Новости партнеров

Нетипичный маньяк

Никто не смог разглядеть в 23-летнем корейце самого страшного убийцу в истории США

Имя южнокорейского студента Чо Сын Хи теперь всегда будет упоминаться криминалистами наравне с именами Теда Банди, Дэвида Берковица, Германа Холмса и неуловимого Зодиака. И несмотря на то, что в общей сложности его "коллеги" убили гораздо больше людей, Чо Сын Хи еще очень долго будет принадлежать печальный рекорд - 32 человека за два часа бессмысленной бойни.

Теперь, после выяснения личности убийцы, начинают всплывать самые странные подробности из его биографии. Оказывается, что почти все, с кем он общался в институте, отмечали его замкнутость и немотивированную агрессию. Оказывается, что он временами впадал в глубокую депрессию и горстями поглощал лекарства. Оказывается, что он бил своих подружек и даже устраивал пожар в общежитии.

Более того, многие из тех, кто знал Чо лично, сразу же после получения известия о происшествии в Вирджинском политехническом институте вспомнили про замкнутого корейца и заподозрили именно его в совершении ужасного преступления. Во всяком случае, такими сообщениями наполнены блоги выпускников и нынешних студентов этого учебного заведения.

С одной стороны, это совершенно нормальная человеческая реакция: вспоминать о знакомом тебе человеке, который вдруг оказался монстром, самые невероятные детали, иногда не имеющие ничего общего с действительностью. С другой - все эти описания противоречат привычному для обывателя образу серийных убийц - спокойных, уравновешенных, не вызывающих никаких подозрений у друзей и, как правило, прекрасных мужей и отцов.

Чо Сын Хи был иным. Он писал пьесы, в которых фигурировали отцы-педофилы, матери-шизофренички, кошмарные дети, объясняющиеся со своими родителями исключительно при помощи нецензурных слов, пьесы, в которых последний довод оставался за куском арматуры, молотком или бензопилой. Как утверждают источники, близкие к следствию, в комнате корейца была обнаружена записка с проклятьями в адрес состоятельных сокурсников, стенаниями о царящей вокруг распущенности и пророчествами о скором конце.

Другими словами, Чо был давно и серьезно болен, но никто из его преподавателей и окружения, несмотря на обилие симптомов, не смог оценить исходящей от него угрозы.

Что именно подтолкнуло 23-летнего сына корейских иммигрантов, владеющих скромной химчисткой в той же Вирджинии, к столь страшному преступлению, пока неизвестно. Ясно лишь одно. Это не был спонтанный взрыв ярости, во время которого нормальный человек теряет над собой контроль и может совершать поступки, о которых потом жалеет всю жизнь.

Это было вполне хладнокровное и продуманное убийство, не таящее в себе никакой загадки, не мотивированное стремлением насладиться божественной властью, столь свойственным маньякам. Чо не пытался избежать правосудия, он просто решил заявить о себе таким образом, чтобы его запомнили. Надолго запомнили.

Методичность, с которой он готовился к этому преступлению, тому свидетельством. В марте 2007 года он легально приобрел оружие - 9-миллиметровый "Глок" и коробку патронов, заплатив в общей сложности около 600 долларов. Продавцы из компании Roanoke Firearms описали его как приветливого и, что самое странное, общительного молодого человека, который не вызвал у них никакого подозрения. Уже после бойни в Вирджинском политехническом институте квитанция об оплате оружия была обнаружена в его рюкзаке.

Затем он написал уже упоминавшееся восьмистраничное письмо, полное содержание котрого до сих пор держится следствием в тайне. Известно лишь, что, помимо выражения классовой неприязни, Чо рассуждал в нем о христианстве и своем разочаровании в религии. А затем, наполнив карманы приобретенного по случаю жилета патронами, отправился убивать.

Власти пока не спешат делать окончательный вывод о том, что убийства в общежитии и учебном корпусе - дело рук одного человека, но болтливые источники в полиции утверждают, что отпечатки пальцев и баллистические экспертизы однозначно указывают именно на это. Если такова была истинная хронология развития событий, то версия о желании заявить о себе получает еще одно подтверждение.

Между первым и вторым нападением прошло более двух часов - достаточный срок, чтобы нормальный человек одумался, ужаснулся и далее либо покончил с собой, либо сдался правоохранительным органам, либо, в конце концов, пустился в бега. Но Чо, вероятно, лишь проверил свои ощущения и понял, что поступает правильно.

И дальше случилось то, что случилось в аудиториях Norris Hall. Чо стрелял, возвращался, чтобы стрелять снова, переходил в другие классы, чтобы стрелять в спину выпрыгивающим из окон студентам, и делал все это, по описаниям очевидцев, совершенно спокойно. Как водится в таких ситуациях, каждый, кто оказывался под дулом его пистолета, вел себя по-разному. Кто-то отталкивал товарищей, чтобы первым убраться с линии огня, кто-то, как старик-профессор, закрывал своим телом дверной проем, выигрывая, таким образом, несколько секунд для своих студентов.

Чо остановился, видимо, только тогда, когда у него кончились патроны. 32 трупа и несколько десятков раненых - надежный способ остаться в памяти и истории. Последним выстрелом он размозжил себе голову.

Эксперты еще долго будут выяснять истинные причины этой бойни, политики еще долго будут спорить о возможности ограничения конституционного права на ношение оружия, руководства вузов будут спешно устанавливать металлодетекторы, а кинематографисты, выждав какое-то время, наверняка запустят в производство столь лакомый для их бизнеса сюжет.

К сожалению, все это не сможет с уверенностью гарантировать ни безопасность студенческих кампусов, ни спрогнозировать появление очередного Чо Сын Хи, который захочет добиться признания таким образом. Последний "рекорд" одинокого стрелка пока равняется 32.

Андрей Воронцов