Борьба богатых мальчиков

Салонная живопись манит не только русских коллекционеров

Неделя торгов русской живописью и декоративно-прикладным искусством в Нью-Йорке принесла конкурирующим домам Sotheby's и Christie's 60 миллионов долларов - чуть выше верхней границы эстимейта. Если бы не одно интригующее обстоятельство, то можно было бы считать, что русский сектор арт-рынка просто продолжает расти. Оказалось, что все куда интереснее.

До рекордной "Русской пасторали" Константина Сомова, проданной осенью 2006 года в Лондоне за 5,2 миллиона долларов, в апреле 2007-го не дотянул никто. Но 4,3 миллиона за авторское повторение "Видения отроку Варфоломею" Михаила Нестерова впечатлило многих. Хрестоматийно известное полотно находится в Третьяковке, и, видимо, именно это сыграло свою роль в ажиотаже на торгах Sotheby's: кому же из новых коллекционеров не лестно показывать у себя большое искусство? Еще в начале торгов сидевших в зале оглушила сумма, заплаченная за невыносимо приторную "Счастливую Аркадию" Константина Маковского: 3,4 миллиона. Судя по отчету корреспондента "Коммерсанта", картину купил дилер, несколькими минутами ранее упустивший "Юных цветочниц" Алексея Харламова (эта салонная работа ушла за 3,2 миллиона). Еще более интересное наблюдение сделал обозреватель агентства Bloomberg: он узнал, что и Нестерова, и Маковского, то есть два самых дорогих лота, приобрел киевский арт-дилер Сергей Табалов для неназванного украинского клиента. Табалов не удержался от счастливого комментария: "Приятно взять верх над русскими участниками аукциона". Кем бы ни был украинский коллекционер, он явно не собирался экономить и намеревался купить именно Нестерова и Маковского. Примечательно, что еще одна столь же сентиментальная и "кондитерская" работа автора "Счастливой Аркадии" ушла менее чем за 300 тысяч долларов.

Продаже на Christie's "Стены Соломона" из палестинской серии Василия Верещагина предшествовали невиданная по размаху пиар-акция и интрига. Картину предварительно показали в Третьяковке (что само по себе было весьма бестактно), а накануне торгов о ней удивительно часто говорилось во всех российских СМИ. Появились слухи, что покупка Верещагина для отечества высочайшим повелением возложена на кого-то из крупных бизнесменов, скорее всего, на Виктора Вексельберга. Президент "Реновы", впрочем, ничего не подтвердил. Еще одна смелая гипотеза гласила, что кто-то из русскоязычных израильтян-миллионеров по очевидным причинам интересуется картиной на иерусалимскую тему. Имя покупателя, которому "Стена Соломона" досталась за 3,6 миллиона долларов, неизвестно, но то, что он торговался по телефону по-русски, не осталось незамеченным.

По-настоящему интересные работы, проданные в ходе русской недели, - это, конечно, "Вид на Арсенальную гору" Нико Пиросмани (небывалая редкость на рынке, 1,8 миллиона), недавно найденные гуашевые иллюстрации Бориса Григорьева к "Братьям Карамазовым" и его же трехметровый фриз к "Ревизору" (1,5 миллиона и 992 тысячи соответственно). Покупатель Пиросмани известен - им оказался Анатолий Беккерман, владелец нью-йоркской ABA Gallery, знаток русской живописи начала XX века и обладатель прекрасной коллекции работ этого периода. Но кто оказался тонким ценителем Григорьева, произведения которого упорно дорожают год от года, и любителем русской литературы, остается тайной.

Эрудированные коллекционеры устроили нешуточное сражение за картину Марии Васильевой, русской художницы, жившей в Париже и дружившей со всеми великими художниками начала XX века. Ее "Ребенок с игрушкой", выставлявшийся с эстимейтом 80-120 тысяч ушел за 824 тысячи. Значительное оживление вызвал осенний пейзаж Бориса Анисфельда: яркая работа сезанновского темперамента была куплена за 908 тысяч при верхней оценке в 600 тысяч. По-прежнему устойчив спрос на работы Николая Рериха, хотя разброс цен на его живопись велик: от 200 тысяч до миллиона с лишним. Прекрасный портрет Татьяны Рябушинской кисти Натальи Гончаровой продан с двукратным превышением эстимейта: за 324 тысячи. В секторе послевоенного искусства абсолютным лидером по-прежнему остается Оскар Рабин: его "Бани (Нюхайте одеколон "Москва")" ушли с молотка за 336 тысяч.

Спрос на ювелирные миниатюры мастерской Карла Фаберже продолжил радовать аукционистов и удивлять прессу. Бонбоньерка в форме кресла, проданная за 2,2 миллиона, произвела изрядное впечатление на участников торгов: ее эстимейт составлял "всего" 1,5 миллиона долларов.

***

Весенние "русские" торги остались позади, впереди - июньская серия (11-го и 12-го - Sotheby's, 13-го - Christie's), и скоро мы узнаем, какие работы станут главными приманками в Лондоне. Интересно будет посмотреть, получит ли новое развитие русско-украинская интрига: азарта, похоже, не занимать обеим сторонам, а ставки высоки.

Юлия Штутина

Культура00:0712 декабря
Nocow

«Идет сильный откат назад на большой скорости»

Музыкант Nocow о запретах в России, клубной культуре и равнодушии к наркотикам