно глупым. Однако стоит вспомнить, что на предыдущих выборах в 2002 году кандидат от CPNT набрал 4,23 процента голосов и обошел некогда могучих коммунистов. Словом, с охотниками не все так просто.

Изначально партия создавалась действительно под охотников. Однако со временем круг интересующих ее вопросов значительно расширился. Партия прошла через весьма серьезные изменения и в какой-то степени просто оказалась заложницей своего старого названия. Главной задачей на сегодняшний день Фридерик Ниус видит защиту интересов сельской Франции и ее жителей. В интервью радио France Culture он отметил, что проблемы сельских жителей, к которым относятся не столько крестьяне и фермеры, сколько жители небольших городков и деревушек, не обязательно занятые в сельском хозяйстве, практически никак не рассматриваются власть предержащими.

Как ни странно, куда больше внимания уделяется мультикультурным жителям пригородов больших городов. По словам Ниуса, это правильно, но о жителях сельской местности, которые представляют 20 процентов населения Франции, также нельзя забывать.

На выборы Ниус идет, по его собственному признанию, прежде всего для того, чтобы обратить внимание правительства на положение в сельских провинциях. Он считает, что во Франции настоящий кризис политического представительства, элиты живут отдельно от населения и полностью монополизировали политическую жизнь. Единственным способом заявить о своих чаяниях и желаниях остаются президентские выборы. Мысль, в целом, весьма интересная, которая отчасти объясняет, почему на выборы идет такое большое количество "маленьких кандидатов".

Тем не менее на случай гипотетической победы у Ниуса имеется собственная программа действий. Как и в случае с другими традиционалистами, он предлагает восстановить и улучшить функционирование социальной и коммунальной инфраструктуры в сельских районах. Ниус выступает против "парижианизма" - роли, которую центр присвоил в решении вопросов жизни провинции, а также резко критикует "европейских технократов", и хотя не требует выхода из Европы, настаивает на том, что принципы организации Евросоюза должны быть изменены в соответствии с чаяниями рядовых граждан. Наконец, он выступает за "новую экологию" в противовес "салонной экологии" французских "зеленых", далеких, по его мнению, от понимания людей, которые непосредственно живут в провинции среди природы.

Парниковые зеленые

В какой-то степени кандидат от "Зеленых" 49-летняя Доминик Вуане действительно больше политик и при этом социалист, чем экологист. Даже среди ее собственной партии раздаются упреки в том, что она чересчур привержена союзу с Социалистической партией. В частности, заняв в 1984 пост партийного руководителя, она отказалась от старой тактики "ни правым, ни левым" и предпочла левых. Во многом благодаря этому в 1997 году она вошла в правительство социалиста Лионеля Жоспена, заняв пост министра окружающей среды и благоустройства. Доминик Вуане участвовала в президентских выборах в 1995 году, набрав 3,2 процента голосов.

Деятельность ее на этом посту расценивается неоднозначно. Она разрешила создать на территории департамента Meuse хранилище ядерных отходов, включила генно-модифицированную кукурузу в список разрешенных сельскохозяйственных культур. Более того, чтобы спасти природу от охотников, она запретила им использовать свинцовую дробь, значительно сократила количество дней в году для охоты и перенесла даты охотничьих сезонов, что привело охотников в бешенство. Они разгромили ее офис.

В это раз она предлагает сократить на 30 процентов долю электроэнергии вырабатываемой АЭС, прекратить строительство мусоросжигателей, запретить использование пестицидов. Все это перемежается с типичными для левых предложениями о распространении 35 часовой рабочей недели на малые и средние предприятия, легализация иммигрантов-нелегалов и т.д.

Умение слушать

В целом выдвижение маленьких кандидатов от традиционалистов и зеленых иллюстрирует одну из основных черт политической жизни Франции. А именно, существование широкого круга вопросов, о которых большие кандидаты не считают нужным упоминать, но которые от этого не становятся менее важными. Конечно, во втором туре выборов традиционалисты, как к магниту, притянутся к более сильному кандидату. Тот, в свою очередь, должен не оставить их пожелания без внимания. И, прежде всего, потому что, несмотря на различия, большинство из них очень настороженно относится к единой Европе и чувствует исходящую с этой стороны угрозу. А своих граждан надо защищать.

Алексей Демьянов

Мир00:02Сегодня
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма
Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?