Хавала по-московски

В столице раскрыта уникальная сеть нелегальных денежных переводов

Московские оперативники смогли выследить и арестовать участников международной сети "хавала", которая занимается нелегальным переводом денег, чаще всего от мусульман к мусульманам. В отличие от западных аналогов типа Western Union, мусульманская сеть построена на доверии, а не на официальных документах. Во многих странах "хавалу" считают очень опасной, поскольку через эту сеть террористы могут переводить почти неограниченное количество средств в любые страны.

Выследить "хавалу" и доказать причастность подозреваемых к нелегальному переводу средств почти невозможно. В западных странах завуалированная реклама сетей "хавалы" появляется даже в газетах - но ведь в таком же завуалированном виде в них может публиковаться и реклама проституции или наркотиков. Борьба с этими видами бизнеса ведется уже веками, но результатов пока немного - арест одного участника теневой системы приводит к тому, что на его месте появляются еще несколько.

Работает "хавала", широко распространившаяся по миру в середине XX века, приблизительно следующим образом. Представим, что гастарбайтер в Европе хочет перевести деньги своей семье в город N где-нибудь в Средней Азии. У него есть два варианта действий. Первый - обратиться в международную компанию по переводу денег, где он должен будет предоставить справки о доходах, ждать перевода несколько дней или недель и заплатить за услуги до 20 процентов от общей суммы.

Второй вариант - найти участника сети "хавала". Отдать ему деньги без всяких справок и документов, то есть рискнуть всем капиталом. Через день-два они дойдут до самого отдаленного уголка Средней Азии. При этом комиссия составит всего несколько процентов - впрочем, ее окончательная сумма зависит от того, насколько участник "хавалы" знаком с клиентом и какие он получил о нем рекомендации. Неофициальные, естественно.

"Хавала" может столь оперативно доставлять средства из-за очень развитой сети по всему миру. Отношения в ней развиваются на принципе доверия и взаиморасчетов, а документация фактически не ведется. Таким образом, доказать, что тот или иной человек причастен к отмыванию средств, оперативникам бывает очень сложно.

"Хавала" широко распространена в европейских странах, где традиционно много гастарбайтеров-мусульман, и в первую очередь в Великобритании. В США, по разным данным, действует до нескольких сотен отделений "хавалы". Они обычно работают под прикрытием какой-либо маленькой компании - по ремонту часов, продаже фруктов и других. Через фирмы-однодневки "хавала" может переводить средства и на легальные счета банков, работающих, как правило, в офшорных зонах.

Неофициальную сеть перевода денег традиционно сравнивают с деловыми отношениями, существовавшими в средние века. Да и само слово "хавала" появилось в Средней Азии и на Ближнем Востоке вовсе не в XX веке - его первые упоминания встречаются в исламской юриспруденции еще в восьмом веке. В разных странах "хавалу" зовут по-разному - от "фей кван" в Таиланде до "кса-вилаад" в Сомали.

Московский вариант

В Россию сеть "хавала" пришла вместе с гастарбайтерами. Многие из них работают нелегально и, следовательно, не имеют возможности переводить деньги официально. Ездить же постоянно на родину с крупными суммами денег - и опасно, и накладно. А учитывая, что официальная система денежных переводов в России развита не очень хорошо, "хавала" рано или поздно должна была занять часть рынка. А следовательно, должны были появиться и уголовные дела, связанные с этой сетью.

В начале 2007 года сообщалось, что Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков раскрыла этническую сеть, легализовавшую доходы приблизительно на 3,8 миллиарда долларов. В ходе расследования, в частности, выяснилось, что нелегалам помогали опытные финансисты, помогавшие выстраивать "серые" схемы перевода средств.

В самом конце июня 2007 года газете "Время новостей" стало известно, что данное расследование подошло к концу. Выяснилось, что всего заведено два уголовных дела. По одному проходят граждане Афганистана Ахмад Шабир Афшар и Худайдад Хамаюн, по другому - уроженец Азербайджана и гражданин России Фуад Мамедов.

Они работали независимо друг от друга, но в одном и том же месте - на Черкизовском рынке, известном центре нелегальных эмигрантов. Их конторы обслуживали не только мусульман - "хавала" сумела привлечь клиентов-китайцев. Для того чтобы оповестить их о наличии сети, по рынку циркулировали листовки на китайском языке и реклама в газетах, которые распространяет китайская диаспора. Китайские клиенты в России приносят "хавале" значительную прибыль, ведь только согласно официальным данным, в 2007 году на территории нашей страны впервые стало больше гастарбайтеров из Китая, чем из любой другой страны, в том числе Украины.

По данным следствия, все трое задержанных оказались в структуре "хавалы" довольно значимыми лицами. Например, Афшар стал инициатором московского отделения сети, а Хамаюн - куратором. Бухгалтерию они тщательно уничтожали, из-за чего оперативники располагают документами только за 2005 год. Но даже эти цифры все равно впечатляют - только за год "хавала" смогла переправить за границу около семи миллиардов рублей.

Дело Мамедова чуть-чуть отличается от дел Афшара и Хамаюна. Он специализировался не на доставке денег конечным потребителям, а на переводе их на китайские банковские счета - в Банк Китая, Сельскохозяйственный банк или Промышленный и коммерческий банк Китая.

Что делать?

С точки зрения западной юриспруденции, сеть "хавала" - незаконна. Она подрывает многовековые принципы ведения бизнеса в Европе и США, уходя из-под контроля надзорных органов. В то же время "хавала" добилась того, чего не может добиться ни одна западная компания - безоговорочного доверия клиента. Огромные деньги путешествуют по миру без всяких расписок. Неизвестно, сколько денег в "хавале" пропадает, то есть не доходит до адресата. Но думается, немного - иначе такая система не могла бы существовать.

На частном примере "хавалы" понятно, насколько разошлось видение глобальной экономики у европейцев и американцев с видением мусульман с Ближнего Востока. Европейцы с помощью кредитов МВФ и Всемирного банка, а также разных государственных преференций согласны помогать бедным странам.

На Ближнем Востоке идее западной гуманности противостоит идея восточной общности, причем все чаще не в философском или политическом ключе, а в экономическом. Недаром, например, по всему миру в последнее время открываются банки, работающие по законам шариата. В финансовом плане они могут быть не эффективнее, чем обычные европейские финансовые организации. Но работают они, повторимся, по другому принципу, благодаря чему и привлекают клиентов. Иногда значительно успешнее своих западных конкурентов.