С Пентагоном не связан

Следственный отдел УФСБ закрыл дело против российского ученого

Уголовное дело в отношении известного российского ученого, заведующего лабораторией кинетики процессов горения новосибирского Института химической кинетики и горения (ИХКиГ) СО РАН, 65-летнего Олега Коробейничева было прекращено 25 мая 2007 года следственным отделом УФСБ по Новосибирской области за отсутствием состава преступления. Ученый обвинялся в передаче секретной информации о новой разработке научно-исследовательскому центру Министерства обороны США.

Официально дело против Коробейничева было возбуждено 17 марта 2006 года. Ему было предъявлено обвинение в разглашении государственной тайны (часть 1 статьи 283 УК РФ). Обвинение было основано на результатах проведенной по заказу новосибирского управления ФСБ экспертизы, которая установила, что ученый опубликовал в США работы, содержавшие секретные сведения в области ракетного топлива. Коробейничев не был арестован, однако с него взяли подписку о невыезде.

Расследование заняло у ФСБ почти девять месяцев. Лишь в декабре 2006 года оно было передано в суд. По словам начальника Управления ФСБ Сергея Савченкова, было установлено, что ученый занимался разработкой твердого ракетного топлива и передавал материалы непосредственно в научно-исследовательский центр министерства обороны США. Процесс слушания дела был строго закрытым.

Вскоре после этого трое известных сибирских ученых, академики РАН, бывшие директора этого института Юрий Цветков и Юрий Молин, а также нынешний руководитель ИХКиГ Сергей Дзюба, направили обращение в Общественную палату РФ в защиту своего коллеги. В письме, в частности, говорилось о том, что с 1993 года в институте нет секретных работ, так как российские ведомства их просто перестали заказывать. Обвинение же, предъявленное Олегу Коробейничеву, было основано на экспертном заключении, сделанном по его отчетам о ходе выполнения договоров по грантам исследовательского управления армии США 2002 года и более поздних лет.

Как заявил Сергей Дзюба, по результатам этих исследований в открытой печати были опубликованы статьи, студенты и аспиранты Коробейничева защитили дипломные и диссертационные работы. По его словам, впервые в российской истории в вину ученому были поставлены результаты его деятельности в сфере фундаментальных исследований, причем опубликованных в открытой печати и публично обсуждавшихся на научных конференциях и семинарах.

Он также отметил, что грант исследовательского управления министерства обороны США, соглашение о получении которого было заключено в 2002 году, предусматривал передачу результатов изучения горения модельного ракетного топлива, то есть течения и кинетики химических реакций компонентов топлива в условиях, близким к условиям в камере сгорания ракетного двигателя. Речь не шла о разработке новых видов топлива или каких-либо устройств.

С момента возбуждения против него уголовного дела Коробейничеву было запрещено давать какие-либо комментарии журналистам, так как материалы дела имели гриф "секретно". Однако после своего освобождения он выступил с подробным комментарием газете "Коммерсант", в котором сообщил, что первичное экспертное заключение, на основании которого было возбуждено уголовное дело, было составлено лабораторией, не имеющей соответствующих специалистов. Как только следователи обратились к профессиональным экспертам, дело пришлось закрыть за отсутствием состава преступления.

По его словам, пишет "Коммерсант", он никогда не занимался разработкой твердого ракетного топлива, а топливо, горение которого изучала группа его лаборатории, является модельным и в России никогда не использовалось. На установление истины ушло более года, и за это время был нанесен ущерб лаборатории, институту и российской науке, заявил Коробейничев. Еще на стадии следствия ученому предлагали написать заявление о признании вины и избежать наказания по амнистии, однако он отказался.

Коробейничев - ассоциированный член Американского института астронавтики и аэронавтики. В ИХКиГ Коробейничев пришел еще в 1961 году, сразу после окончания Московского физико-технического института. За сорок пять лет он проделал путь от аспиранта до заведующего лабораторией и опубликовал более 170 работ, включая монографии, учебные пособия и изобретения. Помимо работы в лаборатории, Коробейничев преподавал в Новосибирском государственном университете.

Ученый пока не получил на руки постановления о прекращении дела, но его адвокат сообщил, что соответствующее постановление следователя уже утверждено областной прокуратурой. Решение о возмещении морального ущерба Коробейничев пока не принял, однако выразил надежду, что руководство УФСБ публично извинится перед ним.

За последние несколько лет обвинения по подозрению в шпионаже были выдвинуты в отношении еще нескольких российских ученых. Ученый-физик Валентин Данилов в 2004 году был приговорен к 14 годам лишения свободы за незаконную передачу секретных сведений Китаю. В том же году Мосгорсуд приговорил ученого Игоря Сутягина к 15 годам лишения свободы за то, что он за вознаграждение передавал в 1998-1999 годах секретные сведения представителям военной разведки США. В настоящее время Данилов и Сутягин отбывают наказание в колонии строгого режима.

В 2000 году при передаче чертежей противолодочной торпеды "Шквал" американцу Эдмонду Поупу был задержан профессор МГТУ имени Баумана Анатолий Бабкин. 19 февраля 2003 года Мосгорсуд приговорил его к 8 годам условно. Кроме того, в 2003 году ФСБ возбудила дело против директора Института проблем сверхпластичности металлов РАН Оскара Кайбышева, обвинив его в разглашении гостайны. Впоследствии это обвинение было снято, а дело о передаче им в Южную Корею двойных технологий слушается в суде Башкирии.

Артем Сторонов

РоссияПартнерский материал

Впереди планеты всей

Невероятный тест о способностях россиян
18:2314 декабря